Новости дня

26 мая, суббота















25 мая, пятница






























Оксана Федорова: Басков ниже и это пикантно

0

 – Оксана, мы с коллегами поспорили, на сколько сантиметров без каблуков вы выше Николая Баскова. Они утверждают, что на пять, я думаю, что на три. Рассудите нас!

– Мой рост — 179, рост Николая — 175. Так что на четыре. Победила дружба! У меня нет комплекса по поводу того, что я выше Николая. И у него тоже. Более того, Николай любит, чтобы я была высокой. В том, что он ниже, есть некая пикантность. Это привлекает внимание. И мы смеемся, если слышим, что я «двухметровая клумба, а он мне в пупок дышит!» Другое дело, что мои партнерши, с которыми я веду те или иные программы, иногда просят: «Оксана, пожалуйста, не надевай высокие каблуки!»

– Вот счастье, наверное, было, когда вас поставили в пару с высоким Дмитрием Губерниевым вести российский финал Евровидения?

– Да, с Димой здорово. Говорит: «Оксана, ты единственная, кто может составить мне гармоничную пару, а то я все время смотрю вниз». Но для меня рост не имеет значения. У меня часто были невысокие кавалеры, и им приходилось мириться с тем, что я с детства обожаю каблуки.

– Но наверняка и вам приходилось уступать им в чем-то. Николай, может быть, по вечерам телевизор включает на всю катушку, а вы спать хотите?

– Знаете, таких проблем у нас просто не может быть, хотя бы потому, что он много гастролирует. У Николая все время чемоданное настроение. Вещи не успевает переложить. Оставляет один чемодан, хватает другой и уезжает. Раскиданные по квартире сумки — это норма, и тут ничего не поделаешь. Или Николаю, например, нравится играть в компьютерные игры.

– Стрелялки любит?

 – Не знаю. Я в эти моменты к нему не подхожу. Один раз застала за тем, как он играет в cs. Пусть себе играет, а я лучше почитаю, кино посмотрю, свои записи послушаю или ванну приму. Конечно, какие-то привычки могут не нравиться, но союз будет долгим лишь в том случае, если партнеры научатся уважать свои различия.   

– В себе многое пришлось поменять ради Николая?

– Знаете, все женщины – собственницы, и мне приходится себя в чем-то сдерживать. Я понимаю, что не стоит без конца звонить и спрашивать, где он, что с ним, почему не звонит. Хотя раньше так поступала. Так что Николаю повезло. И еще я не требую от него ежесекундного общения со мной. Хотя, как любой женщине, мне, когда он приходит с работы, хочется вылить на него море переживаний. Но мужчина устроен иначе. Ему нужно уйти в свою пещеру, чтобы восстановиться. Он потом сам выйдет и спросит: «Как дела?»

– И где же пещера у Николая?

– В кабинете. А я люблю уединяться в спальне.

– А еще сколько комнат в квартире?

– (Задумывается минуты на три.) Четыре!

– Всего? И так долго счи­тали?

– Дело в том, что у нас планировка – студия, поэтому комнат как таковых нет. 

– Раз уж математику вспомнили, интересно узнать, сколько вы в итоге колец подарили друг другу? По последней информации, два. И оба обручальные. Причем ваше кольцо получилось дороже: 250 против 50 тысяч долларов Николая.

– Ох, не знаю, откуда все эти сплетни! Скорее всего Николай в разговоре с кем-то отпустил очередную шутку, которую все расхлебывают. Он мне кольцо дарил полгода назад, на день рождения.

– А вы ему?

– Может быть, когда-нибудь. Мне бы этого очень хотелось.

Пять раз была «беременной»

– Оксана, как вы относитесь к распространенному в шоубизнесе явлению – пиар-парам?

– А почему вы задаете мне этот вопрос?

– Потому что вас с Басковым тоже к ним относят. Рассуждают так: Оксане нужен Николай, чтобы сделать карьеру певицы, Николаю удобно с Оксаной, чтобы скрыть «походы по мальчикам».

– А вы можете себе представить мисс Вселенной рядом с человеком нетрадиционной ориентации?!

– Не знаю.

– А я не могу этого себе представить! И в отношении пиара тоже скажу: совместная песня «Права любовь» состоялась – и пиар на этом закончился, началась новая жизнь и моя карьера самостоятельная. Пересуды всегда будут, и к этому надо относиться спокойно.

– Оксана, вам могут не верить еще и потому, что, как говорил писатель Лесков, истинная любовь скромна и стыдлива, а ваша – напоказ.

– Согласна с писателем Лесковым, а с вами – не совсем. Я не сторонница выставлять личные отношения напоказ. Наоборот, стараюсь их оберегать, особенно если эти отношения касаются еще кого-то. Но у Николая мнение иное, и характер у него иной – открытый, эмоциональный. С этим приходится мириться и в какие-то моменты противостоять.  Но его безудержную, неуемную сущность очень трудно сдерживать, плюс у него страсть к публичности. Говорит: «Ну, а что тут такого? Этого от нас ждут! Будет не так интересно, если мы придем и сядем со скучными лицами». И тут я с ним согласна: надо быть живыми с людьми.

– А мыслями о том, хотите ли ребенка от Николая, поделитесь?

– Нет, это то, что мне действительно дорого, а потому не хотелось бы об этом говорить. Тем более столько спекулировали на этой теме. Уже раз пять, как минимум, я была «беременной». Давайте не будем предвосхищать события.

– Оксана, слышала, вы в Киеве клип на собственную песню записали. Не поздно ли идти в певицы?

– А разве время имеет значение? Для меня нет. Я мечтала о карьере певицы с детства. В третьем классе, не сказав ничего маме, поступила в музыкальную школу. Но поскольку я была ребенком хрупким, все время падала, ломала себе руки, мама сказала: «Лучше тебе заняться спортом!» – и отдала меня в волейбол. Я часто спрашивала маму: «Почему ты не поддерживала мои начинания раньше?» Но, став старше, я ее поняла. Мы жили вдвоем, ей приходилось работать сутками и хотелось, чтобы я была как-то пристроена. И тогда я подумала: придет время, и я сама всего добьюсь.
 
– Не боитесь, что будут шептаться по углам о том, что полку «полуфабрикатов» прибыло?

– Знаете, мне это не впервой. Так же было с телевидением. Когда я пришла после конкурса красоты, сказали: «Что она там делает? Лучше по подиуму ходить!» Я никогда не ориентируюсь на чужое мнение. Если сердце тебе говорит «не надо!», а ты делаешь, потому что кто-то сказал, – вот что может быть опасно. Я такой человек, который ищет свое призвание долго, везде и во всем. И в этом поиске я вижу смысл своей жизни, наверное, как Дженнифер Лопес, которая и певица, и актриса, и телеведущая, и танцовщица. И не страдает от этого.

Ревнивый Филя

– Кстати, о телевидении. Некоторые усматривают определенную пикантность в том, что вы ведете «Спокойной ночи, малыши!» Что представляет собой стол, за которым вы сидите в программе?

– Это не стол, а токарный станок. Он установлен на полу и имеет отверстия, в которые человек продевает руку и играет куклой. Получается, что в студии двойной пол. Я сижу на станке сверху, а кукловоды находятся ниже, на полу.

– Сложная конструкция!

– Да, очень! У нас однажды художник в одну из дырок провалился! Не заметил, что она открыта, и угодил туда ногой. Ушибся сильно.

– Надеваете ли юбку на эфиры с Филей и Мишуткой, которыми управляют мужчины?

– Нет, в юбке я ни разу не была на передаче. Неудобно. Иногда и на коленках приходится сидеть.

– Ну, их-то, наверное, актеры тайком поглаживают?

– Бывает, задевают, конечно. Они же рядом сидят. Порой Филя, которому я очень симпатизирую, просит: «Ну, погладь меня, погладь! Почеши мне ушко!» Я чешу ему ушко, и актер говорит: «Ой, хорошо!» Хотя я чешу ушко, заметьте, Филе!

– А почему именно ему симпатизируете?

– Это мой любимый герой с детства. И потом, актер, который его озвучивает, был режиссером у нас на «Субботнике» (еще один телепроект с участием Федоровой. – Ред.). Но второй мужчина на программе, играющий Мишутку, отстаивает свою территорию. Иногда они ревнуют меня друг к другу. Кричат: «Федорова моя!» – «Нет, Федорова моя!» Вроде бы все на куклу переносится, но сдается мне, что и между людьми ревность есть.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания