Новости дня

24 февраля, суббота







23 февраля, пятница















22 февраля, четверг























Легенда советской музыки Лядова: ее песня еще не спета?

«Только звезды» №1-2018

Фото: Денис Зинченко // "Собеседник"
Фото: Денис Зинченко // "Собеседник"

История Людмилы Лядовой, песни которой исполняли Кобзон, Зыкина и Утесов, всколыхнула всю страну.

Директор 92-летнего композитора Галина Горбенко заявила, что народная артистка России, лауреат Государственных премий СССР и РСФСР пропала. Вскоре выяснилось, что она под надежной опекой якобы друга семьи, адвоката Виктора Дворовенко. Он решил позаботиться и о муже композитора, определил его почти на год в клинику для зависимых, где умер Марьянов. Своих детей у супругов нет, зато есть роскошная квартира возле Кремля стоимостью 80 миллионов рублей. И тут многих стали терзать смутные сомнения. 

– 13 лет была директором Людмилы Алексеевны, – рассказывает Галина Горбенко, она бывшая солистка Белорусской филармонии, вышла замуж за москвича и в столице познакомилась с Лядовой. – Этот адвокат появился в ее жизни в 2013 году. Она мне его представила как сына своей подруги и соседки по даче в подмосковном поселке Руза. Мы ходили с Лядовой и с ним в ресторан. А вскоре Людмилу Алексеевну положили в Боткинскую больницу в связи с болями в спине, она была в двухместной палате, поэтому я ночевала с ней. У нас были отношения не просто как у директора и артиста, я ее оберегала, и многие мои знакомые спрашивали: мол, это твоя бабушка? Дворовенко со своей мамой приезжал к ней один раз в больницу, и после этого я о нем ничего не слышала на протяжении трех лет. В 2016 году Людмила Алексеевна ездила в санаторий в Анапу, там ее подлечили, она отдохнула и вернулась в прекрасной форме. По возвращении в Москву решила выступить на концерте памяти Валентины Толкуновой. А за неделю до выступления поехала на дачу в Рузу, там был ее муж Александр Федорович. За день до концерта я позвонила организаторам, чтобы уточнить, какой по счету выступает Лядова. Мне сообщили, что она в реанимации с инсультом. Я позвонила ее супругу, он сказал, что сам не понимает, где она находится, сказал, мол, всеми делами занимается Виктор Дворовенко. Оказывается, она была у него в гостях на даче и там случился инсульт. Позвонила Виктору, он мне сказал, что его отец врач и поднял все свои связи, чтобы определить ее в хорошую больницу, где лечат якобы космонавтов. Но где конкретно Лядова, не сообщил. А потом и ее муж пропал. Виктор сказал, что Александра Федоровича надо лечить от алкоголизма, и он положил его в клинику Маршака. Я удивилась, ведь Лядов не пил особо, за 13 лет, может, пару раз его и видела пьяным. Ну я тут подняла все свои связи, и мне сообщили, что ни в одном филиале клиники Маршака его нет. Виктор разгневался на то, что я его проверяю, и резко бросил: «Он в надежном месте». Только после смерти актера Дмитрия Марьянова в клинике для зависимых людей «Феникс» в подмосковном городе Лобня я узнала, что там целый год держали Александра Федоровича, пока он не подпишет какие-то бумаги. Кстати, в это учреждение Марьянова, как известно из СМИ, привозил брат этого же адвоката...

Я выступила в программе «Прямой эфир» у Бориса Корчевникова и сообщила, что Лядова пропала. Понимала, что за это поплачусь. Вскоре вышла программа «Пусть говорят», к Малахову пришел Виктор Дворовенко, и там меня размазали по стенке. Обвинили во всех грехах: в том, что я ношу ее концертные платья, вообще психически больная, а когда Лядова лежала в больнице, собирала деньги на ее похороны. Он настроил почти всех друзей Людмилы Алексеевны против меня, поэтому и сама она обо мне, наверное, слышать не хочет. Но дело все в том, что, насколько мне известно, не только Александр Федорович подписал какие-то документы, но и сама Лядова. А ведь она инвалид I группы по зрению и могла просто не увидеть, что подписывает. Ей все-таки 92 года, детей у них с Лядовым никогда не было, родственников нет. И нельзя исключить, что квартира в центре Москвы возле Кремля уже продана...

Четырехкомнатная квартира музыкантов находится в паре шагов от главной улицы столицы – Тверской, в легендарной высотке, здесь жили такие известные музыканты, как Галина Вишневская и Мстислав Ростропович, Арно Бабаджанян, Эдуард Колмановский. В общем, квадратные метры тут на вес золота. Поэтому стоимость квартиры Лядовой – 80 миллионов рублей – вполне реальная сумма. Мы отправились в ее квартиру, чтобы посмотреть, кто там находится сейчас. Дверь нам открыла женщина, которая представиться отказалась, и пригласила нас в комнату. Там мы увидели свернувшегося калачиком Александра Федоровича, он дремал на старом диване. 75-летний мужчина оживился, узнав, что мы из газеты.

Фото: Денис Зинченко

– Я почти год провел в клинике «Феникс», меня там насильно держали. Чтобы выбраться оттуда, пришлось подписать документы какие-то, о чем они, не знаю, но думаю, что на квартиру. Это все Виктор Дворовенко устроил!

– Этот человек не понимает, что несет, – закричала неизвестная женщина, как потом выяснилось, сиделка, которую нанял вышеуказанный персонаж. – Виктор увез Людмилу Алексеевну в больницу, собрал ради нее целый консилиум, лечит ее, заботится о ней. А этот пьяница! Что с него взять! Лядова много лет молчала о том, что он пьет!

Во время этой пламенной речи Александр Федорович то недоуменно смотрел на свою оппонентку, то понуро опускал глаза в пол, но ни разу не перебил ее. Женщина высказалась и удалилась на кухню.

– Вы понимаете, что эти ребята очень настойчивые, назойливые даже... Они ведут себя ужасно! Приставили сиделку, все контролируют, меня увозят в клинику, Милочку мою постоянно забирают куда-то...

– А что Людмила Алексеевна вам говорит?

– Она после инсульта не очень понимает, что происходит. Думаю, у нее с психикой не очень в порядке...

Мы позвонили самому Дворовенко, чтобы услышать его версию происходящего. На все наши вопросы ответ был по-адвокатски скуп и монотонен:

– Я не буду это комментировать, имею право!

Надеемся, что соблюдение всех прав и обязанностей проверят Следственный комитет и прокуратура.

– Мы с Милочкой познакомились в 1972 году в оркестре, – объясняет Александр Федорович, он тоже музыкант, бывший саксофонист. – 45 лет прожили вместе, и все было хорошо, пока не появились эти... У нее инсульт случился, а меня в клинику засунули. Вот эти квадратные метры Милочка заработала своим трудом, кровью и потом. Мне от нее ничего не надо, у меня есть своя квартира в Москве, но нельзя же так себя вести, так отбирать жилье. Я очень вас прошу, помогите мне с юридической защитой, обратитесь от моего имени к читателям, может, кто-то захочет меня защищать. Пенсия у меня небольшая, но, может, хватит... Вот запишите мой мобильный телефон.

Но когда наш собеседник взял сотовый, то выяснилось, что кто-то вытащил из аппарата сим-карту.

– Это уже уголовщина какая-то, – воскликнул Лядов. – Хорошо хоть пока на улицу меня выпускают, не знаю, что будет дальше... 

P.S. По нашей просьбе бывший полковник милиции, адвокат, кандидат юридических наук Евгений Черноусов согласился оказать бесплатную юридическую помощь Александру Федоровичу.

Точка зрения:

Татьяна Кузнецова, автор трех книг о Лядовой

Фото: Денис Зинченко

– Мы с Людмилой Алексеевной дружим с начала 90-х, я прекрасно знаю ее и Александра Федоровича. Он последние годы выпивает и нуждается в лечении. Никто квартиру у них не отбирает, Лядова сама решила завещать ее Виктору Дворовенко. Он со своими братьями рос у нее на глазах, они были соседями по даче и сегодня ей помогают, восстанавливают ее после инсульта. Я почти каждый день с ней общаюсь, она в своем уме, а мужу ее не верьте. Она называет Сашу предателем! Он был прекрасным супругом: везде возил ее, ухаживал, помню, прекрасные котлетки готовил, а под старость лет спился – такое бывает. Он был в реабилитационном центре, где конкретно, я не знаю, а когда вышел оттуда, стал говорить какую-то чушь о том, что его вынудили подписать некие документы.  Лядовы вообще должны быть очень благодарны семье Дворовенко за помощь во всем, мы с Людмилой Алексеевной часто бываем у Виктора в гостях, он прекрасный человек.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания