Новости дня

21 февраля, среда








































20 февраля, вторник





Война с войной за демографию

0

С 1 января в Ярославской области закрылись сельские акушерские пункты. Беременные жительницы поселка Борисоглебский даже удерживали силой родильное отделение, но дело все равно закончилось замком на двери. Как массовое закрытие роддомов соотносится с призывом государства больше рожать, «Собеседник» выяснял на месте громкого события.

Пролежали неделю, но никто не пришел

Добротный деревянный дом в центре Борисоглебского сейчас утопает в сугробах. На входной двери амбарный замок, а в окно видна горка полосатых матрасов, сложенная на кровати в пустой комнате.

– 24 декабря я и еще четыре беременные женщины пришли в родильное отделение, – рассказывает матушка Ольга Аниканова. Ее ребенок появится в апреле, и рожать Ольга собиралась в Борисоглебском. – Снаружи была большая толпа – односельчане захотели нас поддержать. Мы надеялись, что в Ярославле обратят на нас внимание, пролежали почти неделю, но из областных чиновников никто в отделении так и не появился.

Правда, в бунтующий поселок чиновники приезжали, но в роддом не пошли. Директор департамента здравоохранения Сергей Вундервальд выступил перед борисоглебцами с речью, из которой они поняли: родильное отделение в облздраве считают нерентабельным и судьба его уже решена. Вундервальд уехал, а жители Борисоглебского сели писать Путину, в Общественную палату, депутатам Ярославской области и всем, кому у нас пишут, когда больше уже ничего не остается.

Врачей на операции собирали по всему поселку

Главный врач Борисоглебской ЦРБ Николай Еремин под письмами не подписывался, но не берется утверждать, что закрытие Борисоглебского роддома – решение правильное.

– Атмосфера у нас была почти домашняя, – говорит он. – акушерки мамочку и ребенка со всех сторон «облизывали». 
Четыре года назад жители Борисоглебского, небогатый по большей части народ, собрали 300 тыс. руб. и своими руками сделали в роддоме ремонт – подлатали крышу, настелили линолеум, покрасили стены, установили новую сантехнику. Но оказывается, круглосуточно в нем дежурили только акушерки.

Остальной персонал – два гинеколога, хирург и анестезиолог работали по совместительству. И если при родах у женщины возникали осложнения и требовалась операция, начинался обзвон специалистов, которых потом собирали на машине по всему поселку. На это уходило не меньше полутора часов, хотя любой врач и любая рожавшая женщина знает: в таких ситуациях каждая минута – на вес золота. Операционной в родильном отделении тоже не было – оперировали в главном корпусе, до которого 800 метров.

По словам главврача, все острые ситуации разрешались. А вот акушер-гинеколог Валентина Майорова помнит, как три часа сидела над умирающей женщиной с разрывом матки, ждала бригаду медиков из Ярославля, потому что не могла сама оперировать – у анестезиолога были выходные, и он уехал по делам.

Никто не может быть уверен в скорой

Теперь всех рожениц из Борисоглебского и окрестностей будут возить в Ярославль – за 100 километров или в Ростов – за 20. По дорогам, которые в Ярославской области не каждое лето ремонтируются, а зимой не всегда чистятся. Через железнодорожный переезд, который подолгу бывает закрыт. Вариант с перевозкой Майорову тоже не устраивает:

– Никто не может быть уверен до конца, успеет скорая довезти женщину или нет. А что врачи могут сделать в авто­мобиле?!

В эту рулетку женщины из Борисоглебского играть не хотят.

– Для женщины же стресс, когда ее везут неизвестно куда и когда она не уверена, что ее там примут, – объясняет Анна Христофоровна, свекровь Ани Олонцевой, которая участвовала в «захвате» родильного отделения. – Были случаи, когда в ростовской больнице скорые с роженицами разворачивали и отсылали в Ярославль.

Анна Христофоровна в поселке давно, и для нее все борисоглебское, наверное, самое лучшее, а Аня приехала три года назад из подмосковной Дубны вслед за мужем, однако со свекровью согласна:

– Я уже рожала в большом московском роддоме. Больше не хочу. Бригада спала на соседних кроватях, а я в это время мучилась. Ребенка родила не совсем здорового, сама покалечилась.

Будут рожать у повитух

Олонцевы – семья многодетная, и таких в Борисоглебский с каждым годом перебирается все больше, в том числе из столицы. Здесь хорошая экология и сильные православные традиции. Именно священники – отец Федор Божков и отец Александр Аниканов – первыми встали на защиту роддомов. Оба многодетные отцы. Бывшая заведующая родильным отделением Татьяна Евстафьева говорит, что дело тут не в личном интересе. Священники на селе, где уже закрыли школы, а теперь дошла очередь и до роддомов, берут на себя социальную функцию.

– У сельских женщин дети и хозяйство, за ними присмотр нужен, – объясняет она. – Да и на то, чтобы нанять машину на обратный путь из роддома, денег у многих нет. По домам рожать будут, у бабок-повитух.

Это понимают и батюшки, и врачи, и журналисты, но почему-то не понимают власти. Складывается странная ситуация: с одной стороны – призывы рожать и материнский капитал, с другой – услуги родо-вспоможения на местах, ставшие недоступными.

Заместитель губернатора по социальным вопросам Александр Сенин тем не менее уверен, что на рождаемость сокращение акушерских коек никак не повлияет. Убирают их не только в Борисоглебском, а еще в шести населенных пунктах, один из которых не просто поселок – город Данилов, в котором 15 тыс. жителей. По словам чиновника, цель одна, исключительно благая: создать благоприятные условия родо-вспоможения. Борисоглебский роддом он называет «избой».

В администрации области не верят, что сельским женщинам вся эта идея может быть поперек живота, и считают бунт беременных… политической провокацией: якобы страсти разжигает депутат-справедливоросс Анатолий Грешневиков, чтобы набрать себе очки.

– Да нам все равно, какая власть на дворе, – пожала плечами Аня Олонцева. – Нам рожать надо.

Эхо скандала

Скорая подъехать не успела

Последствия закрытия сельских роддомов не заставили себя ждать: 2 января у жительницы села Пошехонье начались стремительные роды, и персоналу местной больницы пришлось срывать замок с закрытого родильного отделения. Жительница деревни Давыдково и вовсе родила дома: своей машины у семьи нет, а скорая по заметенным дорогам подъехать не успела.

Читайте также

РПЦ лишила жителей Владимирской области единственной больницы
Демографический взрыв и новый грабеж 
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания