Новости дня

13 декабря, среда









12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник






Евгений Цыганов: Хотел уехать из страны. Путешествовать

«Собеседник» №49-2015

Евгений Цыганов // Анатолий Ломохов / Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с актером Евгением Цыгановым его спектакль «Олимпия», ложь о личной жизни и мысли об эмиграции.

Евгения Цыганова смело можно назвать актером 2015 года. «Битва за Севастополь», «Фарца», «Райские кущи», «Про любовь» – Цыганову чаще других достаются знаковые главные кинороли. А ведь был еще целый ряд менее заметных киноработ и спектакли в «Мастерской Петра Фоменко», где Евгений впервые выступил в качестве режиссера.

«Режиссер всегда обманщик»

– Вы попробовали себя в режиссуре, поставив спектакль «Олимпия». Жесткий ли вы режиссер? И вообще, на ваш взгляд, кто такой режиссер по сути?

– В одной из книг Питера Брука я прочитал: «В каком-то смысле режиссер всегда обманщик. Он идет ночью по неизвестной местности и ведет за собой других, но у него нет выбора: он должен вести и одновременно изучать дорогу». Я понимаю это так: актерам нужен проводник, и если они поймут, что ты не знаешь, куда движешься, то они за тобой не пойдут, поэтому их надо обманывать: «Я знаю, куда мы движемся», хотя на самом деле ты этого не знаешь. Питер Брук это называл «бесформенное предчувствие». Вот такое «бесформенное предчувствие» мне знакомо.

– Тогда давайте поговорим о вас как об актере. Вы придирчивы к выбору ролей?

– Сейчас каждый второй сценарий либо про войну, либо про убийства, тогда как даже на первых занятиях в театральном вузе педагоги нам говорили: «Не делайте этюдов в жанре боевиков или детективов, ибо это самое понятное, простое, а играйте то, что вам интересно – лично вам».

Принимая решение о своем участии или неучастии в картине или спектакле, я отталкиваюсь от личного интереса к человеку, которого мне предлагают. История может быть маленькая или большая – неважно. Главное, чтобы она меня волновала.

Евгений Цыганов и Чулпан Хаматова в фильме «Райские кущи» / kinopoisk.ru

– Мне показалось, что в случае с фильмом «Райские кущи» решающим фактором вашего согласия сыграть Виктора Зилова стала пьеса Александра Вампилова «Утиная охота».

– Мне кажется, что эта пьеса вневременная, как, впрочем, все пьесы Вампилова, в которых речь идет не про «советское время», а про человеческие отношения, про честность, прежде всего по отношению к себе и к миру, и про вранье. Пьеса уникальная – дерзкая затея уже не юного человека, которому ничего уже доказывать не надо.

Мой учитель Петр Наумович Фоменко очень не любил, даже отвергал слово «однозначно». Однажды он сказал: «Когда я слышу этого политика, который твердит: «Однозначно, однозначно», думаю: «Что в этом мире может быть однозначно?» И пьесы Вампилова, как я их воспринимаю, «про неоднозначность», например про то, как симпатичные люди могут казаться гадами, и наоборот, и вообще – «что есть гадство»?

– А как вы относитесь к своему персонажу Виктору Зилову? Для вас он герой или не герой?

– Как-то я встречался с Тимуром Бекмамбетовым и предлагал ему сценарий, в котором было два главных героя. Первый вопрос, который задал мне Тимур: «А кто все-таки главный герой?» Есть представление, что герой может быть один, а другой – его антипод. Хотя я думал и продолжаю думать, что два равнозначных героя возможны. И в этом представлении Зилов, на мой взгляд, не герой. Ведь в классическом представлении герой должен быть активно действующий, идущий навстречу року… Он относится к тем людям, которые не хотят определяться, за кого им – за правых или за левых, он хочет жить своей жизнью и быть режиссером своей жизни.

«Не драться же мне с фотографами»

– Валерий Тодоровский хотел снимать продолжение «Оттепели». Без вашего Хрусталева вряд ли обойдется...

– Ничего об этом не знаю. В ближайший год не намечается моего участия в продолжении, если оно будет. Сейчас я снимаюсь в фильме Славы Росса «София Палеолог», в котором играю царя Ивана Третьего – дедушку Ивана Грозного.

«Оттепель» / kino-teatr.ru

– Интересно?

– Конечно. Боевые искусства изу­чал, на мечах сражался.

– Еще снимаетесь в фильме Кирилла Серебренникова «О­зеро»?

– Это какая-то клюква, которая появилась в СМИ. Думаю, что о таком фильме не слышал даже сам Серебренников.

– А вы следите за тем, что о вас пишут?

– Смотря кто пишет и какие издания. Никогда не общался с газетой... (Евгений назвал крупное еженедельное издание с телепрограммой. – Ред.) и общаться не буду. Когда я вижу эту газету, мне уже нехорошо. Однажды взял ее в руки, увидев у друга, и сразу захотелось помыть руки от грязи. Какая бы полиграфия ни была, но после этого издания хочется вымыть руки.

– Почему такое неприятие популярного издания о звездах?

– Потому что тексты, которые там опубликованы – плохие тексты. И фотографии, иллюстрирующие тексты – плохие фотографии. Может, эти люди считают себя журналистами, но я считаю все это похабщиной. Они зарабатывают деньги, распространяя истории про известных людей, и нередко лживые истории.

– Олег Табаков перестал общаться с журналистами после того, как одно СМИ неверно передало его мнение об Украине и украинцах. А вот вы, после того как вас обвиняют почти во всех страшных грехах, идете на контакт. Почему?

– Во-первых, мы с вами уже общались и вы меня не обманывали. А те люди, которые про меня пишут в упомянутой мной газете и ей подобных, со мной не общались. Возможно, они хотели бы со мной общаться, чтобы зарабатывать на мне деньги, но я этого не хочу. Такие журналисты сами всё сочинят.

Есть тысячи интервью, которых я не давал. Было интервью «Я – подонок с грустными глазами», автор которого сочинил все от начала до конца, ни разу не общаясь со мной. Это интервью попало мне в руки – оно вышло в журнале, когда я снимался в фильме вместе с Марией Машковой. Маша мне говорит: «Да, ты здесь такой классный получился и песни такие хорошие поёшь» (которых я не знаю). Ну как можно к этому относиться?

Спектакль Евгения Цыганова «Олимпия» / Екатерина Цветкова / Global Look Press

А причина вся в том, что мало кому интересно, что я думаю о Зилове и Вампилове, какие роли я играю в театре «Мастерская Петра Фоменко». Всем хочется подробностей личной жизни.

Журналы и газеты перепечатывали ложь о том, что я якобы не встретил из роддома дочь с женой. Не хочу оправдываться, но я увидел толпу репортеров с фотоаппаратами и вывел свою жену с дочкой через служебный вход – ну не драться же мне было с фотографами!

Но никто не написал, что в то время я выпустил спектакль «Олимпия». Хочется спросить: почему вы пишете неправду, выставляя Цыганова подонком, и не пишете о спектакле по современной пьесе?

Допускаю, что рецензии на спектакли плохо продаются, но не заваливать же всю страну трусами! Неужели эти люди, которые пишут грязь, не понимают своей ответственности, что их вранье, их порнуху прочитают другие.

«Насчет "любим" я бы поспорил»

– Ваш герой Зилов цитирует Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля». А вы как думаете – счастье есть?

– Разумеется, есть и счастье, и, увы, несчастье. Есть слово, и есть чувство. И любовь есть. Я интересовался вопросом о счастье. В поиске ответа прочитал одно определение: «Счастье – это детское ощущение, которое у большинства людей с их взрослением проходит».

– Все-таки что же мешает Зилову быть счастливым? Он любим, успешен, обеспечен, умен, чертовски обаятелен…

– Насчет «любим» я бы поспорил… Признаюсь, что к моему герою, к фильму и даже к произведению Вампилова «Утиная охота» у меня много вопросов. Думаю, что у Александра Анатольевича их тоже немало. Но Александр Прошкин (режиссер «Райских кущ». – Ред.) – мастер такого уровня, который может себе это позволить.

На премии «Человек года» Евгений чувствовал себя в своей тарелке / РИА «Новости»

Возможно, ответы на некоторые вопросы к нам придут позже? А может, и не придут. В любом случае мы люди, которые могут ошибаться. Фильм уже живет своей жизнью, и мое ощущение от фильма может расходиться с ощущением зрителей и даже режиссера.

– Хрусталев из «Оттепели» и Зилов по сути похожи. Оба ищут забвения в любви и не находят. И одного, и другого называют бабником. Когда вы играли их, пытались предостеречь девушек – не влюбляться в таких типов?

– Вы думаете, что возможно предостеречь от любви посредством фильма? Я так не думаю. Бывают роли интересные, а бывают неинтересные, и роль Хрусталева была интересная, хотя неоднозначная. Лично я не считаю Хрусталева сверхподлецом. Напротив, я считаю его человеком с совестью и по большому счету переживающим. В кино нравоучения недопустимы. Это пусть на сигаретах пишут: «Курение вредно для здоровья». Кинематограф и театр обращаются к главным вопросам, которые во все времена актуальны, и тем самым вызывают сопереживание у зрителя. Уже сам момент сопереживания или сочувствия делает человека лучше, чище.

– Евгений, я бы назвала вас интеллигентным человеком, несмотря на ваш дерзкий нрав и брутальный вид. Кому вы обязаны своим хорошим воспитанием? Какие люди больше всего сформировали вас?

– Мой отец считает, что мне очень повезло с педагогами и, разумеется, с Петром Наумовичем Фоменко. А я считаю, что мне очень повезло с отцом, с мамой, с сестрой. Я учился в музыкальной школе, и у меня были чудесные педагоги. И в школе у меня были настоящие учителя.

Я вообще воздерживаюсь от выводов. Может, тот факт, что мне когда-то пробили голову, повлиял на меня больше, чем все учебные заведения, в которых я учился? Встретить в своей жизни такого мастера, как Петр Наумович, – это подарок судьбы.

«Я думал уехать из страны»

– Наверняка вам говорили, что по мужской харизме, по энергетике, по фактуре вы похожи на молодого Владимира Машкова. Но почему-то вместе вы не снимались...

– С Владимиром Машковым мы вместе были на пробах фильма Алексея Учителя «Край». Герой Машкова – брутальный мужчина, который всех бьет. Но тогда наше партнерство не сложилось. А вот Анна Меликян в фильме «Про любовь» неким образом соединила нас. Правда, по сюжету мы не пересекаемся, но и он, и я вносим свою лепту в эту замечательную историю.

С Еленой Лядовой и Владимиром Вдовиченковым на «Золотом орле-2015» / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Да, этот фильм так броско назвали, а... что вы поняли про любовь?

– Любовь либо есть, либо ее нет. Я уже давно понял, что слово «любовь» – это одно, а действие – совсем другое. Можно любить животных, можно любить профессию. Есть родительская любовь. Есть любовь к Богу. В нашей жизни, помимо логических вещей, есть вещи необъяснимые, непостижимые, и я за эту необъяснимость. Да и зачем мне сейчас отвечать на этот вопрос? Зачем что-то формулировать?

Спектакль «Олимпия» продиктован желанием разобраться в этом чувстве. Там герои формулируют, что такое любовь, причем в разном возрасте. В спектакле показаны все стадии любви – от предчувствия до к­раха.

– Не было ли у вас мыслей уйти из «Мастерской Петра Фоменко» в другой театр? Или этот вопрос даже не обсуждается?

– Я несколько раз думал о том, чтобы уйти из театра. Но не в другой театр, а просто уехать из страны, чтобы путешествовать. И в этот момент Петр Наумович предложил мне роль Карандышева в своей постановке «Бесприданница», и я понимал, что если скажу «да», то останусь в театре надолго и в Южную Америку уже не уеду. Подготовка спектакля – долгий процесс, а потом игра…

Анна Меликян / Global Look Press

Не скрою, что, принимая решение, я понимал, что в Москве живут тысяча артистов, две тысячи, три тысячи и, если бы каждому из них Петр Наумович предложил играть Карандышева в своем спектакле, никто бы не стал раздумывать. Было бы странно с моей стороны, его ученика, сказать: «Извините, но без меня». И я остался. Но спектакль долго не складывался. Понадобилось много времени, чтобы поверить в эту историю.

– А вы легко говорите «нет»?

– Если честно, в кино совсем немного предложений, на которые хочется сказать «да». Что же касается обычной жизни, то я согласен с изречением сербского писателя Милорада Павича: «Судьбу женщины определяет ее «да», а судьбу мужчины – его «нет».

/В тему

Режиссер Анна Меликян: В Жене есть магическая сила

– Женя очень умный, а это большая редкость среди актеров, – рассказала Sobesednik.ru режиссер фильма «Про любовь». – Он становится партнером, соавтором. Недавно я снимала короткий метр с Ингеборгой Дапкунайте и Женей Цыгановым. У Евгения была главная роль, мы прекрасно работали. Но у меня было два варианта концовки, я не знала, какую выбрать. Решила положиться на Женино мнение, на его реакцию. Получилось, что он сразу выбрал лучший вариант.

«Про любовь» / Кадр из фильма

Интересно, что, когда он снимался у меня в «Русалке», знаменитые режиссеры предлагали ему главные роли в крутых блокбастерах, которые потом с успехом шли на экранах, а он отказывался. Позже он объяснял, что ему не все равно, кого играть, и если ему роль неинтересна, то даже высокий гонорар не может повлиять на его решение. Кстати, ко мне в «Русалку» он пришел сам, сказал, что слышал, что я снимаю такое кино, и его очень заинтересовала роль. В этом весь он. Однажды он снялся у девочки-студентки только потому, что увидел в ней искру таланта.

В нем есть какая-то магическая сила. То, как он умеет молчать в кадре, точно знаю, не умеет никто. Причем с виду кажется, что он не напрягается: зашел в кадр и вышел, но на самом деле это результат его колоссальной внутренней работы. Было такое: мы снимали сцену, я смотрела на актеров и ругалась, мне все не нравилось, но когда переводила взгляд на монитор, на котором Женя был выведен крупным планом, застывала в изумлении. Магия! Его очень любит кинокамера: такого, как он, больше нет.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания