Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Зоя Зелинская: Волк из "Ну, погоди!" перегрыз биографию Анатолия Папанова


Театру сатиры исполнилось 90 лет. В 70-е и 80-е имена артистов этого храма искусства гремели на весь Советский Союз: Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Наталья Селезнева, Спартак Мишулин и многие другие. В этих стенах зародилась идея популярной телепередачи «Кабачок "13 стульев"».

О славных страницах истории легендарного театра нам рассказала народная артистка, игравшая в упомянутом «Кабачке» пани Терезу, Зоя Николаевна Зелинская. В этих стенах она служит уже более 60 лет.

[:same:]

Зоя Николаевна, стремительная, улыбчивая, встретила нас возле служебного входа: «Сегодня воскресенье, какое счастье – в Москве нет пробок. Вы машину на стоянку возле театра поставили? Моя на служебной стоянке припаркована!» Актриса лихо водит машину и ведет активный образ жизни.

Мы прошли в святая святых – в гримерку.

– Зоя Николаевна, как театр отмечает юбилей?

– Новыми спектаклями. Так вышло, что юбилей театра совпал и с 80-летием Александра Ширвиндта. Сотрудники купили ему в подарок альбом, куда написали поздравления. Я тоже написала. Поскольку мои отношения с театром складываются не очень (увы, сейчас у меня почти нет ролей), то я сочинила Ширвиндту вот такое поздравление:

Вам 80 лет.
Ведь это Божия порука
– жить долго.
Ух, какая каверзная
штука.
Мне кажется, у вас
как у худрука
Одна лишь сверхзадача:
не пить, не есть,
не спать,
Все думу думать:
как бы мне не дать играть!
Вас с юбилеем.
Я не Подкаминская.
Вас не любить нельзя.
Зелинская.

[:rsame:]

Про Подкаминскую (телезрители знают ее по главной роли Виктории в сериале «Кухня» на СТС. – Авт.) я упомянула в стихотворении вот почему. Елена – любимая ученица Александра Анатольевича (он преподает в Щукинском театральном). В театре у нее много ролей, дышит полной грудью. И это хорошо, можно только порадоваться – артисты должны играть, работать. Но и мне хотелось бы быть полезной родному театру. Дело не в славе и почестях, просто без работы актер тоскует и гибнет.

Вот Валентин Плучек (бывший главный режиссер Театра сатиры, его не стало 12 лет назад. – Прим. ред.) всегда заботился о том, чтобы все артисты были заняты. Утро Валентина Николаевича в театре начиналось со встречи с завтруппой Георгием Зелинским (мой первый муж, создатель «Кабачка "13 стульев"»). Они обсуждали, кто из артистов сидит без ролей. И прикидывали, в каких постановках можно незанятых актеров задействовать.

/

Помню историю, когда британский режиссер и сценарист Питер Устинов написал пьесу для нашего театра – он был большим поклонником Сатиры, хотел, чтобы главные роли сыграли мы с Анатолием Папановым. Но я в тот период играла во многих спектаклях. «А у Нины Корниенко нет работы, – сказал мне Валентин Николаевич Плучек, – поэтому играть будет она!» Правда, в результате все равно играла я – Нина забеременела. Но я говорю к тому, что Плучек заботился о занятости актеров.

«А из-за кого я пятку потерял?!»

– Вы упомянули об Анатолии Папанове. Каким он был в повседневной жизни, на сцене?

– Уникальная личность! Даже коллеги – маститые признанные актеры (например, Михаил Ульянов, с которым Анатолий Дмитриевич был очень дружен) – признавали: «Папанов – это явление». У него был трудный путь: почти нищее детство в Вязьме, потом война – он воевал, получил ранение в ногу, у него же полпятки не было. По сути, инвалидность. Но он научился ходить, не хромая.

[:same:]

Невероятно талантливый, игрой на сцене буквально завораживал. А какой блестящий юмор! Я сейчас пишу книгу воспоминаний, которую назвала «Всё начинается с любви». Историям, связанным с Анатолием Дмитриевичем, на этих страницах отведено особое место. Вспоминается, например, Магнитогорск. Мы были на гастролях. Жили в гостинице на одном берегу реки, еще более-менее прилично. Противоположный же берег – промышленный район: плавка руды, дым от плавильных печей, копоть и пыль. Мы играли спектакль в доме культуры на другом берегу, среди дыма. Отыграли, еле дышим, кашляем, в глазах слезы – надышались производственной пылью. Ужас! Нас сажают в автобус, чтобы везти в гостиницу. Автобус старый, громыхает, еле едет. Да еще на улице холод собачий. Но молчим, едем, терпим. И вдруг в тишине автобуса раздается голос Папанова. «Ох, – кричит он, – скорей бы ночь прошла, и снова за работу!» Мы просто упали со смеху, одной фразой он поднял всем настроение.

В другой раз были на гастролях в ФРГ, в одном из городов нас принимал сам бургомистр. Пышный прием, банкет. Анатолий Дмитриевич подвыпил – как нормальный русский мужик, уважал это дело. И вдруг в разгар праздника, между пышными речами громко и горестно воскликнул (правда, совсем беззлобно – он злиться как будто вообще не умел): «А из-за кого я пятку потерял?! Из-за фашистов! Сволочи!» Немцы, к счастью, ничего не поняли без переводчика, а мы хихикали.

/

Мы с ним были партнерами во многих спектаклях, в том числе в «Дамокловом мече». Анатолий Дмитриевич играл боксера, причем в этой роли он потряс всех. Несколько месяцев ходил в спортзал, похудел. И когда он в одной из сцен обнажал торс, по залу проносилось восхищенное: «Ох!» – настолько потрясающая была фигура.

Эта роль стала для него знаковой. На премьеру пришел кинорежиссер Александр Столпер, который собирался снимать фильм «Живые и мертвые». Он увидел Папанова и пригласил на роль Серпилина. Эта картина стала для Анатолия Дмитриевича буквально прыжком в вечность – лента достойная, и сам Папанов мощно сыграл. А вот на Волка из мультфильма «Ну, погоди!», которого озвучивал, он обижался. Помню, как-то приехали мы в Болгарию на фестиваль, артисты стояли на трибуне, торжественная обстановка. И вдруг, завидев Папанова, вся площадь, тысячи людей в один голос принялись скандировать: «Ну, Заяц, погоди!» Анатолий Дмитриевич тогда посетовал в своей шутливой манере: «Ох, этот Волк! Он перегрыз мою творческую биографию!» В том смысле, что Серпилина не все знали, а вот Волка – каждый.

– А каким был Андрей Миронов?

– Прекрасный партнер. Невероятный трудяга. И очень хороший человек. Когда у меня умер муж (второй супруг, журналист-международник с мировым именем Валерий Леднев. – Авт.), Андрей – единственный во всем театре – подошел и сказал: «Зоя Николаевна, если вам будет что-нибудь нужно, только скажите – сделаю все, что в моих силах». Одной этой фразой он очень поддержал меня морально. К сожалению, так вышло, что буквально через месяц не стало и самого Андрюши.

/

Вообще тот год – 1987-й – вспоминаю с ужасом: потеря за потерей. В театре умер замечательный замдиректора. Затем – заведующая литературной частью Марта Линецкая. Потом помощник режиссера Елизавета Забелина. Следом не стало Папанова, а еще через 9 дней ушел Андрюша Миронов. Только что я смотрела кадры видеопленки, на которых Андрей в одном из спектаклей поет: «Падает снег на пляж». У меня перехватило дыхание. Перед глазами проплыло то страшное утро в день его смерти: пустая площадь в Риге, оперный театр – и машина, где лежит тело Андрея, а рядом сидит Григорий Горин. Мы с актрисой Наташей Защипиной вдвоем провожали эту машину в Москву.

Так что день юбилея Театра сатиры – это праздник со слезами на глазах: вспоминаем тех, кого с нами уже нет.

Гроб из «Самоубийцы» погубил двух артистов

Спектакль по пьесе Николая Эрдмана «Самоубийца», рассказала нам Зоя Николаевна, словно преследовал злой рок. Сначала его запретили на пять лет. Потом разрешили. Играли Роман Ткачук, Спартак Мишулин, Зоя Зелинская, Татьяна Васильева, Ольга Аросева. Но внезапно умер исполнитель главной роли Роман Ткачук. Роль отдали молодому актеру – подающему надежды Михаилу Зонненштралю. Но вскоре не стало и его – погиб, выпал из окна, несчастный случай.

Не мистика ли виновата? В этом спектакле на сцене стоял гроб из досок. В театре есть поверье: нельзя, чтобы на сцене был гроб. А тут, получается, нарушили неписаное правило. После гибели Зонненштраля «Самоубийцу» окончательно сняли с репертуара.

/

У Ольги Аросевой действительно был непростой характер

– Год назад не стало Ольги Аросевой. Я слышала, у нее был довольно сложный характер, это правда?

– Да, это правда. Такой сильный, властный человек, каким была Ольга Александровна, не всегда справляется со своим нравом. Страдали люди, которые работали рядом с ней. Это и режиссеры, и костюмеры, и гримеры, и конечно, партнеры. Александр Анатольевич Ширвиндт человек мягкий, ему импонировала ее манера высмеивать всех, он, может быть, не усматривал в этом злого умысла. А она делала это специально.

С Плучеком в свое время у нее были крайне натянутые отношения. Я помню, как Валентин Николаевич снял ее с единственной роли в спектакле «Дом, где разбиваются сердца». Я встала на защиту Аросевой, пошла к Плучеку: «Валентин Николаевич, как вам не стыдно? С кем вы боретесь – с артисткой! Над вами вся Москва смеется!»

[:rsame:]

Этот поступок стоил мне очень дорого. Я потеряла две роли, которые мне были обещаны режиссером.

Некоторое время спустя все же удалось наладить отношения Ольги Александровны с Валентином Николаевичем. Впоследствии она стала председателем месткома. Но добром мне не отплатила... В моей жизни тогда началась черная полоса: умер муж, я осталась с 13-летним сыном. Вдобавок ухаживала за пожилой тетей – бывшей цирковой артисткой, совсем старенькой – она жила на даче в Подмосковье, и нужно было к ней ездить. А у меня в разгар всех этих грустных событий угнали машину. Я пошла в управление театров на Кузнецком мосту: «Никогда ничего не просила, но сейчас трудная ситуация, мне нужна машина». Там пообещали: «Хорошо, дадим». Но Аросева как председатель месткома сказала: «Нет! Зелинской нет среди очередников в месткомовском списке – машины ей не будет!» Так и не дали. Я махнула рукой. Но что теперь обо всем этом вспоминать?

/

Сама я никогда не была в курсе закулисных интриг. Даже не вникала. Так легче жить – занимаешься своим делом и спишь спокойно.

фото: Борис Кремер, Mikola Gnisyuk, Алексей Бойцов, Лев Шерстенников/Russian Look, Kino-teatr.ru

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания