Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Родственники маршала Жукова разбазарили его наследство

0

Маршал Жуков // Russian Look

Внук легендарного маршала Жукова Георгий, похоже, совсем забыл о своих корнях. Мужчина не только не общается с родной матерью Марией Жуковой, но и не хочет отстаивать свои права на наследство деда: уникальный фотоархив, личные вещи знаменитого полководца – все это сейчас хранится в ужасных условиях в квартире, где когда-то жила супруга актера Александра Пороховщикова Ирина…

Редкие семейные фотографии, документы, личные вещи, среди которых – знаменитая шинель, в которой маршал Жуков принимал Парад Победы 1945 года, – все это сейчас лежит в старом сундуке в квартире, принадлежавшей Ирине Пороховщиковой, чей отец приходился племянником Георгию Константиновичу. После самоубийства женщины на элитное жилье положил глаз ее брат Владимир. Друзья Ирины Пороховщиковой не сомневаются, что Владимир может продать уникальные экспонаты за копейки при первой же возможности.

Элитная квартира в престижном районе Москвы, у метро «Комсомольская», давно была предметом ссор между двумя близкими людьми – Ириной Пороховщиковой и ее братом Владимиром. После смерти их матери скандал разгорелся еще сильнее. Дело в том, что по завещанию две трети квартиры перешло Ирине. Владимир сначала хотел подать на сестру в суд, но потом предложил ей купить у него оставшиеся пять метров за внушительную сумму в миллион рублей. Деньги нашел муж Ирины, знаменитый актер Александр Пороховщиков, и выплатил их родственнику. С тех пор Владимир звездную родственницу не беспокоил. Однако после ее смерти начал активно заявлять свои права на квартиру, ранее принадлежавшую Ирине.

– Владимир хочет вернуть себе квартиру, которая ранее принадлежала его матери, а потом перешла к Ирине, – говорит бывшая домработница семьи Пороховщиковых Марина Каблова.

Женщина не сомневается: если Владимир станет хозяином элитного жилья, он продаст находящиеся там вещи незамедлительно.

– К вещам Георгия Константиновича в семье Ирины всегда относились очень бережно, – рассказывает Каблова. – То, что сейчас хранится в той квартире на «Комсомольской», – лишь малая часть наследства великого маршала. Остальное либо потеряно, либо отдано в музей. Так мне сама Ирина рассказывала.

По словам домработницы, вещи, наследником которых может стать Владимир Жуков, представляют собой большую историческую ценность.

– Ира мне как-то показывала это, как она называла, «богатство», для которого она, кстати, сделала специальный сундук, – вспоминает Каблова. – Раньше он стоял на балконе, и вещи были не защищены. Потом для него сделали какую-то крышку, но и та уже небось вся сгнила. В каком состоянии сейчас находятся эти раритеты, неизвестно. Боюсь, в плачевном. Помню, что в том сундуке были фотографии. Редкие семейные, на них Жуков изображен с семьей, в домашней обстановке, простой счастливый человек. Также, свернутая в несколько раз, там лежала серая шинель, уже выцветшая от времени, в которой Георгий Константинович принимал Парад в мае 1945 года. Кроме того, хранится спинка стула, на которой Жуков что-то написал своей рукой. Увы, но надпись сейчас разобрать трудно.

Каблова утверждает: все это сохранилось только благодаря Ирине Пороховщиковой, которая не любила расставаться со старыми вещами.

– Ирина ничего не выбрасывала, – вздыхает Марина. – Из-за этого она, кстати, нередко ссорилась с Александром Шалвовичем, который не любил всего этого хлама. Например, когда не стало ее матери, Ира все ее вещи перевезла в особняк в Староконюшенном переулке. Хотя мы с другой домработницей, Катей, отговаривали ее это делать. Ведь известно, что хранить дома вещи покойного – к большой беде. Но она нас не послушала.

Домработница не сомневается: при первой удобной возможности Владимир Жуков немедленно продаст уникальные семейные реликвии без зазрения совести.

– Владимир – очень алчный тип, – утверждает Каблова. – Он продаст вещи своего деда, если поймет, что может на них хоть что-то заработать.

Обеспокоенная новостью, которую сообщила мне Марина Каблова, я решила позвонить внуку маршала Георгию Жукову, но после разговора с ним поняла, что он не спешит бороться за наследство деда и какова дальнейшая судьба фамильных ценностей, его, кажется, не очень-то волнует.

– Георгий, будете ли вы претендовать на наследство вашего деда, которое сейчас в ужасном состоянии хранится в квартире Ирины Пороховщиковой?

– Наследников несколько. Решаться все будет в ходе наследственного дела. Если эти вещи принадлежали Ирине, то ее наследникам они и должны перейти.

– Но ведь эти вещи могут быть проданы, неужели вас это не беспокоит?

– Это право собственников. А кто им станет, будет установлено в ходе наследственного дела, которое открывается нотариусом. Если какие-либо споры относительно этих вещей возникнут, то права на них будут устанавливаться в суде при условии, что об этом заявит кто-то из круга возможных наследников. Я в этот круг скорее всего не вхожу. Потому что есть более близкие родственники. Я, честно говоря, был даже не в курсе, что мы с Ириной родственники, до тех трагических событий.

– Если эти вещи будут выставлены на аукцион, вы будете принимать участие в торгах?

– Думаю, их стоит передать в музей, – кратко ответил Георгий Жуков и повесил трубку.

Я пыталась дозвониться до дочери маршала Марии Жуковой, которая сейчас работает в издательстве Сретенского монастыря. Как рассказали мне ее коллеги, Мария Георгиевна ведет замкнутый образ жизни, к домашнему телефону не подходит вовсе. Я оставила свой номер, но пока ответа от Марии Георгиевны так и не получила.

Фото на развороте Якова Титова, ИТАР-ТАСС, РИА «Новости»

Наталья Алексеева

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания