Новости дня

24 января, пятница


































23 января, четверг










Если очень долго выживать, рано или поздно выживешь из ума

18:06, 23 декабря 2019
«Собеседник» №49-2019

Эвакуации из-за сообщений о минировании проходят по всей России: на фото – школа в Хабаровске (стоп-кадр / VestiKhabarovsk / Youtube)
Эвакуации из-за сообщений о минировании проходят по всей России: на фото – школа в Хабаровске (стоп-кадр / VestiKhabarovsk / Youtube)

Самое символичное событие года, которое и запомнится, как пресловутая последняя фраза в разговоре, — эвакуации школ, судов и магазинов.

В Москве с конца ноября по анонимным звонкам о минировании эвакуированы 170 тысяч человек — это рекорд. В Петербурге только утром 23 декабря сообщили о минировании шести судебных зданий и нескольких школ. До этого сообщали о минах в метро. Люди в панике. Никто не понимает, что это такое.

На Дальнем Востоке телефонные террористы активизировались еще три года назад, сейчас они лютуют в Хабаровске и Благовещенске. Существуют три основных версии происшедшего: первая и самая естественная — что это тренировки спецслужб. При всей своей абсурдности она напрашивается, потому что спецслужбы у нас в народе обвиняют во всем, и не сказать, чтобы они не давали для этого оснований. Вторая — что это незримая сеть террористов, управляемая, естественно, из-за рубежа — из Украины или Штатов. И эта версия тоже совершенно естественна, потому что Украина и Штаты виноваты во всем, происходящем в России. А третья, которая представляется мне самой адекватной, — что это психическая патология, и к этому идет давно, потому что нельзя десять лет безнаказанно сводить страну с ума.

С лубянским стрелком, кстати, та же история. Есть версия, что это были учения, только увлеклись, как в Рязани с гексогеном. Есть вариант, что это враги попытались скомпрометировать НОД и путинистов, а сам стрелок работал по заданию и под контролем западных спецслужб (вариант — арабских террористов, но они же все контролируются западными спецслужбами). А есть факты, доказывающие, что Евгений Манюров был не в себе — как очень значительная часть населения России, только у этой части пока руки до автоматов не дотянулись. Если очень долго выживать, а не жить, — неважно, по своей вине или по собственной, — рано или поздно выживешь из ума.

Дмитрий Быков. Фото: Александр Шпаковский / "Собеседник"

Объединяет все эти случаи только одно: мертвое молчание официальных лиц. Департамент образования сдержанно и бессодержательно прокомментировал ситуацию только через месяц. О действиях силовиков 19 декабря говорят одно: блестящий профессионализм. Иначе жертв было бы намного больше. Радуйтесь по принципу «Слава Богу, не убили». Есть шанс, что мы узнаем о вине оппозиции в телефонном терроризме: раскачивали лодку. Есть также шанс, что никто в эту версию не поверит, поскольку пранкеров в России неоднократно крышевала и даже прицельно готовила именно власть.

И получается, что главный вывод, который можно сделать из этого коллективного «попадания в непонятное», — ситуация нарастающего общего неблагополучия, давно ожидаемая расплата за агрессию, коллективное вранье и помрачение умов. Есть безумные, иррациональные преступники, открыто измывающиеся над людьми. Есть власть, которая умеет бороться только с количественно небольшой оппозицией, вооруженной пластиковыми стаканчиками. Есть молчание спикеров и паника обывателей. И все это — при очередном переписывании прошлого и полной неопределенности будущего, потому что главная забота президента сейчас — цикл статей о начале Второй мировой, с явным прицелом на оправдание возможной третьей.

Он, наверное, опять думает, что война все спишет.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2019.

Рубрика: Дмитрий Быков

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^