Новости дня

18 февраля, воскресенье















17 февраля, суббота












16 февраля, пятница


















Сергей Пускепалис: Жить в Москве? Ни за что!

0

Три года на флоте…

На лучшего актера Берлинале Пускепалис совсем не похож – не светский, с ученическим рюкзачком, сдержанный в разговоре. Скорее это тот самый полярный метеоролог, которого он играет и для которого общение с белыми медведями привычнее, чем с людьми. При этом он исключительно вежлив.

– Легко сходитесь с людьми?

– Тяжело. Я, конечно, соблюдаю общепринятые нормы, стараюсь быть приятным в общении, но поверять кому-то свои тайны мне непросто. Тем не менее обретать настоящих друзей все же получается. Правда, они живут в разных городах, меня ведь жизнь покидала – учился в театральном училище в Саратове, там же работал, потом Москва, после нее пять лет был главным режиссером Магнитогорского театра, с июня прошлого года работаю в Ярославле.

– Фильм «Как я провел этим летом» в том числе и о том, что человек вынужден доверять свою жизнь тому, кому ее доверять нельзя. Просто потому, что выбора нет. У вас бывали похожие ситуации?

– Я три года прослужил на флоте. Мы уходили в море на месяцы, и там сразу было видно, кто хитрит, пытаясь что-то выгадать только для себя, получше устроиться, а кто – нет. По-моему, самое главное в отношениях – это боязнь доставить другим неприятности, подвести людей. Вот если это есть в человеке, тогда с ним все в порядке. А когда для него не существует такой проблемы, то с ним находиться рядом опасно.

…и три месяца на полярной станции

– Во время съемок группа три месяца безвыездно жила на действующей полярной станции, общаться приходилось с ограниченным кругом людей, уйти от неизбежных ссор никуда нельзя. Режиссер Алексей Попогребский говорил, что после этого он несколько месяцев вообще ничего не хотел слышать о фильме. А как вы переносили эту экспедицию?

– Приходилось и на надувной лодке по Северному Ледовитому океану плавать, и тяжелое оборудование по скалам таскать, и белых медведей головнями отгонять. Но все-таки самым тяжелым был отрыв от того, что называется материком, от семьи. Хотелось к жене, сыну, огней хотелось, тротуара, собственного дома. Для меня дом вообще много значит. Куда бы я ни приехал, всегда стараюсь логово устроить, пометить его. С родными мы переговаривались каждую неделю, но связь там неустойчивая.

– Полярники на метеостанциях – это что за люди? Работа, как я поняла из фильма, у них не слишком-то тяжелая: ходят себе, градусники смотрят.

– Работа действительно простая, если не сказать – тупая. Монохром. Но для того, чтобы собирать эти сведения о погоде, надо там жить. А чтобы жить, надо предпринимать огромные усилия, поэтому сухой носок там ценится больше, чем круглая сумма на счете. У нас, кстати, женщин в группе не было, потому что это чисто мужской мир. Зимой они сутками сидят без света. Баня – раз в неделю. Много ручной работы. Если что-то случается, помощь приходит не скоро. Мне эти мужики вроде моего героя – надежные, ответственные –  хорошо знакомы: у меня отец был геологом. И свое детство я провел как раз недалеко от того места, где снималась картина – в городе Билибино на Чукотке.

В кино пришел после сына

– В кино сначала пришел ваш сын Глеб, сыгравший в фильме «Коктебель», а уж потом вы. Снявшись в артхаусных проектах, отправились прямиком в кино народное – сериалы. Как вы попали в сериал «Попытка Веры»?

– Режиссеру Артему Антонову меня посоветовал опять-таки Алексей Попогребский. Повезло, видите, с антрепренером. Я согласился – работы чураться нельзя. Но при условии, что она доставляет удовольствие. Если реального удовольствия не будет – пусть хоть сам Спилберг кино снимает, я откажусь. И никакие рейтинги уговорить меня не помогут. Главное, чтобы я открывал в роли что-то новое для себя.

– А что вы открыли в докторе Сергее из «Попытки Веры»?

– Во-первых, это в какой-то мере продолжение картины «Простые вещи», где я тоже играл врача. Во-вторых, мне было интересно играть человека, который, не предпринимая абсолютно ничего, становится участником ярких событий. Больше всего на свете желая покоя (таких в народе валенками называют), он проживает бурную жизнь. Когда Артем Антонов рассказал мне про него, я сказал: «Да, Артем! Да! Да!» Жутко занимательный персонаж.

Немножко литовец, немного болгарин

– Ваш отец – литовец, а мама – болгарка. А у вас какой темперамент – северный или южный?

– Отец, как и положено литовцу, был сдержанным, но с напряжением, то есть эмоции были зажаты внутри. А мама очень солнечный человек, она жива, в Железноводске живет. Кого из них во мне больше? Как в том короле Григория Горина: здесь во мне вот этот говорит, а здесь – тот. Завожусь, например, от глупости человеческой. Все остальные недостатки поправимы, но глупость бесит. Особенно когда люди посты при этом занимают.

– Что вам еще может испортить настроение, кроме глупых людей?

– С утра – плохое настроение моей жены Лены, а днем – пьяный артист на репетиции.

– И часто ваши артисты пьют?

– Со мной – нет, они же знают, что это может испортить мне настроение. У меня в Ярославле с труппой настоящий роман: я их принял, они меня, так что полное взаимопонимание. В этом году уже участвуем в «Золотой маске» со спектаклем «Горе от ума».

– А что в Москву не перебираетесь?

– Да вы что, никогда в жизни! У нас есть московская квартира, сын Глеб учится в РАТИ, но жить здесь – ни за что! Это суета, а не жизнь. К тому же город очень дорогой. Жить по его законам, находиться от него в зависимости – не хочу.

– Кем вы могли бы работать еще, если бы не пошли в театральное училище?

– Я военным еще хотел стать. Точнее, летчиком гражданской авиации. У меня, кстати, много друзей среди военных. У них чувство юмора интересное, устои какие-то свои – другая реальность, словом.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания