Новости дня

22 ноября, среда


































21 ноября, вторник











Перед смертью Михаил Задорнов "помирился" с церковью

«Собеседник» №43-2017

Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

На 70-м году жизни умер Михаил Задорнов. В последнее время он не появлялся на публике и общался с поклонниками в сети. 

О страшном диагнозе писателя – рак головного мозга четвертой стадии – заговорили осенью 2016 года. И в это трудно было поверить. Всегда улыбающийся, спортивный, тщательно следивший за своим здоровьем Задорнов ну никак не ассоциировался с этим зловещим словом – «онкология». Сам Михаил Николаевич нашел в себе смелость прокомментировать эти слухи. В социальных сетях он подтвердил диагноз, но искренне просил оставить его в покое. 

Тогда лечение писатель начал в Германии, а продолжил в Москве и в родной Прибалтике. Параллельно изредка продолжал гастролировать. Но летом этого года Задорнов объявил, что решил отказаться от дальнейшего лечения и провести последние дни в окружении семьи без изнурительных процедур. 

«Большинство богатых стали негодяями»

От сатирика доставалось всем: и президенту, и звездам эстрады, и обычным жительницам Владивостока (вспомните, как он припечатал их со сцены – «выглядят, как проститутки»). Казалось, авторитетов для Михаила Николаевича не существовало. Только его отец Николай Задорнов  оставался для него образцом настоящего мужчины и талантливого писателя. Именем папы сатирик в 2009 году назвал библиотеку, которую открыл в Риге на собственные средства. Библиотека работает и сегодня, причем абсолютно бесплатно для читателей. Во время нашей беседы в 2015 году на мой вопрос, почему на такое благое дело Задорнов не нашел спонсоров, он отмахнулся: 

– Когда я открыл библиотеку,  богатые знаете какие книги несли? Справочник прачечных города Томска, сборник фотографий московского водопровода… Большинство богатых, даже если они были приличными людьми, не понимают, что стали негодяями. Потому что – из грязи в князи. И они не ведают, что творят. В последнее время, когда сижу в компании бизнесменов, слышу разговоры только о бабках. Они о бабах перестали разговаривать, а я этого не выношу! Я никогда не ходил и не унижался перед банкирами. Если надо было поставить памятник няне Пушкина Арине Родионовне, сам ставил и никого не просил. Недавно оказался в окрестностях Питера и, проезжая мимо поселка, где жила Арина Родионовна, вдруг вспомнил, что когда-то там поставил ей памятник. Представляете, совсем об этом забыл! Хотя потратил около миллиона рублей, провел конкурс, всех наградил и отлил монумент в бронзе.

На интервью Задорнов соглашался неохотно, ему жаль было тратить время на разговоры с журналистами. Но общался Михаил Николаевич без пафоса, высказываясь с присущим только ему юмором. Например: «Русский народ – птица феникс. Если бы я участвовал в программе «Камеди Клаб», то сказал бы, что феникс – это пенис, потому что он всегда встает и заново возрождается». 

«Мясо порождает агрессию»

Тем, в какой форме находится Михаил Николаевич, восхищались многие. Еще бы, Задорнов любил следить на собой. Например, последние двадцать лет не употреблял мясных продуктов, говорил, что их ему заменяет творог: 

– Мясо порождает в человеке агрессию, а я человек неагрессивный, оно мне не нужно.

С любимыми Еленами – женой (слева) и дочкой
С любимыми Еленами – женой (слева) и дочкой // Фото: Сергей Иванов

Сатирик занимался йогой, играл в теннис, на сцене мог запросто сесть на шпагат или пройтись на руках. Любил много путешествовать, признавался, что литературное вдохновение к нему приходит только в поездках. Некоторым иногда казался резким, но это потому, что всегда говорил с собеседником честно и прямо. Вспоминается, как на мой вопрос, что он вкладывает в понятие «друг», Михаил Николаевич ответил:

– Когда я его не предаю. У меня есть один друг, который не раз меня предавал, а я его – никогда. Значит, он все равно мне друг. Люди обычно ждут, чтобы любили их, а если не получают этого чувства – испытывают разочарование, переживают драму. Но надо спросить прежде всего себя: а сам-то ты любишь? Если да – радуйся! Зачем глупостями заниматься? Когда тебя предает тот, кого считаешь другом, то это не твоя проблема, а его. 

Михаил Николаевич – единственный, кому доверили читать новогоднее обращение перед боем курантов. Это было в 1991 году, когда распался Советский Союз. Сатирик так увлекся в прямом эфире, что проговорил свое обращение на минуту дольше. Это было впервые в истории телевидения, когда бой курантов несколько запоздал. «Главное событие Нового года – это Новый год. Он наступил, несмотря ни на что. Многие думали, что его перенесут или заменят на другой праздник». 

За четыре дня до смерти стало известно, что когда-то критиковавшего всякую религию и православную церковь Михаила Задорнова соборовали в церкви. Об этом сообщил в социальных сетях настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах города Москвы протоиерей Андрей Новиков: «Сегодня по просьбе родных и друзей соборовал Михаила Николаевича Задорнова. Два месяца назад Михаил Николаевич принес Богу покаяние в таинстве Исповеди в Казанском соборе г. Москвы. Этот тяжелейший период своей жизни он проходит как примирившийся со Святой Церковью православный христианин. Прошу молитв о рабе Божием Михаиле. В том числе да простит ему Милосердный Господь годы эпатажного заигрывания с язычеством». 

Говорят, на исповедь Задорнова уговорили члены его семьи. Похоронить себя Михаил Николаевич завещал в Риге на Лесном кладбище, рядом с могилами родителей. 

Постскриптум: Вы сделали мой репортаж

Если интервью Задорнов давал неохотно, поговорить за кулисами был готов всегда. Порой сам заводил разговор. 

На одном из Московских кинофестивалей Михаил Николаевич стал находкой для журналистов. Иные брезгливо отмахиваются или затевают разговоры ни о чем, а у Задорнова всегда в голове была мысль. Острая. Точная. Даже если ты с ним не соглашаешься, понимаешь: таких, пожалуй, и не осталось – кто говорит, что думает, не просчитывая, пригласят на ведомственный корпоратив или нет.

– Да вы меня не слушайте, – сказал он, поймав мой удивленный взгляд в ответ на мысль о том, что Дали, Пикассо, Шагал и Малевич – это разводка. – Я вообще считаю, что человечество едет на эскалаторе вниз, в могилу. Люди, стоя на эскалаторе, ругаются, плюются, продают что-то друг другу, впендюривают, оскорбляют. Ребята, вы все равно все туда едете! Чего вы суетитесь? А тому, кто руководит этим эскалатором, все это так опротивело, что он увеличивает скорость. Но если кто-то целуется, обнимается, скорость эскалатора замедляется.

Кажется, ему все равно было, как выступать: перед десятью тысячами зрителей или перед одним. Делиться мыслью было его потребностью. Чуть позже я имел удовольствие общаться с сатириком за кулисами большого концерта Евтушенко в «Лужниках». «Вы сделали мой репортаж», – сказал я ему тогда, вспоминая разговор на ММКФ. И Михаил Николаевич разразился новым импровизированным монологом.

– Ты открой глаза – черно в них. Погляди – по всей России на чиновнике чиновник, как бацилла на бацилле, – читал он мне на диктофон. – Меня бы и сейчас из «Единой России» выгнали, если бы я там состоял и это прочитал. История нас ничему не учит, но страна, в которой шесть тысяч человек собираются на вечер поэзии, небезнадежна. 

Он был человеком ищущим. Исследовал жизнь. Коллекционировал и сам генерировал ее парадоксы.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания