Новости дня

23 ноября, четверг


























22 ноября, среда



















Ирина Алферова: Верю нашему телевидению и люблю слушать Соловьева

«Собеседник» №11-2017

Ирина Алферова // Андрей Струнин / «Собеседник»

Sobesednik.ru поговорил с Ириной Алферовой о её любви к президенту Путину, а также о нынешних и былых ролях.

Ирину Алферову по-прежнему называют одной из самых красивых актрис нашего кино. К сожалению, сегодня она мало снимается, зато много играет на театральной сцене и успешно гастролирует.

Мы встретились после спектакля театра «Школа современной пьесы» «Ночь с незнакомцем», где у актрисы главная роль. Пьеса фарсовая, с любовью, лирикой и даже сатирой. Больше напоминает кинофильм. Сама актриса так комментирует спектакль: «Сюжет из нашей жизни, но при всей современности в нем полностью отсутствуют зло, насилие, цинизм».

Меня не пускают на Украину

– Ирина Ивановна, глядя на вас, кажется: уж вы-то мало соприкасаетесь с социумом. В чем сегодня видите вокруг себя цинизм, зло и насилие?

– Я же не живу где-то под облаками в «белой башне». Вы правы лишь в том, что действительно стараюсь ограждать себя от всего плохого. Как-то так получилось – плохое ко мне не пристает. Хотя, конечно, всякое бывало в жизни. Мы же не голливудские звезды…

Недавно была на гастролях в Белоруссии. И так получилось, что нашего самолета надо было ожидать в аэропорту часов пять. Просто быстро мы из Бреста в Минск домчались – там же дороги хорошие, ровные. Ну, прилегла на свободные стулья. Подходит ко мне работница аэропорта: «Что же ты здесь на жестком?» Привела в кафе, куда еще не зарегистрированных на рейс пассажиров не пускают, устроила меня на мягком диване с подушками. И так мне тепло стало от такого обращения. Прилетаем в Москву. А я, как многие «советские женщины», из гастролей всегда привожу разные подарки. Несу в руках весь этот багаж. Кое-как, чуть ли не зубами, достала паспорт и подаю женщине на таможне. А она мне таким злым голосом: «Подавайте в открытом виде». Объясняю ей, что руки заняты, откройте сами. Нет, говорит, делайте, как я сказала. Вот и такое хамство бывает. А вы говорите, что я не соприкасаюсь (сме­ется).

– Вы доверчивый человек?

– Очень. Предпочитаю ошибаться, но доверять.

– Прочитал ваше высказывание: «Я верю нашему телевидению. Нельзя заменить картинку ликующих крымчан на массовку, я – актриса, и я знаю, как выглядит массовка…» Это вы сказали, обсуждая присоединение Крыма к России.

– Да, да, говорила. И я скажу вам: доверяю нашему телевидению, и не только в ситуации по Крыму. Например, люблю программы Владимира Соловьева на канале «Россия», мне он нравится как ведущий, и я ему верю. Люблю наблюдать диспут умных людей.

– Ирина Ивановна, но там же каждый день одни и те же кричат и непонятно кто что говорит.

– Неправда, мне все понятно. Они политологи, у них работа такая. Если говорить о Крыме, да, я рада этому событию. Путин сделал все грамотно. Если бы не он, там была бы катастрофа. Сейчас начинают всё приводить в порядок. Вот сказала вам, а сама думаю: опять меня в какой-нибудь список внесут (смеется).

– Вы попали в пресловутые санкционные списки?

– Да. Как раз на днях должна была лететь в Одессу, сниматься в одном очень хорошем кинопроекте. Я ведь мало снимаюсь, мне сегодняшний кинематограф не очень нравится. А тут – такая шикарная роль. И вдруг звонит продюсер фильма: «Ирина Ивановна, вас не пускают на Украину. Вы в списках украинского МВД». И роль я потеряла.

– Почему вы попали в эти списки?

– Не знаю. Мне сказали, потому, что высказываюсь так однозначно про Крым и про Путина.

– Кстати, процитирую вас: «Моя позиция – я люблю Россию и Путина и все, что он делает...» За что вы его так любите?

– Помню, увидела его еще на заре первого президентства, где-то на приеме в театре – спортивный, загорелый, глаза голубые...

А если серьезно говорить, вижу много хороших изменений в нашей стране. Приезжаю в свой родной Новосибирск: красивые дома, улицы, новый аэропорт. И так во многих городах. Поверьте, я много езжу и могу сравнивать, как было раньше и как стало сейчас.

С дочерью Ксенией и третьим супругом – актером Сергеем Мартыновым / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Вы вот о дорогах белорусских вспомнили. Наши дороги такие же?

– Я понимаю, к чему вы клоните. Конечно, у нас много плохих дорог. И в этом виноват губернатор той или иной области. Значит, или ворует, или его это не волнует.

Разочаруюсь в президенте – потеряю веру в человечество

– Странно вы рассуждаете: если дороги плохие – виноват губернатор, а если дома красивые, то благодарность президенту! А кто назначает губернаторов?

– Путин не может знать, как поведет дальше у себя в крае человек. Посмотрите, сколько за последнее время сняли их, кого-то судят за коррупцию. У президента много работы, он не может одновременно следить за всеми, да и не должен. Да, некоторые губернаторы совсем обнаглели. Как-то летела рано утром в Москву из одного региона. Прохожу через вип-зал аэропорта: много накрытых столов, на них закуска, бутылки с разным алкоголем стоят. Спрашиваю: зачем это? А мне отвечают, что сейчас губернатор приедет и тоже полетит в Москву. Я удивилась: он что, все это в восемь утра за пять минут выпьет и съест? Уверена, что таких людей постепенно уберут из власти.

– Это правда, что в 2003 году вы участвовали в выборах от Конституционно-демократической партии?

– Давайте это не будем вспоминать. Очень хороший знакомый позвал меня поучаствовать. Я думала, что смогу изменить многое к лучшему, ездила, выступала перед людьми. Действительно надеялась, что, став депутатом, смогу им помогать. А потом увидела, как ведут себя политики, что с этой стороны, что с другой… Ушла оттуда.

– Вы Государственную думу тоже любите, как и прези­дента?

– Нет. Мне лично надоели одни и те же люди, которые сидят там столько лет и ничего не делают, не помогают никому.

– Значит, такая Дума выгодна президенту?

– Не верю. Вы меня так спрашиваете, будто я политолог. Знаю одно: если вдруг произойдет такое, что разочаруюсь в нашем президенте, тогда я потеряю последнюю свою веру в человечество.

– Я прочитал, что 9 мая, находясь на гастролях в Казахстане, вы вышли на акцию «Бессмертный полк» с портретом своего отца, который воевал. Это достойно уважения!

– Там были тысячи людей, которые достойны уважения. Как и в российских городах. Даже не мы достойны, а наши родные, которые воевали. Я так рада, что придумали такую акцию, это так правильно! Мои родители про­шли всю войну. Мамочке моей на днях исполнилось 95 лет – красивая и добрая женщина!

– А помните, как в Крыму тогда прокурор, а ныне депутат Наталья Поклонская несла портрет Николая II?

– А почему бы и нет?! Он же тоже солдат. Если у нее возникло такое желание, пусть несет. Не вижу в этом ничего плохого.

– Вы, конечно, слышали, как Поклонская требовала не выпускать на экраны фильм Алексея Учителя «Матильда»?

– Алексей Учитель – замечательный режиссер. А это всё мы уже проходили: «не видел, но осуждаю, не читал, но не люблю». Пусть фильм выйдет, а зритель сам уже решит – смотреть ему или нет.

Не верю в роль через постель

– Как-то Валерий Леонтьев признался, что его обижает, когда говорят: «Леонтьев – трудяга» и только потом, может, скажут, что талантлив. Так вот, вас не обижает, когда говорят прежде всего: «Алферова – красивая», а уже потом кто-то скажет об актерских способностях?

– Видела на концерте выступающего Леонтьева, он – Мастер. И кто называет его только «трудягой», значит, не видел его на сцене вживую. Что касается меня, то уже давно не обижают всякие разговоры. Поверьте, никогда не придавала большого значения, красивая я или нет. Что такое красота?! Она может быть разной. Главное – харизма должна быть в человеке, что-то такое, что влечет. Правильные черты лица будут для человека красивыми первые пять минут, а потом должны быть душа, сердце, ум.

Актриса до сих пор благодарна Боярскому за поддержку на съемках «Мушкетеров» / Стоп-кадр YouTube

– Давно хотел спросить вас про фильм «Д’Артаньян и три мушкетера», где вы сыграли Констанцию. Режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич как-то не совсем лестно вспоминал вашу совместную работу. Что же случилось?

– Знаете, об ушедших людях нельзя вспоминать негативно, поэтому Бог ему судья уже. Скажу лишь, что свою роль я сделала сама, мне никто не помогал – ни режиссер, ни оператор, – кроме Миши Боярского. Я сразу поняла, что он принимает меня всерьез, заступался за меня. И спасибо Мише за это. Видела все экранизации про мушкетеров и скажу: наш фильм – самый лучший, а я – лучшая Констанция. И в этом заслуга только моя.

– Есть такое понятие: получить роль через постель…

– Уже понимаю, о чем хотите спросить, и скажу вам: я в это не верю. Да, бывали случаи, когда режиссер мне намекал на подобное. Я разворачивалась и уходила. Мне важнее себя сохранить, не предать саму себя, чем какая-то несыгранная роль. Не верю, когда слышу про кого-то, что она получила роль через постель. Режиссер все-таки работает с актрисой, ему нужен результат, и, если такое вдруг и происходит, значит, мелкий какой-то режиссер.

– Актриса Вера Васильева как-то мне рассказывала, что не скрывает возраст потому, что люди в зрительном зале часто шепчутся: «Ой, она сниматься начала еще в 1940-х, это сколько ей лет-то?!» Чтобы лишнего не насчитали, свой возраст не скрывает.

– Скрывать возраст публичному человеку, конечно, бесполезно. Хотя не думаю, что надо кричать, сколько тебе лет. Бывает, подходит ко мне какой-нибудь старый человек, говорит: «Миленькая, я ведь вырос на твоих фильмах!» (Смеется.) А вообще, когда вижу, что человек в возрасте начинает молодиться, становится неловко. Мне кажется, актриса должна достойно возраст принимать. Я не против пластических операций, но они нужны, когда у человека какой-то дефект, носик не так растет, например.

– Ирина Ивановна, вы как-то сказали, что очень любите мечтать. Сегодня какие у вас мечты?

– Да сплошные мечты! Главное – работа, а потом все остальное. Мечтаю о замечательной роли – перечитываю много книг, ищу там роль, в которую могла бы вложить весь накопленный свой багаж. Еще очень хочу, чтобы моя мама в свои годы не потеряла радость жизни, чтобы мои близкие не болели. Мечтаю, что скоро с мужем поедем отдыхать на море. Я люблю пассивный отдых: лежать на пляже, плавать, читать. А главная на сегодня мечта, пусть и банальная, но все же – только мир во всем мире!

Михаил Боярский: На «Мушкетерах» я охранял честь Алферовой

– Зря Ирина говорит, что я ей помогал во время съемок нашего фильма, она все сделала сама. Играть любовь с ней было довольно просто, потому что тогда она была влюблена в Сашу Абдулова, с которым я дружил. Поэтому каких-то любовных интриг не могло быть, я был сторожем при Алферовой, чтобы никто не смел посягнуть на нее. Да, у Иры были нелучшие отношения с режиссером фильма Георгием Юнгвальд-Хилькевичем, понятия не имею, почему. Возможно, он хотел снимать кого-то другого в этой роли?! Но мне лично с Алферовой было комфортно, она человек контактный. Практически мы с листа читали роли, пытались помочь друг другу в той безвыходной ситуации, которая сложилась. Работали ведь без репетиций. Даже наш танец никто нам не ставил – сразу пошла фонограмма, и мы вошли в кадр, пришлось танцевать как бог на душу положит. Поскольку она была молода и красива, то все ее огрехи были скрыты под ее обаянием и молодостью. Вероятно, как и у меня – из-за волос ничего и не видно было, да и шпага и костюм украшают любого мужчину.

С Ириной мы снимались в основном в павильоне, и нашу любовь, и смерть Констанции. И совсем немного на улице. Например, если помните, когда состоялось наше знакомство. Во время одной такой уличной съемки к ней прорвался из-за ограждения какой-то мужик из толпы зевак. Подбежал к ней, пытался поцеловать, но я его «отбоярил». Потом уже милиция мужика скрутила и увела. Видимо, он решил, что ради поцелуя с самой Алферовой не грех и в тюрьму попасть.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания