Новости дня

19 октября, четверг






































18 октября, среда





Майкл Бом хочет получить гражданство и остаться в России ради дочери


Вечный «плохой американец» нашего ТВ Майкл Бом уверяет, что ему не платят за визиты на эфиры, и хочет жить в России.

Парадокс: наши ток-шоу кишат украинцами, поляками, чехами, оппонирующими кремлевским пропагандистам, а главного российского врага – «империю зла», то есть Америку – на ТВ представляет всего один человек. «Независимый» (это он сам всегда подчеркивает) журналист Майкл Бом.

Из агентов – в журналисты

Впервые студент Майкл приехал в Россию 30 лет назад.

– Тогда я и не думал, что буду работать на российском телевидении, – признался Sobesednik.ru Бом. – Но так случилось.

Бойцом российского телефронта американец стал далеко не сразу. Он и журналистом-то заделался всего 10 лет назад. По окончании университета Майкл работал в страховой компании, которая и делегировала его в 1997 году развивать московское представительство.

– Но со страхованием в России сложновато, – сетует Бом, – и я захотел быть журналистом.

В 2007 году Майкл устроился в англоязычную газету The Moscow Times, издававшуюся в российской столице. И проработал вплоть до водораздельного 2014 года, когда в один миг стал на российском ТВ незаменимым экспертом. По слухам, руководство газеты возражало против участия своего журналиста в шельмующих Штаты ток-шоу, и он был уволен. Бывший главный редактор издания Наби Абдуллаев отказался рассказать «Собеседнику», так ли было дело, пояснив, что комментировать Бома ему «неинтересно». Сам же Майкл утверждает: никакого конфликта не было.

– Я сам ушел, – говорит он.

20 тысяч за один эфир

Как бы ни смеялись над американцем в эфире, вне кадра за него идет борьба. Редакторы ток-шоу рассказали Sobesednik.ru: чтобы заполучить Майкла к себе, его приходится перекупать. И назвали стоимость одного прихода американца – 20 тысяч рублей. Неплохой должен выходить заработок, если учесть, что мы видим Бома на экранах чуть ли не каждый день... Впрочем, в этом году, говорят редакторы, переманить американца стало гораздо сложнее. Ларчик просто открылся: коллеги из «Время покажет» похвастались, будто бы Бом в январе 2017-го подписал с «Первым» контракт. Защитник интересов Америки на службе у Кремля – это сильно. Впрочем, Майкл уверяет, что и это неправда тоже.

– Я пишу для «Эха Москвы», для «МК», – поясняет он. – А телевидение – это чисто рекламная акция.

Хороший парень, но...

– Бом – типичный средний американец, который мыслит клише, – считает его ярый оппонент Игорь Коротченко. – Не знаю уж, искренне он говорит или в соответствии с заданной ролью, но некую систему убеждений он демонстрирует. И вызывает определенные симпатии, как он сам рассказывал, у пожилых женщин.

А вот Михаил Таратута с Коротченко не согласен. Называет Бома «хорошим парнем». И совсем не считает его «типичным американцем».

– Майкл отражает только одну точку зрения американского общества – либеральной интеллигенции, примыкающей к демократической партии, – объясняет Михаил Анатольевич.

По словам Таратуты, в Америке Бом неизвестен:

– К сожалению, Майкл слишком глубоко вошел в Россию. Он и в США карьеры не сделал, и здесь ему очень трудно добиться успеха, поскольку он представляет точку зрения, оппозиционную официальной.

«Здесь у меня семья и работа»

В конце прошлого года Бом заявил, что хочет получить российское гражданство. Зачем ему паспорт страны, которую он постоянно критикует? Этот вопрос вывел Майкла из себя.

– Я не против России – я против политики Кремля, – горячится он. – Причем политика Кремля меняется...

– Когда это? При Путине?

– При Путине не меняется, но Путин не вечен.

– Не надо давать гражданство таким людям, – безапелляционен Коротченко. – Это наши противники. Я считаю: обойдется. Достаточно, что он здесь работает.

Однако Майкл настроен решительно. Он привел нам два аргумента:

– Пока я в России на птичьих правах, а гражданство – психологическая гарантия того, что я смогу работать здесь еще 20 лет. Вторая причина – у меня здесь семья. Правда, я разведен, но моя бывшая жена не собирается уезжать. Если мне вдруг не дадут визу, я окажусь оторван от дочки.

И поскольку Кремль и Бом, похоже, еще долго будут нужны друг другу, документ с двуглавым орлом американец скорее всего получит.

– В августе у меня отпуск – тогда и займусь снова справками, – планирует Майкл. – А пока очень много работы.

Уж когда-когда, а сейчас он точно говорит правду.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания