12:00, 07 Июня 2012 Версия для печати

Галину Самохину сразила тяжелая болезнь

78-летнюю актрису Галину Самохину поклонники советского кино помнят по фильмам «Сверстницы», «Хождение по мукам», «Служебный роман», одна из самых ярких ее ролей – Маша в экранизации пьесы Виктора Розова «В добрый час!». Сейчас болезнь приковала ее к постели, ей порой приходится голодать, ведь даже еду несчастной женщине подать некому.

В том, что Галина Самохина оказалась в очень сложной жизненной ситуации, нам рассказали сотрудники киногильдии, которые по мере сил помогают Самохиной. Мы дозвонились до Галины Михайловны.

– Пахала до 75 лет и никогда не задумывалась о своем здоровье, – говорит она. – О том, что у меня больное сердце, узнала случайно. Однажды поехала к больной свекрови, у которой в это время находился врач. Посмотрев на меня, доктор сказала: «Давайте-ка сделаем кардиограмму!» Оказалось,что я перенесла четыре микроинфаркта.

Но и тогда она продолжала работать. А потом к сердечной недостаточности добавились проблемы с ногами, тяжелые последствия диабета. Денег на лекарства нужно много, а пенсия актрисы – всего 13 тысяч рублей. Из них 3 тысячи Самохина высылает в Санкт-Петербург родной сестре, у которой болезнь Паркинсона.

– Иногда ко мне приходят из Благотворительного фонда Ольги Гобзевой, помните такую актрису? А еще социальный работник из поликлиники, – рассказывает Самохина. – Это, конечно, большая помощь. Но о многом я просто стесняюсь их просить. Например, неделями не могу помыться. Соцработник покупает мне продукты в магазине, но как их приготовить? А у меня ведь диабет, при таком заболевании нужно есть часто, но понемногу. Но иногда за весь день не удается поесть.

Проблема в том, что нет таких людей, которые могут со мной находиться постоянно… Много месяцев не могла постричь ногти на ногах. Знаете, какая это мука! – жалуется Галина Михайловна. – Я понимаю, что чужие люди этим побрезгуют. Я пыталась сделать это сама, кое-как дотянулась, вижу плохо и порезала себе все пальцы. Но самое отвратительное, из-за чего я больше всего страдаю, это недержание. Конечно, у меня есть памперсы для лежачих больных, но сама я их менять не могу. Вот и лежишь, как грудной младенец в пеленках. Но маленький начинает кричать, к нему подходят и меняют. А ко мне никто не подойдет, когда вот такое случается.

Ей в жизни пришлось пережить немало трагедий. Самой большой из них стала неожиданная смерть любимой дочери Елены, которая родилась у Самохиной в браке с режиссером Владимиром Граве. Лене было всего сорок с небольшим лет, когда она умерла от рака головного мозга.

– С мужем дочка развелась, работала в трех местах, поднимала двоих детей. Мой зять – журналист-международник, но лодырь и пьяница. И вот в кои-то веки дочь решила отдохнуть, поехала в Египет по горящей путевке, – рассказывает Галина Михайловна. – Там у нее случился приступ. Потом она мне сказала: «Мама, если бы ты знала, какая это боль!» С большим трудом ее из чужой страны привезли в Москву. Здесь выяснилось, что причина боли в опухоли, ей сделали срочную операцию. А я обо всем этом не знала! Дочь находилась без сознания, не могла сообщить мне, что с нею произошло. Все медицинские проблемы решали родственники ее бывшего мужа. Они даже не подумали, что надо и мне сообщить о случившемся. Когда Лену выписали из больницы, бывший муж стал за ней ухаживать. Тут и я узнала, что произошло.

Молодая женщина за считаные месяцы превратилась в инвалида. Нелегко было Галине Михайловне увидеть свою красавицу-дочку после операции.

– Когда я ее увидела, просто не узнала! – вспоминает она. – Она облысела, вся как-то раздулась, стала огромная, на десять размеров больше. Это нарушение обмена веществ. Я, конечно, виду не подавала, шутила, подбадривала ее. А сердце-то разрывалось! Потом, когда возвращалась домой, в троллейбусе мне стало плохо.

Полгода Галина Михайловна приезжала к дочери, старалась ей помочь. Но Елене становилось все хуже, в конце концов она утратила способность говорить и ходить.

– Последний раз, когда я ее видела, она была без сознания и начала «обираться». Есть такая страшная народная примета, когда человек начинает с себя как будто что-то снимать. На следующий день внучка мне позвонила и сказала, что Лены не стало, – плачет Самохина.

После смерти дочери Галина Михайловна помогала внучкам-подросткам. Сейчас они уже вышли замуж и имеют детей. Но, по словам актрисы, мешать им жить своими болячками она не хочет.

– Внучки живут на другом конце Москвы, – оправдывает их актриса. – У них тоже семьи. Подчинять всю свою жизнь разваливающейся бабке тоже нельзя. У меня только одно желание: не быть им обузой! Да, у меня нет сил, но у меня есть совесть, – говорит она. – Такой была и моя мама. У нас ведь в семье было четверо детей, а отец тяжело болел целых девять лет! Умер он перед самой войной от туберкулеза. А когда началась война, ох как нам было тяжело! Мы так сильно голодали! Я никогда этого не забуду.

Ухаживала Галина Михайловна и за больной матерью. А вот сама теперь оказалась никому не нужна…

– Не могу я вынести, когда на меня кричат, когда меня унижают! – в сердцах говорит Галина Михайловна. – Поэтому не ложусь в больницу. Дома я, по крайней мере, могу умереть спокойно. А уж сотрудники киногильдии, надеюсь, похоронят меня, не дадут склевать воронам.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:28, 06 Декабря 2016
Российская правозащитница рассказала, почему врачи не пойдут на митинг против снижения роста зарплат медработников
»
17:08, 06 Декабря 2016
О своеобразном превентивном ответе российской телепропаганды на доклад ВАДА по допингу узнал Sobesednik.ru
»
16:46, 06 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru — о том, где и как ютятся депутаты, которых не пускают в служебные квартиры предшественники
»