Новости дня

15 декабря, пятница

































14 декабря, четверг












"Как я буду жить без нее?!" Трагедия семьи звезды советского кино


Роман Ткачук // kino-teatr.ru

О жизни артиста Театра сатиры Романа Ткачука и его любви длиной в жизнь со своей женой — в материале Sobesednik.ru.

Театральные критики называли амплуа этого актера: «Глупый простак с ноткой лирической грусти». Сам же Роман Ткачук хотя и знал, что многие считают его лицо глупым, стремился играть драматические роли. И даже в комедии пытался найти философское и вечное. Бывало, его путали с Юрием Никулиным, кто-то знал как пана Владека из «Кабачка "13 стульев"», некоторые восхищались им в кино, но сам Роман Денисович главным в своей жизни считал только театр.

В 1982 году в одном из самых популярных московских театров — Театре сатиры — состоялась премьера спектакля по пьесе Николая Эрдмана «Самоубийца». На главную роль — безработного Семена Подсекальникова — режиссер Валентин Плучек назначил артиста Романа Ткачука. По сюжету его герой решает покончить с собой. На сцене в конце спектакля артисту даже пришлось лежать в гробу. Далеко не все актеры решаются на такое — считают плохой приметой. Спектакль вскоре закрыли по цензурным соображениям. Через четыре года возродили, и снова Ткачук ложился в гроб. Страшная примета сделала свое дело: Роман Денисович умер скоропостижно вместе со своей супругой. Ему был шестьдесят один год. Смог бы он отказаться от той роли, которая, как считают многие, стала для артиста роковой? Наверное, нет. Потому что всю жизнь на первом месте для него была только работа.

Нет фото без гримас

— Отец жил театром и мало чем другим увлекался, — вспоминает сын Романа Ткачука Никита Ткачук. — Приходил домой с репетиции, отдыхал, учил роль — и снова в театр на спектакль. И все дома было подчинено его работе, его расписанию. Самый главный праздник в нашей семье — это успешная премьера, успешный спектакль. Он мне часто говорил: «Только не будь актером!» Потому что понимал, как это ответственно, поскольку сам был человеком железной дисциплины. Но я никогда и не хотел им быть. Родители рассказывали, что, когда мне было три года и меня спрашивали «Ты будешь актером?», я плакал и отвечал: «Нет, я хороший!»

Только на сцене Роман Ткачук чувствовал себя здоровым. Всю жизнь у него было слабое горло, которое часто болело. К тому же с возрастом начала подводить нога, поэтому в жизни Роман Денисович прихрамывал. Но как только он выходил на сцену, забывал о болячках. И зритель ничего не замечал. По воспоминаниям друзей, в его семейном фотоальбоме не было ни одной нормальной фотографии, — везде он кривлялся и гримасничал. Даже маленьким он пытался перед фотографом изобразить что-нибудь этакое. Артистичным мальчик Рома был от природы.

Ткачук родился 31 августа 1932 года в Свердловске (ныне — Екатеринбург). Отец был директором маслобойного завода. Роман Денисович часто вспоминал, как в детстве в голодные дни самым лучшим лакомством для него был жмых из подсолнечных семечек. Во время войны семью перевезли в Ташкент. Сразу после окончания школы Ткачук поступил на режиссерский факультет Ташкентского театрально-художественного института имени А. Н. Островского. Одновременно с учебой работал в театре Туркенстанского военного округа. Друзья по театру вспоминали, каким хулиганом был тогда Ткачук. Например, они с коллегами раздетые до трусов выбегали из театра и бежали по главной улице Ташкента. Милиционеры свистели. А Роман Ткачук кричал им, отмахиваясь: «Не мешайте, мы проигрываем!» И бежал дальше.

По окончании института артист устроился в труппу Ташкентского русского драматического театра имени М. Горького. Роман Ткачук сразу же занял ведущую позицию в театре.

«Бумбараш» / kino-teatr.ru

Один из зрителей тех лет, театровед Павел Подкладов, вспоминал: «Почему-то сразу запомнился лупоглазый, улыбчивый паренек с характерным мягким говорком. Это сейчас он видится мне пареньком, а тогда казался просто небожителем! Актер был до того обаятелен, правдив и органичен, что стоило больших усилий не поддаться искушению и не начать с ним диалог из зрительного зала. А то и броситься на сцену как к "закадычному приятелю". Он обладал какой-то невероятной привлекательностью, магнетизмом, как бы сейчас сказали, — харизмой. И был настоящим премьером театра и кумиром многонациональной ташкентской публики. Хотя, отмечу без ложной скромности, что в те годы в Театре им. Горького работало немало замечательных и даже уникальных артистов. Ролями его не обижали. И поклонники вниманием — тоже. После спектакля возле служебного входа в театр на улице Карла Маркса всегда толклась уйма почитателей, чтобы хотя бы одним глазком лицезреть кумира. Он выходил из театра, не рисуясь, абсолютно "без понтов", как говорит нынешняя молодежь. В нем, конечно, угадывалось чувство собственного достоинства, но оно было замешано не на высокомерии, а на сознании того, что он делает свое дело хорошо, талантливо, без дураков...»

Посмотреть на игру Романа Ткачука зрители приезжали из самых дальних уголков Узбекистана. Поэтому не случайно, что уже в тридцать два года ему присвоили звание Народного артиста Узбекской ССР. В Ташкенте Роман Денисович познакомился со своей будущей женой Майей.

Ташкент запомнил героя

Артист Театра сатиры Спартак Мишулин вспоминал, как однажды поехал в отпуск к родителям, которые жили в Ташкенте, и попал на спектакль в местный драматический театр. Именно там он впервые увидел Романа Ткачука. Когда Мишулин вернулся в Москву, то с восхищением рассказал режиссеру Театра сатиры Валентину Плучеку о талантливом актере. Вскоре Ташкентский театр приехал на гастроли в Ленинград. Узнав об этом, худсовет Театра сатиры выехал в северную столицу, чтобы посмотреть Ткачука. В результате в начале 1960-х Валентин Николаевич пригласил артиста в труппу. Ткачук с женой и маленьким сыном Никитой переезжают в Москву. Артиста сразу вводят в знаменитый спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» на роль садовника Антонио. Также последовали главные роли в спектаклях «Клоп», «Баня», «Дон Жуан, или Любовь к геометрии» и других.

— Рома был замечательным человеком, тихим, нежным, трогательным, — рассказывает Александр Ширвиндт. — Когда кто-то в спектакле играл в неполную силу или что-то путал, он тихо страдал. Его выпуклые глаза выкатывались еще больше. Все это видели и тогда подтягивались, начинали играть лучше. Только чтобы его не расстраивать. Помню, однажды мы поехали в Ташкент на гастроли. Ехали на поезде дня четыре. Выходим все уставшие, потные, грязные. Вдруг видим, что на перроне стоят какие-то пионеры, оркестр военный играет, и много людей с транспарантами, которые приветствуют любимого Романа Ткачука — так его любили в Ташкенте!

«Баллада о Беринге и его друзьях» / kino-teatr.ru

Актриса Театра сатиры Валентина Шарыкина вспоминает, как чутко относился Роман Ткачук к своим коллегам:

— Помню, была какая-то сложная репетиция, и я плакала за кулисами. Подошел Ромочка, погладил меня, протянул яблочко на ладони и ласково сказал: «Ну, ты не переживай, все будет хорошо!» От его слов сразу стало так тепло и спокойно.

— Мы познакомилась с ним и с его женой в начале 1980-х в Доме отдыха в Крыму, — вспоминает подруга семьи Ткачук Дина Андреевна. — Потом бывала частенько у них в гостях, в Банном переулке — мы жили недалеко друг от друга. С Ромой вместе из дома ходили в театр, он играл, а я смотрела спектакли в зрительном зале. В перерывах заходила к нему в гримерку — он делил ее со Спартаком Мишулиным. Мне посчастливилось увидеть Романа Ткачука в самых лучших ролях. Была на премьере «Самоубийцы», где он превосходно сыграл Подсекальникова. После утренних спектаклей непременно заходили в ресторан «София», где Рома любил выпить рюмочку-две болгарской мастики. Он был необыкновенный, интеллигентный, теплый, домашний. Помню, как играл с маленькой внучкой Катей. Ползал на четвереньках, катал свою малышку — самую любимую после жены Майи. И еще у него тогда был маленький волнистый попугайчик. Но он разговаривал! Звал внучку: «Катя-Катя-Катя». А когда приходила с работы Майя, то кричал ей: «Айя! Айя! Айя!» А вот с Романом отношения у него однажды испортились. Как-то попугайчик летал по квартире и никак не хотел возвращаться в клетку. Рома взял газету и шлепнул его по клюву. Попугайчик обиделся и перестал с ним «общаться».

— Да, Рома мог и выпить, всегда при нем была бутылочка хорошего напитка, бутерброды, какая-то домашняя закуска, — вспоминает Михаил Державин. — Бывало, после спектакля у себя в гримерке он устраивал маленькие вечеринки. Но он никогда не напивался до какого-то беспамятства или буйства.

«Кольца Альманзора» / kino-teatr.ru

«Жена-стерва тебя не кормит!»

Помимо театра Роман Ткачук работал в кино, всего на его счету более тридцати фильмов. Среди них: «Бумбараш», «Хорошо сидим!», «Ты — мне, я — тебе», «Чиполлино», «Анискин и Фантомас» и многие другие. Но самая настоящая слава к артисту пришла после его участия в популярной телепередаче «Кабачок "13 стульев"». За эту работу актер даже получил звание Заслуженного деятеля культуры Польши.

В «Кабачке», где играли и многие другие артисты Театра сатиры, Роману Ткачуку досталась роль пана Владека. Семейное амплуа этого героя резко расходилось с трудовым. Экономист треста на работе, дома он был подкаблучником пани Терезы. Как шутил в кадре пан Ведущий, они не только не были женаты, но даже не были знакомы. Не робкого, а страшно робкого десятка пан Владек считал рокфор вином (хотя это сыр) и однажды обмолвился, что не прочь подарить кому-нибудь свою супругу, раз уж её нельзя продать, как в Африке. Властная пани Тереза при монументальных причёсках и ещё более внушительных шляпах позволяла ему некоторые шутки, потому что далеко не всегда понимала их подлинный смысл. Эта пара была особенно любима зрителями.

Исполнительницу роли пани Терезы Зою Зелинскую и Ткачука «поженили» в народе. Но на самом деле артисты дружили семьями.

— Рома был образованным человеком, любил читать, мы часто обменивались с ним книгами, — вспоминает Зоя Николаевна. — Над своею ролью в «Кабачке» он работал так же серьезно, как и в театре или в кино. Был очень ответственным. Если помните, наши герои в передаче много поют известные мировые шлягеры на разных языках. Так вот я всегда не любила учить эти песни, часто не попадала в фонограмму. Чтобы этого не было заметно, поворачивалась к телекамере спиной. А Роман злился на меня за это. С его стороны за мной всегда был контроль. У Ткачука была такая чисто комедийная внешность, востребованная в кино. Мне кажется, если бы не частая занятость на съемках в нашем «Кабачке», он снимался бы в фильмах почаще.

«Бумбараш» / kino-teatr.ru

Зрители жалели подкаблучника пана Владека. Однажды Ткачук поехал в другой город на съемки фильма. Узнав, что приехал Владек, все бабушки из ближайших домов ринулись на съемочную площадку. Они приносили молоко, хлеб, овощи со своих огородов и причитали: «Милый, поешь. У тебя жена такая стерва, она же тебя не кормит!» Никто не хотел верить, что артисты — супруги только перед телекамерой.

На концертах, с которыми часто ездили по стране артисты Театра сатиры, ведущий Михаил Державин объявлял Романа Ткачука особо: «Сейчас выступит народный артист Советского... Узбекистана Роман Ткачук — пан Владек».

— Рома имел бешеный успех, — смеется Михаил Михайлович.

— Папа любил свою популярность, — продолжает рассказ Никита Ткачук. — Происходили смешные случаи. Например, были артисты театра на гастролях в Ленинграде. Швейцар в гостинице отцу постоянно улыбался, вежливо здоровался. Но однажды произнес: «Здравствуйте, здравствуйте, гражданин Никулин». Да, внешняя схожесть у них действительно была.

Как я буду жить без нее?!

Супруга артиста, театровед Майя Гнездовская, работала в Узбекистане на телевидении и на радио. По приезде в Москву тоже устроилась в телецентр в литературно-драматическую редакцию. В свое время Гнездовская была редактором всех спектаклей кукольного театра Сергея Образцова, которые снимали для телевидения: «По щучьему веленью», «Заячья школа», «Волшебная лампа Алладина», «Необыкновенный концерт» и других.

— Майя была для Ромы ангелом-хранителем, — вспоминает Михаил Державин. — Это была поразительная пара друзей, соратников. И хотя Ткачук пользовался бешеным успехом у женщин, он любил только жену и относился к ней необыкновенно нежно.

«Служили два товарища» / kino-teatr.ru

Супруга Романа Денисовича всегда ездила с ним на гастроли. И отдыхать они старались только вместе, не хотели надолго расставаться.

— Летом 1993 года мы с женой и Роман с Майей поехали в Мисхор в дом отдыха «Актер», — вспоминал телеоператор Лев Стрельцин. — Поселились в соседних номерах. Вместе с Майей и Романом ездили в Ливадию, делали шашлыки, устриц ловили. Хорошо помню, как Майя, веселая, радостная, держа в руках бутылку «Абрау-Дюрсо», плавала в лагуне, окруженной громадными камнями. Роман, глядя на нее, был счастлив. Говорил, что они будут вспоминать этот отдых всю оставшуюся жизнь. Но судьба распорядилась так, что оставшаяся жизнь оказалась очень короткой. Да, последнее время Роман знал, что его жена тяжело больна, но надеялся, что все обойдется, и старался не говорить на эту тему даже с друзьями.

Когда супруге Романа Ткачука объявили об онкологическом заболевании, их сын Никита уже жил в Америке. Он закончил постановочный факультет Школы-студии МХАТ, работал в театре (иногда участвовал в постановках Театра сатиры), на телевидении. Супруги хоть и были удручены внезапным отъездом единственного сына, но препятствовать не стали. О болезни жены Роман Денисович редко кому рассказывал. Только однажды в театре коллегам сказал: «Если Майка умрет, я жить без нее не буду».

Незадолго до своего ухода Майя Гнездовская несколько месяцев лежала в больнице. Каждый день Ткачук привозил жене домашнюю еду. Проблема с продуктами была большая, но он умудрялся их доставать. Ему предлагали помощницу, но Роман Денисович хотел кормить любимую только сам. Ее выписали из больницы 9 января 1994 года. Врачи уже понимали, что больше ничем женщине не поможешь. Она умерла в ночь на 10 января на руках у мужа. Роман Денисович тут же позвонил сыну в Америку, сообщил о трагедии. Когда приехали забирать тело Майи, артист запротестовал, настоял на том, чтобы супругу оставили дома... Рано утром в квартиру Ткачука пришла соседка. Она-то и обнаружила мертвым Романа Денисовича. Он лежал на соседней кровати с любимой. Прощание с Романом Ткачуком и с Майей Гнездовской проходило в фойе Театра сатиры. Похоронили их в одной могиле на Долгопрудненском кладбище. Вместе они прожили больше тридцати лет и умерли в один день.

Алов Петр

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания