10:30, 07 Июня 2012 Версия для печати

Наталия Гулькина: Мне хотелось дать Суханкиной в рожу!

Звезда шоу бизнеса, экс-солистка группы «Мираж» Наталия Гулькина начала свою сольную карьеру. Наш репортер побывала у нее в гостях, поздравила с новым этапом в творческой жизни и выходом диска «Сама по себе». Разговор конечно же зашел и о расставании с «Миражом». Наталия рассказала, кто, на ее взгляд, плетет интриги, при воспоминании о которых она до сих пор не может сдержать слез.

Сейчас Наталия живет вместе с дочкой на юго-западе Москвы в небольшой, но очень уютной квартире, которую она купила три года назад. Атмосфера солнечная и комфортная, как и сама хозяйка. Наташа наливает кофе и начинает разговор.

– Не ели, не спали, всю ночь в дороге, – говорит Наташа, устало улыбаясь. – Вчера была премьера в Коврове. Жутко волновалась. Все деньги, которые заработала в «Мираже», вложила в подготовку, запись нового альбома, костюмы… Мы дали жару! После каждой песни «браво!» со всех сторон. В конце концерта зал скандировал стоя: «мо-лод-цы»! Я сама придумала все шоу. Ночами писала сценарий. Не зря же в ГИТИСе училась. Сначала на режиссерском факультете у потрясающего артиста и режиссера Андрея Николаевича Николаева, знаменитого на весь мир клоуна Андрюши. Он был педагогом у Пугачевой, Шифрина, Вайкуле. Попасть к нему в группу было невероятно сложно! А потом, когда он ушел, я перевелась на актерский факультет к известному режиссеру Давиду Ливневу. Это Рита Суханкина говорит, что я никто и звать меня никак. ГИТИС для Риты не образование. Да и вообще вся эта скандальная история перевернута с ног на голову…

– Как все началось, из-за чего случился первый конфликт?

– Рита Суханкина в прошлом оперная певица, она была далека от шоубизнеса. Оперные вообще не воспринимают эстрадников всерьез и считают, что мы петь не умеем. Первый конфликт произошел на пустом месте в самом начале нашего воссоединения. Я предложила Рите объединиться в дуэт. Она сказала, что у нее нет денег, поэтому продвижение нашего проекта мне пришлось взять на себя. На тот момент я уже четыре года исполняла песни «Миража». Ездила, выступала, содержала свою семью. А Риту поначалу никто не знал, приглашали больше меня одну. От нее просто отказывались. И она отказывалась, когда ей предлагали денег меньше, чем мне. Но я же в этом не виновата. Ее не было все эти годы на эстраде.

Мы записали песню «Просто мираж» на мои слова и готовились к презентации. Костюмы заказали у Зазы Наполи. Приехали, а его нет. Сидели в машине, ждали, завязался разговор об оплате. И я ей в разговоре сказала, что даже я, когда были трудные времена, не гнушалась такими деньгами. И вот эта фраза «даже я» так ее зацепила! Разразился страшный скандал: «Да кто ты? А кто я! У меня высшее образование. Я там, я сям…» Я ее успокаивала. Ничего же вроде не сказала, а она так завелась. Надо было тогда еще закончить эту историю. Но приехал Заза, и когда Рита стала примерять штаны, они так смешно на ней сидели, что мы с Зазой просто не могли сдержать смех. Она, глядя на нас, тоже начала хохотать. Видимо, это нас тогда и примирило, и вроде все забылось.

А потом было нападение на Риту, как раз после презентации песни. Мы собрали большую пресс-конференцию. Нас представили как единственных поющих солисток группы «Мираж». Потом мы дали концерт. И так получилось, что с концерта Рита возвращалась одна. Ее поджидали у подъезда. Стукнули по голове, отняли сумку, чемодан с концертными костюмами. Это было предупреждение. Меня тоже на следующий день караулили. Мы с мужем возвращались поздно ночью и, слава Богу, вовремя заметили у подъезда подозрительную группу мужчин. Не вышли из машины, вызвали милицию. Я поняла, что не получается справиться с ситуацией, и позвонила Сергею Лаврову. Он был у меня директором группы «Звезды» еще в 90-е. Сергей прекрасно понимал, что нам нужен репертуар и бренд «Миража». Он стал вести переговоры с Литягиным. В итоге предложил ему деньги. Каждый месяц мы отдавали ему приличную сумму. Вся эта путаница с названием закончилась, мы стали «Миражом», и понеслась та же история, как и в далекие 80-е.

Три года так шло. Я писала сценарии программы. Всегда была очень корректна с Ритой и никогда не настаивала, чтобы мы все песни пели вместе. Я записала пять песен в «Мираже» и эти пять песен исполняла. Когда Света Разина пришла, она сразу поставила условие, что будет петь все песни, в том числе и «Музыка нас связала», вместе с Суханкиной. Сейчас думаю: чего же я такая балда?! Надо было и мне так сделать. Я все время старалась ей помочь, учила, как надо вести себя на сцене, общаться с публикой, одеваться. Вначале Рита отвергала все костюмы, которые я ей предлагала. Говорила: «Выйду в футболке и джинсах. Меня любят за голос». Я ей объясняла, что нельзя выходить на сцену, в чем шел по улице. Но я никогда с ней не ругалась, понимала, что она ранимый человек.

А через три года начались реальные интриги. Мы приехали работать на юг и остановились в маленьком городке Дивноморске, недалеко от Геленджика. Там в это же время работала команда кавээнщиков «Новые армяне». Ребята пригласили нас вечером посидеть в кафе. Я не люблю тусоваться, поэтому ушла, а Рита осталась. Утром ко мне подходит Алексей Новацкий, их директор, и говорит, что я работаю с очень тяжелым человеком, который меня ненавидит, что он столько узнал обо мне за один вечер от Суханкиной: с кем я сплю, какая я капризная… Я была в шоке. Моя напарница сидела весь вечер с незнакомыми людьми и обливала меня грязью.

Потом произошел конфликт из-за машины. Я проехала на машине с кондиционером, а она нет. Вот ужас! Ну машину так прислали. Я тут при чем? Начался такой скандал! Были свидетели – организатор, прокатчик. Пересела в автобус к ребятам. Иногда до абсурда доходило. Вдруг перестает здороваться. Я ей: привет, а в ответ тишина. «Рит, ты чего?» – спрашиваю. Она отворачивается. Молчит, как сыч. Это очень тяжело. Потом у нее что-то переключается – и как ни в чем не бывало. Дальше вообще стало невозможно. Когда мы на сцене исполняем дуэтную песню, то должны контактировать, общаться, двигаться одинаково. А Рита меня вообще в упор не видела и работала сама по себе.

Ситуация стала просто невыносима. Я всех собрала и сказала, что так работать невозможно, и если ничего за год не изменится, я просто уйду. Мы – профессионалы, актеры. Вышли, отработали, подняли людям настроение, а потом дружим – не дружим – это наше дело. Зачем на сцене устраивать разборки? А они решили, что легче от меня избавиться, чем решать этот конфликт. Просто объявили меня изгоем. Сергею Лаврову нечего было сказать мне в ответ, потому что он знал, что завтра разразится скандал. На следующий день вышла статья в желтой прессе. Чего они там только не наговорили про меня! Я оказалась сумасшедшей, интриганкой, проституткой – со всеми танцорами переспала, шантажисткой, будто кидалась под машину Суханкиной, чтобы потом ее обвинить… И все в таком духе. А мне еще работать с ними пятнадцать сольных концертов! Мой администратор – к продюсеру. А они: «Это не мы, это желтая пресса». Отыскали журналиста, и тот предоставил запись. Получается, Лавров врал, Суханкина, обливая меня грязью, делала невинное лицо. В той ситуации им это было выгодно. Надо же чем-то цеплять. Меня поливали везде, а я продолжала с ними работать. Потому что билеты на все концерты были проданы. Организаторы умоляли меня отработать, и я отработала. Представляете: прочитаю эту чушь, наревусь, меня всю трясет, а выхожу на сцену и пою рядом с ней. Да мне хотелось развернуться и дать ей в рожу. Чудом доработала эти концерты. Когда уходила, никто даже слова не сказал, не подошел, не попрощался. Танцоры и музыканты подъехали втихаря с охапкой роз. У мужчин блестели глаза от слез, они извинялись, что не могут заступиться. Ребята звонили какое-то время, а потом наступила полная тишина. Продюсер запретил им общаться со мной даже по телефону. И дальше понеслись грязные интервью. Но они не поняли, что выкопали себе яму. У нас в стране жалеют того, кого обижают. Обижают в данной ситуации меня.

До сих пор у меня эта рана. Но мне надо двигаться дальше. Мне запрещено исполнять песни группы. Пока, к сожалению, многие не знают, что у меня есть потрясающие песни, помимо хитов «Миража».

Потом в «Мираж» пришла Света Разина. Три месяца ее облизывали и сдували пыль. Больше этого срока Рита терпеть не может. Королева должна быть одна. Она стала Разину выживать. А Светка – человек жесткий. Ее так просто в бараний рог не скрутишь. Я еще тогда подумала: «Вот, будет Светка наказанием Рите за меня. Даст она ей жару». Но нет, она ушла или ее ушли, как хотите. У них с Ритой вообще дело до драк дошло. Они прямо на сцене выясняли отношения. Рита, видимо, ей что-то сказала, а Светка не выдержала и дала ей прямо по шляпе, и шляпа улетела. Потом в гримерке была драка. Их еле растащили. Ее, конечно, уволили. А это была новогодняя компания. Разина потом смеялась: «Столько денег из-за шляпы потеряла!»

Хорошо, что люди все понимают. Ко мне во всех городах, где я гастролирую, даже в Германии, на улицах подходили и говорили: «Мы вас поддерживаем. Как ей не стыдно!» Ну, Бог ей судья.

– Есть еще порох в пороховницах?

– Не шестнадцать мне уже, но планов море. Хочу сделать фееричное шоу. Такое яркое, зрелищное, с необыкновенными костюмами и потрясающими танцами.

– Чем дети увлекаются, что им нравится?

– Яна в детстве занималась танцами. Я думала, пойдет в папу. Папа – хореограф, танцор. Но нет. Пока ей хватает учебы и компьютера. Яна несколько раз выступала со мной на сцене Театра эстрады, пела «Солнечное лето». Так что она уже вкусила свою минуту славы (смеется). Но, как я, с утра до вечера работать не хочет. Ей скоро будет тринадцать лет, у нее все еще впереди.

Сын меня очень радует. Леша – увлекающаяся натура, он сентиментальный. Я ему всегда говорю, что ему надо было девочкой родиться. Музыку сочиняет, делает аранжировки. Музыка, правда, очень своеобразная. Я бы ее поставила в фильм ужасов. Он смеется, говорит, что на такой музыке зарабатывают миллионы. Работает он на телевидении.

– Замуж опять не собираетесь?

– Пока нет. Для меня главное, чтобы рядом был человек, который понимает с полуслова. Я чувствую себя молодой, лет на двадцать пять, открыта для отношений, и мне очень хочется встретить человека, с которым я пойду до самого конца. Мне пророчили, что встреча будет в зрелом возрасте. Видимо, скоро. Хочется верить!
 

Досье

Наталия Гулькина – 48 лет. Пела в джазовой студии, окончила ГИТИС. В 1987 году была приглашена в состав группы «Мираж». В 1988-м ушла из группы и основала свою – «Звезды». В этом же году выпустила альбом «Маленький принц». Затем вышел второй альбом – «Дискотека», ставший мегапопулярным. Певица вошла в тройку лучших певиц года СССР. В 2002-м была приглашена на «Дискотеку 80-х». В 2004‑м объединилась с Маргаритой Суханкиной в дуэт, который назвали «Золотые голоса группы «Мираж». В 2009-м Наталия покинула группу из-за сор в коллективе.

Наталия была замужем четыре раза. От первого брака, с Николаем Гулькиным, – сын Алексей, ему 28 лет. От третьего брака, с Сергеем Мандриком, – дочь Яна.

Наталья Лазарева

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»
20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»