Новости дня

23 сентября, воскресенье












22 сентября, суббота














21 сентября, пятница



















Виктор Проскурин: Мне понравилось быть мужем Гундаревой

0

Актер Виктор Проскурин прославился после роли шалопая Генки Ляпишева из фильма «Большая перемена», автора бессмертной фразы «Ходишь в школу, ходишь, а потом – бац, и вторая смена!» Позже в него, то есть в его героя, влюбилась героиня Веры Глаголевой в фильме «Выйти замуж за капитана». Образ сомневающегося мужчины, который не знает, как признаться любимой женщине в своих чувствах, сразу нашел отклик в зрительских сердцах. Также одной из самых заметных ролей Проскурина стала роль многодетного отца семейства в фильме «Однажды двадцать лет спустя», где его женой была Наталья Гундарева. Герой Проскурина мастерски заплетал своим киношным дочерям косички, сыновьям шнурки завязывал, да еще не забывал трудиться на благо всей семьи… Чем сегодня занимается Виктор Алексеевич, узнали "Только звезды".

- Виктор Алексеевич, сейчас все ругают отечественное кино на чем свет стоит. Вы тоже считаете, что наши режиссеры ра-зучились снимать хорошие фильмы?

– Я не стараюсь отсматривать все последние новинки и все отслеживать. По-настоящему хорошему кино реклама не нужна. С другой стороны, картина может быть ужасной, но о ней будут так трезвонить, словно это шедевр.

– Мир кинобизнеса многие называют жестоким, мол, найти там настоящих, преданных друзей невозможно…

– Я ничего не понимаю в кинобизнесе, потому что никогда им не занимался. Тем не менее я знаю, что в этой сфере царит обман. И вся страна знает, что кино пропитано ложью. Там, где раньше были звезды, теперь грязь и помойка. Но я не могу осуждать людей, которые живут в этом «болоте». Потому что я тоже без него не могу. Я сам варюсь в этом «болоте». И если меня вытащить на сушу, я сразу же превращусь в коровью лепешку. То, что сейчас происходит в кино и в театре, напоминает мне рынок, «Черкизон». Каждый выживает, как может. И предлагает те свои таланты, которые будут востребованы и за которые ему смогут заплатить. Я вам могу анекдот продать за два евро, хотите?

– Не слишком ли дорого?

– Нет.

– Вы – редкий гость на всевозможных кинотусовках, но недавно пришли на премьеру фильма про Мавроди…

– У нас в стране любят покаявшихся грешников. Народ особенно радуется, когда человек, которого все раньше считали злодеем и негодяем, вдруг начинает посыпать голову пеплом и каяться. Его тут же готовы возвести в ранг святых!

– Мавроди эта участь точно минует…

– Никто из нас не знает всей сути этой истории. И я в том числе. Но я считаю, что Мавроди – неординарная личность. Не надо говорить, что он обманул всех. Лучше спросить у академиков, политиков, космонавтов, музыкантов, актеров – почему они себя не считают глупыми? Почему наш народ так любит довериться кому-то и пойти за ним, как стадо? Так было не только в 90-е годы. Люди так же вслепую шли за Чапаевым, Лениным.

– Вы вспомнили 90-е годы. Многие актеры с ужасом вспоминают то время, а вы?

– Я не вижу смысла говорить о тех годах. Что было, то было. Уже ничего не исправить. Да я и не хочу. Только сейчас начал понимать, что, если бы в те годы пошел по другому пути, изменил бы самому себе и сделал бы какую-нибудь ерунду.

– То есть вы ни о чем не жалеете?

– Я вообще никогда и ни о чем не жалею. Потому что жалеть – значит тратить время на глупости. А жизнь тем временем будет проходить…

– Сегодня все обсуждают возможность конца света – одни в это верят, другие считают полной ерундой…

– Я верю, что человечество истребит все, а потом будет уничтожать само себя. Если несколько тысяч людей завтра одновременно захотят, чтобы было наводнение в Москве-реке, то, вполне возможно, ваша общая энергетика поднимет воду и она выйдет из берегов. В то, что возможности человека не ограничены, верят на Тибете, в Индии. И я с ними согласен. По сути своей каждый человек – это молекула. Как известно из химии, молекула притягивается к молекуле. А если это будет не просто молекула, а молекула страха? Она будет искать вторую такую же молекулу. И вот их уже три, десять, сорок, тысяча, миллион!

– Виктор Алексеевич, вы смотрите свои прежние картины?

– У меня нет желания пересматривать кино, в котором я когда-то снимался. Это пройденная часть. Меня всегда удивляло, почему к старому кино надо возвращаться, а к несчастной юношеской любви – нет? Удивительно, как некоторые актеры делят свои фильмы на плохие и хорошие. Для меня они все хорошие, потому что это часть моей жизни. Может, потому что я тогда был другим?

– То есть хорошим?

– А сейчас я разве плохой? Как сказал известный сатирик, «со мной еще очень даже можно разговаривать, если прижать к теплой стенке...»

– Одно время вы перестали сниматься, исчезли с экранов. Поклонники строили самые разные версии. Чем вы тогда занимались?

– Все то время, что я не работал в кино, я такого о себе наслушался! Хотел было однажды рассказать всю правду, а потом решил: если люди и так все знают, зачем их разубеждать? У каждого в жизни так бывает: общаетесь вы с человеком, но встретиться не получается – просто не хватает времени, потом общение постепенно сходит на нет, и когда он вам вдруг неожиданно звонит через полгода, вы начинаете его попрекать: «Где же ты был? Почему не звонил?» Когда я такое слышу, хочу спросить: «А сам-то почему не набрал мой номер? Не спросил, как поживает твой друг?»

Что еще хочешь спросить, детка?

– Про фильм «Однажды двадцать лет спустя», где вы сыграли роль мужа Натальи Гундаревой…

– Моя профессия – актер. И с точки зрения моей работы я бы с удовольствием сыграл Сталина. А с человеческой точки зрения я бы его расстрелял, убил. Поэтому, если говорить про фильм «Однажды двадцать лет спустя», я горжусь этой работой. Мне повезло с партнерами. Наташа Гундарева – удивительная актриса, тонкий человек и отличный партнер. Мне было легко играть ее мужа.

– У вас в фильме было десять детей. Легко вжились в роль многодетного отца?

– Мы не снимались сразу со всеми детьми, потому что в противном случае это был бы просто сумасшедший дом. Если были сцены со старшими ребятами, то их и приглашали, остальные ждали. Роль многодетного отца мне понравилась. Правда, сцены родов в нашем фильме не было. Это минус. Сегодня, наверное, этот фильм не понравился бы продюсерам…

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания