Новости дня

21 марта, четверг













































"Деньги шли в основном от старшего поколения к младшему. Теперь этого не будет"


// фото: Николай Гынгазов / Global Look Press
// фото: Николай Гынгазов / Global Look Press

Павел Медведев — о том, как последние изменения в сфере социальных выплат повлияют на жизнь россиян.

В ходе послания Федеральному Собранию 20 февраля президент РФ Владимир Путин поручил пересчитать пенсионные выплаты за первые месяцы текущего года. Он напомнил, что пенсии были проиндексированы, однако если доход пенсионера превысил прожиточный минимум, то социальная надбавка была снижена или перестала начисляться. Путин призвал немедленно решить проблему и заявил, что сначала пенсионерам нужно поднять пенсию до прожиточного минимума, а только потом индексировать.

Что происходит в сфере социальных выплат, в том числе пенсий, в России и как изменения отражаются на жизни граждан, Sobesednik.ru обсудил с экономистом и политическим деятелем, финансовым омбудсменом Павлом Медведевым:

— Что в стране в дальнейшем, на ваш взгляд, будет с пенсиями? Особенно после вчерашнего послания президента, в котором он поручил провести индексацию пенсий сверх прожиточного минимума.

— С пенсиями все понятно. Пенсионеры сейчас очень «счастливы», они же знают, что часть из тех денег, которые вытащили из правого кармана, переложат в левый. Не все, а часть.

У пенсионеров забрали деньги. Люди посчитали, сколько за пять лет могло бы быть выплачено пенсий без индексаций — полтора миллиона. Часть этих денег им же и вернут. Но если и после этого они должны быть счастливы, то после индексации, когда им 100 рублей из этих денег добавят, они будут еще счастливее.

10% самых богатых людей в России в 2018 году были богаче самых бедных десяти процентов в 15 раз. Если бы не из карманов пенсионеров, а из карманов самых богатых вытащить совсем немного — пятнадцатую часть, то они всего в 14 раз были бы богаче, но можно было бы удвоить богатство самых бедных.

Правда, пенсионеры сейчас не самые бедные — самые бедные женщины с детьми. Можно было бы удвоить их благополучие, но не догадались этого сделать. Сейчас женщины с детьми сделаются еще беднее, потому что деньги шли в основном от старшего поколения к младшему. Если у женщины есть родители, то они, как правило, за счет пенсии несколько повышали жизненный уровень семей с детьми. Теперь этого не будет.

Павел Медведев // фото: Global Look Press

— А прогрессивная шкала налогов могла бы «вытащить» эту пятнадцатую часть у богатых?

— Про прогрессивную статью я очень люблю слушать разговоры. Сейчас тот человек, который получает пять миллионов рублей в день, платит 13% [налога]. Давайте мы заставим его 26% платить. А он — он сам же себе назначает зарплату — зарплату себе удвоит. И что получится?

Подавляющая часть экономики — государственная. Вот эти безумные, обалделые — другого слова не могу подобрать — доходы, которые абсолютно не соответствуют успехам фирм, получает высший слой государственных или квазигосударственных предприятий. То есть государство должно было бы при налоге в 13% понизить зарплату хотя бы до 2 миллионов в день. Вот если бы не пять, а два в день, то не надо удваивать налог, правда? Надо пожалеть их, они ведь и так много платят — 13% от пяти миллионов, это знаете сколько?..

В сентябре 2018 года в России вступил в силу закон о финансовом уполномоченном. До этого должность финансового омбудсмена в 2010 году ввела по своей инициативе Ассоциация российских банков — и назначила на это место Павла Медведева.

После того, как закон о финансовом уполномоченном был принят, на вновь созданную должность должность назначили замглавы ЦБ Юрия Воронина. Впрочем, Медведев остался финансовым омбудсменом, работающим на общественных началах.

Неделей ранее Юрий Воронин анонсировал новую модель накопительной пенсии, по которой граждан с высокой заработной платой будут автоматически подключать к системе отчисления пенсионных накоплений. Таким образом, часть их зарплаты автоматически будет уходить в Пенсионный фонд. Какая сумма подразумевается под высокой зарплатой, пока неизвестно, но предположительно речь идет примерно о 85 тысячах рублей.

— Я думаю, что это очень социалистическая идея — «государство всегда знает лучше нас, куда нам потратить наши деньги», — говорит Павел Медведев. — Ярчайший пример — все та же судьба матери, которая получает материнский капитал. [Государство считает, что] эти женщины кроме того, что рожать детей, ничего другого делать не умеют, и деньги-то им в руки давать нельзя, потому что пропьют, точно пропьют. Потому женщине выдают деньги и говорят, как потратить.

Женщины, которые рожают второго ребенка, вместе со своей семьей — есть муж или нет мужа — попадают почти наверняка ниже уровня бедности. Это статистика, это не я придумал. И 95% материнского капитала эти женщины, у которых на хлеб денег нет, тратят на покупку квартир. Как это может быть, как вы думаете?

Происходит также так называемая «обналичка». Против нее активно борется глава Пенсионного фонда РФ Антон Дроздов — он выступал недавно с речью, где объяснил, как еще сильнее прижмут этих женщин, чтобы обналичивать было невозможно. Первый раз их прижали лет пять-шесть тому назад: не разрешили покупать квартиры через микрофинансовые организации — только через банки. До этого в средней полосе «обналичка» стоила четверть материнского капитала — надо было бандитам четверть материнского капитала отдать, чтобы получить деньги на хлеб детям. После этого — треть. При мне [глава Ингушетии Юнус-Бек] Евкуров публично сказал, что в его краях, где детей много, у них 75% материнского капитала стоит обналичка.

— Материнский капитал ведь можно использовать только на оплату определенных вещей, его даже обналичить нельзя.

— Вот. Сейчас очередной шаг в этом же направлении делается.

Я не знаю, как в восточных странах, но в странах, построенных на христианском фундаменте, только одна была, которая решалась влезть внутрь семьи. И возглавлял эту страну человек по фамилии Гитлер. Больше никто, даже Сталин не решился на это: если мужа сажали, то и жену — ну так, за компанию, — но регулировать что-то даже Сталин не додумался. А мы сейчас додумались.

Я к этому отношусь очень плохо. Все такого рода регулирования приводят ровно к этому. И все такие регулирования можно предлагать, [только] презирая глубоко тех, кто вокруг ходит.

— Предложение Думы о передаче пенсии по наследству, по-вашему, тоже относится к регулированию семьи?

— Подождите. Если деньги у меня есть, то разрешить мне ими распоряжаться — это положительно. А придумать закон, что по наследству я должен их определенному человеку передать, — это плохо.

Когда мне позволяется что-то делать — это хорошо. А когда мне запрещается? Как вот матерям. Или человеку, который вместо того, чтобы потратить деньги на внуков, должен их откладывать в Пенсионный фонд, в который он не верит. Которому не объяснили даже, как в стране, которая на нулевом росте ВВП, можно накапливать на пенсию что-нибудь. Это не объяснили, не потрудились — а насильственно заставят деньги откладывать.

Когда депутаты Госдумы принимали законопроект о финансовом уполномоченном, Медведев на страницах «Собеседника» резко раскритиковал его текст и положения.

Спустя полгода работы «официального» финансового уполномоченного Sobesednik.ru попросил Медведева рассказать, помог ли этот закон должникам и как изменилась его — финансового омбудсмена — работа:

— Моя работа, к сожалению, изменилась в худшую сторону. На мой взгляд (который абсолютно субъективный), закон [о финансовом омбудсмене] написан очень неудачно. Например, думают, что этот закон должен защищать тех граждан, которые находятся в самом тяжелом положении. На такое понимание нас спровоцировал Путин: он дважды обратил внимание законодателей на то, что закон о финансовом уполномоченном пять лет лежит под сукном после первого чтения, и сказал, что нужно немедленно его принимать окончательно, потому что у нас очень много закредитованных граждан и им надо помогать. И закон был в конце концов принят.

Вы будете смеяться, но ровно того, о чем просил Путин, нет в этом законе. Финансовый уполномоченный не имеет права рассматривать заявления от граждан, у которых есть долг. Более того — сообщить им о том, что он эти заявления не может рассматривать, по большинству финансовых организаций, кроме страховых, он имеет право только в 2021 году. До этого года он должен эту тайну хранить.

Кажется, что если дебиторы не могут обратиться к финансовому уполномоченному, то кредиторы могут. Давайте подумаем про ломбарды. В 2021 году что финансовый уполномоченный скажет клиентам ломбарда? Что они не могут писать ему заявления, так как они не могут кредитовать ломбард.

С микрофинансовыми организациями ситуация совсем кислая — в послании об этом сказал президент. И это законодатель учел: он «присоединяет» к финансовому уполномоченному микрофинансовые организации в 2020 году. Должники микрофинансовых организаций не смогут ему писать, но если люди прокредитовали микрофинансовые организации, что потенциально возможно, они тоже не смогут писать финансовому уполномоченному. Потому что по закону о микрофинансовых организациях человек не может прокредитовать микрофинансовую организацию меньше, чем на полтора миллиона. А уполномоченный имеет право рассматривать претензии в пределах 500 тысяч.

Законодатель очень человеколюбив, поэтому он не может позволить себе, чтобы человек ждал до 2020 года, чтобы узнать, что он не имеет никаких прав. Самые передовые финансовые организации имеют право с 4 ноября 2018 года добровольно присоединяться к финансовому уполномоченному, не дожидаясь сроков. Для чего — не очень понятно: чтобы раньше граждане узнали, что не имеют права пожаловаться? Причем этот же самый закон запрещает добровольное присоединение. Я не шучу и не сошел с ума, часто так бывает, что один закон одного говорит, другой — другое. Этот же закон описывает процедуру досрочного присоединения — и он же запрещает досрочное присоединение... Предыдущий [подобный] закон был о коллекторах, он не достиг этих вершин. Там главная статья была такая, что с 1 января 2017 года должников не только нельзя убивать, но и грозить им смертью.

Если в законе написано, что финансовый уполномоченный ничего не может, то что стали отвечать мне даже мои любимые [бывшие] студенты — [нынешние] руководители банков? Раньше думали, что закон будет принят хороший, и грешным делом я надеялся, что меня назначат этим самым уполномоченным. И банкиры так думали, и это было счастье, потому что я к ним обращался с просьбами и они выполнялись. Например, реструктуризация долгов (это было главное по частоте обращений). Теперь — ни одного обращения, ни одной просьбы не выполняется. Если незнакомый банкир [адресат обращения], то мелкая сошка мне пишет [в ответ]. А если я разговариваю со своими знакомыми бывшими студентами, то они мне говорят, что если по закону нельзя, то что вы от нас хотите? Чтобы мы по знакомству вам делали? Мы не можем: мы на работе.

Теги: Путин, Пенсии, Банки

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания