Новости дня

14 декабря, четверг













































"Локомотив": Когда мужчины плачут

0

Думая об этой страшной и нелепой авиакатастрофе, погубившей команду «Локомотива», с горечью понимаешь, насколько все хрупко  вне зависимости от того, кто ты и где ты родился. Игроки со всего мира – легенды хоккея и молодые ребята, для которых звездная карьера только начиналась – погибли под Ярославлем.

Ярославль – центр этого горя. Даже погода здесь испортилась в день катастрофы, 7 сентября. Три дня подряд не видно было солнца и моросил мелкий дождь. На улицах на каждом шагу знаки скорби – траурные растяжки, граффити, наклейки на машинах. У домашнего стадиона «Арена-2000», у ледового дворца «Торпедо», на Красной площади – ворохи цветов. Пожилой ветеран кладет к стихийному мемориалу свои ордена. Молодой парень зажигает свечи, гаснущие от дождя и ветра. Свечи продолжают гаснуть, а парень все чиркает зажигалкой, дуя на обожженные пальцы. Капли дождя на лицах мешаются со слезами. Мужчинам здесь больше не стыдно плакать.

Для Ярославля «Локомотив» был символом. Трижды за последние 15 лет клуб выигрывал чемпионат России. В основном составе команды были и легионеры, и игроки, приглашенные из других российских клубов. Их здесь тоже оплакивают, как своих земляков. Не говоря уже о тех ребятах, что были воспитанниками ярославской хоккейной школы.

– 10 ребят из команды – все они сидели за этими партами, – говорит директор школы №9 с хоккейными классами Сергей Шевченко. – Ваня Ткаченко был одним из первых наших выпускников. Он – кумир для нынешних школьников.

Никита был, как ангел

В свои 32 Иван Ткаченко считался в команде ветераном. Ведь состав «Локомотива» по большей части был не старше 25. Самый молодой – 18-летний Максим Шувалов, для него игра с минским «Динамо», на которую так и не долетела команда, должна была стать дебютной в составе сборной. Максим Шувалов и Никита Клюкин тоже были свои, из соседнего с Ярославлем Рыбинска. Тоже заканчивали 9-ю спецшколу.

– Никиту, правда, я нашел поздно, только в 13 лет, – говорит первый тренер Клюкина Борис Пушкарев. – До этого он тренировался в Рыбинске. Отец и дед у него мечтали стать хоккеистами. А Никита мечту осуществил – с 6 лет катался. Но из-за того, что попал к нам поздно, ему пришлось тяжело. Чувствовался пробел в хоккейном образовании, ведь мы уже в начальной школе учим владению клюшкой, катанию. Но он тянулся.

А в 2007-м Никита Клюкин стал чемпионом мира среди юниоров. В 2008-м уже попал в основной состав, во время игры с московским «Спартаком» забил самому Доминику Гашеку. Эта памятная шайба до сих пор хранится в родительском доме в Рыбинске.

– Но он никогда не гордился, скромный, застенчивый мальчик. Он был, как ангел, – голос тренера пресекается. – И сейчас среди них.

В 16 лет Никита Клюкин встретил свою первую любовь. Следующим летом они собирались пожениться.

Даниил мечтал играть в НХЛ

Свадьбы в будущем году собирались играть и Саша Васюнов, и Паша Снурницын, и 20-летний Даниил Собченко – тоже восходящая звезда «Локомотива». Даниил родился в Киеве, его отец тренировал здесь одну из детских команд. В 10 лет его уже приглашали и в юниорский «Спартак», и в «Локо». Даниил выбрал Ярославль.

– Тяжело ему тут приходилось, – вспоминает директор дворца спорта «Торпедо» Виктор Михайлов. – У нас по 12 часов дети работают. А Даниил еще был тут совсем один, без родных, жил в интернате. Но никогда не унывал. Целеустремленность, сила духа в нем были невероятные.

Он был одним из самых ярких и в школе, и на льду. Даниил Собченко – тот самый рыжий мальчишка, что после победы нашей молодежной сборной в 2010-м кричал в камеру: «Мама, я чемпион, б...ть!»

– Но хоккей всегда был для него на втором месте, – рассказывает друг Даниила Сергей. – На первом – семья. Родители и 6-летний братишка, который на него очень похож.

У Даниила были перспективы и в НХЛ, после победы молодежки его заметили в клубе «Сан-Хосе Шаркс». Он очень хотел играть в Америке, а еще хотел увидеть Атлантический океан, до которого во время игр в Штатах так и не добрался. Он страстно верил в свои удачу и силы.

10 сентября Даниила похоронили на Совском кладбище Киева.

Павол был гордостью Словакии

Уникальным «Локомотив» был еще и потому, что здесь собрали именитых легионеров. Ветеран НХЛ из Белоруссии Руслан Салей. Чешские звезды Карел Рахунек, Йозеф Вашичек, Ян Марек. Звезда шведской сборной, недавно женившийся вратарь Стефан Лив. Карлис Скрастиньш из Латвии, Роберт Дитрих из Германии. А еще новый тренер «Локомотива», приглашенный только в этом сезоне, Брэд Маккримен, у которого в Канаде остались жена и двое детей. Это был его дебют на должности главного тренера, до этого Брэд работал в клубах НХЛ на вторых постах.

– Вообще все в том тренерском составе были новичками, – говорит знаменитый хоккеист «Локо» Александр Ардашев. – Саша Карповцев, звезда НХЛ, до этого тренировал «Ак Барс», но в «Локомотиве» был недавно. Игорь Королев вообще только перешел от игры на тренерскую работу. Сейчас уже невозможно оценить всех этих ребят в их новой роли.

Бесспорной звездой «Локомотива» среди легионеров был знаменитый Павол Демитра. Легенда хоккея, лучший бомбардир Олимпиады-2010. В 18 лет он начинал в клубе «Дукла» в словацком Тренчине. А с 95-го уже играл в НХЛ, параллельно выступая и за словацкую сборную. Говорят, что после Ванкувера Демитра подумывал уйти из хоккея. Но в итоге в 2010-м начал играть за «Локомотив».

– Ему нравилось в России, и семью свою он сюда перевез. – Карла Львова, соотечественница Демитры, специально приехала из Москвы к ярославской «Арене-2000». – Они везде за ним ездили – в Штаты, Канаду, Россию. У них уже была трагедия: несколько лет назад его жена Майя родила двойню, и мальчик почти сразу умер. Осталась девочка Зара, сейчас ей 6, и старший сын – 13-летний Лукас.

Тело Павола Демитры отправили в Словакию из ярославского морга только вчера. Чуть раньше улетели его жена и дети.

– В Словакии такой же траур и горе, как и здесь, – рассказывает Карла. – Павол был символом не только нашего хоккея, но и всей страны. Мне звонят друзья: в Тренчине, где он начинал, люди рыдают на улицах. Во всех городах горят тысячи свечей в память о нем. Многие там сейчас говорят, что ему не стоило ехать в Россию. Но кто же знал, что так повернется.

Плач Ярославля официально закончился в понедельник, вместе с трехдневным трауром. На деле же погибших еще долго будут оплакивать в России, Белоруссии и на Украине, в Словакии и Чехии, в Германии, Латвии и Канаде. Во всех тех клубах, за которые успели поиграть хоккеисты. К следующему сезону обещают собрать новый «Локомотив». Наверное, в нем будут и другие легенды, и молодые звезды. Но и те, кого мы сегодня оплакиваем, останутся в нем навсегда.

Ушел последним

В НИИ Вишневского скончался 26-летний Александр Галимов. Он мог бы стать единственным выжившим в катастрофе хоккеистом, держался 5 дней, но после 90% ожога тела выкарабкаться не удалось. Незадолго до этого мы говорили о Галимове с Николаем Казакевичем, который был его тренером на протяжении 10 лет:

– Сашка взрывной, живчик – и в школе дрался, и на льду никому спуску не давал. Кровь у него горячая, хохляцко-татарская смесь. Как мы говорили, папа – чистый татарин, мама – хохлушка, а Сашка – русский. Он был домашний парень, единственный сын. Родители с ним много возились, подстегивали в спорте. Папа играл в хоккей на уровне области. Но это вроде как увлечение, а так отец у него простой работяга, мама тоже, на молокозаводе работала. Но вот Сашка – талант. Уже пацаном забивал лучше всех, по 40–45 голов за сезон. Он болел хоккеем. Даже с девушками встречаться стал поздно, лет в 19, уже когда попал в основную команду. Они ведь с родителями жили в основном за городом, и там, наверно, не разгуляться было.

С женой Мариной Саша познакомился прямо на льду, она была в группе поддержки. Два года назад у них родилась дочь.

Выживший

В числе 44 погибших под Туношной был и экипаж самолета. Единственный выживший, 52-летний бортинженер Александр Сизов, сейчас находится в Склифе в состоянии средней тяжести.

– Мы только приехали с сыном Антоном в ярославскую больницу, как его тут же транспортировали в Москву, – рассказывает жена Светлана. – Но нам так повезло, что он выжил! И так жаль остальных ребят из экипажа, они не один год летали вместе. Саша всегда говорил мне: «Не переживай, самолет у нас надежный».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания