Новости дня

24 апреля, вторник




























23 апреля, понедельник

















Фото с историей: Заглянуть в глаза "Родине-матери"

«Собеседник» №46-2017

«Стою, маленький человечек, а рядом это великолепное лицо!» // Фото: Виталий Арутюнов
«Стою, маленький человечек, а рядом это великолепное лицо!» // Фото: Виталий Арутюнов

По случаю 50-летия воздвижения памятника «Родина-мать зовет!» Sobesednik.ru решил вспомнить фотокадры с его вершины.

Полвека назад, в конце 1967 года, в Волгограде было закончено строительство монумента «Родина-мать зовет!» – на тот момент высочайшего в мире.

Сейчас знаменитую скульптуру реставрируют. Говорят, впервые за всю ее историю, но это неправда: в 1986 году во время другого ремонта вместе с альпинистами на вершину монумента поднимался фотокорреспондент Виталий Арутюнов, сделавший серию редких снимков и испытавший, по его словам, невероятно сильные чувства. Вот как это было.

– Незадолго до тех событий я был в Волгограде в командировке и познакомился с ребятами из местного клуба альпинистов. Узнал, что им предстоит реставрировать скульптуру «Родина-мать», и, конечно, загорелся поучаствовать. Прилетел в Москву, поговорил с редакторами из АПН (Агентство печати «Новости». – Ред.), где тогда работал, они тоже заинтересовались. Но как заявить начальству тему? «Реставрация «Родины» – представьте, как это звучало в те годы. Тем не менее о том, что скульптура остро нуждалась в реставрации, говорили тогда много, просто не знали, как к ней подступиться. В конце концов кому-то пришла в голову идея привлечь альпинистов.

Фото: Виталий Арутюнов

Летом 1986 года ребята мне позвонили и сообщили, что готовы приступить. Мы срочно придумали для командировки какую-то тему для отвода глаз, а снимать главную – реставрацию – я взялся втихую. Никто мою кандидатуру ни с кем не утверждал, разрешение не оформлял, даже на месте, в Волгограде, никто не знал, что я в этом участвую. Я так горел, что было все равно, какие будут последствия. Мог ли я вообще когда-то подумать, глядя на «Родину-мать», что смогу оказаться наверху, на ее плече, посмотреть ей в глаза? Она всегда была одной из моих любимых скульптур – невероятно красивая, величественная и при этом грациозная, эмоциональная!

В назначенный день я прилетел в Волгоград, встретился с альпинистами прямо у монумента и услышал вопрос: «А вы вообще альпинист?» Нет, говорю. «А как же вы там, наверху, будете? Ну хотя бы спортсмен?» Да нет, совсем не спортсмен. Я приехал, как ходил на работу – в обычной одежде, в кроссовках, с тремя камерами. Думал, прогонят, но нет – и я был ужасно благодарен ребятам. Сейчас такое было бы невозможно в принципе.

Члены волгоградского клуба альпинистов обследовали
всю скульптуру сантиметр за сантиметром
// Фото: Виталий Арутюнов

Рядом со скульптурой был установлен своеобразный лифт, на котором мы поднялись на самый верх. Перешли на плечо. Я встал прямо около головы. Стою, маленький человечек, в немом восхищении, и рядом это великолепное, грандиозное лицо! По плечу и руке шел трос, к которому ты прицеплялся карабинами: один к тросу – один к себе. И так мы все двигались по скульптуре: дошел до определенного места, перестегнулся, пошел дальше. Помню, ребята меня прицепили к страховке и я… побежал. Бегал, снимал одной камерой, другой, третьей. Вверх, вниз. Ни о чем не думал, ничего не боялся, а там везде ширина небольшая:  на плече, например, всего метра полтора. При этом был сильный ветер, порывистый. Одна из альпинисток, Галя, глядя на это, сказала: «Ну, может, и не альпинист, но точно спортсмен».

Отдыхали ребята прямо наверху, а обедать спускались – за скульптурой в поле у них был разбит своеобразный лагерь. Я снимал и внизу, снова поднимался. Работал практически весь день, всю их смену. И не было никакого страха. На меня уже перестали обращать внимание, все работали – скалывали налет со скульптуры молотками, чистили ее специальным струйным аппаратом, замазывали трещины.

В 1987 году этот снимок принес автору самую престижную награду в фотожурналистике
// Фото: Виталий Арутюнов

Закончил я съемку на том же плече. Осмотрелся, положил камеру в кофр. Поднял голову, взглянул вниз, увидел где-то вдалеке крошечные дома. И такой меня ужас обуял! Стою, шевельнуться не могу. Тихонько кричу: «Га-ля! Га-ля!» Она услышала меня, повернулась. «Помогите мне дойти до лифта!» – говорю. Она улыбается. Знаете, как иногда бывает: человек тонет, кричит, а все думают, что он шутит. Но, видимо, на лице моем все было написано, и Галя подошла ко мне осторожно, повернулась спиной, чтобы я ее обхватил, и мы крошечными шажочками пошли. Только в лифте я выдохнул. Потом уже, спустя много дней, подумал: ведь могло же случиться что угодно. Споткнулся бы, повис на страховочном тросе и умер от разрыва сердца – такая там головокружительная высота. Но все равно я был счастлив. Такое, наверное, раз в жизни случается.

Кстати, съемка, которую я тогда привез, вышла не только у нас, но и во многих зарубежных СМИ, а потом завоевала золотую медаль Международной организации журналистов и премию World Press Photo – самую престижную в фотожурналистике.

И это всё о ней

Монумент «Родина-мать зовет!», находящийся на Мамаевом кургане в Волгограде, – часть ансамбля «Героям Сталинградской битвы». Высота железобетонного памятника – 87 метров. Строительство началось в 1959 году и продолжалось 8 лет. В последующие годы было две реставрации: в 1972 году заменен 33-метровый меч, в 1986 году проведены работы по очистке, заделыванию трещин и покрытию монумента специально разработанным для него гидрофобным составом. Эту задачу выполнили спортсмены из местного клуба альпинистов. Туристы могли наблюдать за их работой, так как памятник не был закрыт лесами. Летом этого года началась масштабная реставрация, которая продлится до 2019-го, сейчас она ведется внутри памятника.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №46-2017 под заголовком «Заглянуть в глаза "Родине-матери"».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания