Новости дня

19 февраля, понедельник




















18 февраля, воскресенье

























Режиссер Беата Бубенец: Рада, что увидела лица тех, кто мне угрожает


Беата Бубенец // стоп-кадр Youtube

Sobesednik.ru побеседовал с режиссером фильма «Полет пули», показ которого на «АртДокФесте» сорвали 10 декабря.

Документальный фильм о войне на Донбассе «Полет пули», московский сеанс которого в рамках «АртДокФеста» сорвали российские радикалы, сняла молодой режиссер Беата Бубенец. У нее российский паспорт.

О том, как Беата смогла снять кадры со стороны батальона «Айдар», она рассказала Sobesednik.ru в субботу после первого показа в Москве. Тот сеанс удалось довести до конца, несмотря на присутствие в зале представителей движения SERB и других националистических организаций.

Пока зрители досматривали еще один фильм, в фойе между радикалами и режиссером, а также директором «АртДокФеста» Виталием Манским состоялся «жесткий разговор». Повторный сеанс «Полета пули» был сорван этими же людьми на следующий день, в воскресенье, 10 декабря. «АртДокФест» переезжает из кинотеатра «Октябрь» на территорию посольства Чехии в РФ, вход на показы будет возможен по предварительной регистрации и только при наличии паспорта.

— Нервничали перед сеансом?

— Да, немного. Днем раньше был показ в Петербурге, туда пришел человек, который тоже сказал, что он ополченец, и был возмущен тем, что показывается «Айдар» (бойцов этого украинского батальона обвиняют в преступлениях против мирного населения на востоке Украины. — прим. авт.). Сегодня я ожидала, что будет что-то подобное. Перед сеансом мне стали приходить сообщения от какого-то анонима с угрозами. Но я рада, что они пришли сюда. Хотя бы увидела в лицо, кто мне угрожает. Рада, что хоть в таком виде, но есть дискуссия. Обсуждение на повышенных тонах — все-таки лучше, чем стрельба.

— Фильм снят одним кадром, без пауз и монтажа. 80 минут насыщенного материала. Там, на войне, все эпизоды такие яркие или просто повезло, что события легли в кадр одно за другим?

— У меня много материала. Не знаю, можно ли остальной сравнивать с этим по насыщенности, но интересных съемок действительно много, причем и с той стороны, и с этой. Я искала способ, как обо всем рассказать, но поняла, что невозможно все включить в один фильм. Есть идея сделать хронику, чтобы вот эти люди, которые возмущаются, что я снимаю все с одной стороны, посмотрели материал и с другой. У людей есть потребность в том, чтобы увидеть, как это происходит на самом деле, увидеть очень близко и именно в тот момент, когда война была в самой горячей фазе. У меня все это есть.

— Как вы попали туда?

— К «Айдару»? К «Айдару» я попала после того, как попала в украинский плен. Поехала туда искать героя своего первого фильма — чеченца Руслана.

— Он был у них в плену?

— Нет-нет, наоборот, он служил в «Айдаре». Но попала сначала не к «Айдару», а к каким-то другим ребятам. Это был совсем другой батальон, они меня заподозрили: странная девочка с камерой, еще и с российским паспортом, наверное шпионка, — и схватили в плен. Но я успела написать эсэмэску своему другу, который поднял шум, и меня отпустили через день. Вот этот одноглазый человек, который был в фильме, — это герой проекта «Реальность», они позвонили ему. Когда все разрешилось, он мне сказал: «Давай тогда ты будешь с нами, мы тебя защитим, ни сепаратистам, ни украинцам, никому не отдадим».

— Вы живете в России?

— Я родилась в Якутске, мама у меня якутка, папа украинец. Все детство и почти всю жизнь прожила в Нижнем Новгороде, сейчас живу в Москве.

Теги: Украина, ДНР ЛНР

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания