13:00, 07 Июня 2012 Версия для печати

Бывший муж Нонны Мордюковой простил ее предательство

Нонна Мордюкова
Нонна Мордюкова
Фото: Микола Гнисюк / Russian Look

Обычно охочая до разговоров о своей личной жизни, великая актриса Нонна Мордюкова о своем третьем браке с красавцем Владимиром Сошальским рассказывать не любила. Говорила коротко – не сошлись характерами. Корреспондент разыскала в Туле близкого друга Сошальского Геннадия Паринова. Он не только рассказал, почему рассталась звездная пара, но и поведал другие интимные тайны артиста.

Брак Владимира Сошальского и Нонны Мордюковой продлился всего полгода. По признанию самой Нонны Викторовны, замуж за красавца-актера, прославившегося после выхода фильма «Колье Шарлотты», она вышла только для того, чтобы прекратились разговоры за спиной, мол, как же так, великая Мордюкова – и одна. Но женского счастья этот скоропалительный брак ей не принес.

О своем замужестве гордая актриса не рассказала никому. Позже она признавалась: «Чувствовала, что в омут, в болото иду. Ну, думаю, ладно». По воспоминаниям младшей сестры Мордюковой, Натальи, Сошальский долго не хотел отпускать строптивую казачку: караулил у подъезда, названивал в квартиру, но она была непреклонна. Вот как описывает их встречу сестра актрисы Наталья:

«…Вдруг поворачиваю голову и чуть со скамейки не падаю от изумления. К нам по аллейке идет Сошальский собственной персоной. Володя вышагивал, как пионер, руки по швам, ничего при нем не было – ни чемодана, ни сумки.

– Нон, – окликнула я сестру, – Сошальский…

– О, господи, – выдохнула она.

Он подошел вплотную и печально произнес:

– Нонна, вернись… Нонна, я тебе даю слово…

– Ты уже клялся. И не один раз, Володенька. Ты отравил мне все нервные клетки, ничего у меня к тебе нет. Оставь в покое! Не нужно мне ничего!

Она так это сказала, что он вздохнул, повернулся и ушел» («Караван историй» от 12. 10. 2010).

О том, что на самом деле произошло между ним и Нонной, Владимир Борисович рассказывать не любил. Своими переживаниями и болью он делился лишь с одним близким другом – Геннадием Париновым. Геннадий Иосифович познакомился с красавцем- актером благодаря своей дружбе с другим, не менее известным в те годы артистом, Юрием Пузыревым.

– Сошальский был прекрасным человеком и другом, – вспоминает Геннадий Иосифович. – Он с таким азартом рассказывал о съемках, что я всегда слушал его, раскрыв рот. Про своих многочисленных жен и подруг тоже говорил весело, я не знаю ни одной женщины, с которой бы он расстался плохо. И только воспоминание об одной Нонне причиняло ему нестерпимую боль. Поймите, он ее очень любил, а она его предала…

Узнав о намерении сына жениться на знаменитой Нонне Мордюковой, мать Сошальского, тоже в прошлом актриса, загородила дверной проем и сказала трагическим голосом: «Только через мой труп!» Но обычно покорный во всем Владимир не послушал родительницу, Нонной он был пленен, очарован, загипнотизирован.

– Варвара Владимировна, мать Володи, все же смирилась с выбором сына и приняла Нонну, – вспоминает друг актера Геннадий Паринов. – Ни разу за все годы нашей дружбы я не слышал от нее ни одного худого слова в адрес невестки. И только после того, как Володя и Нонна расстались, она призналась мне: «Знаешь, Гена, я была против их брака, потому что Нонна была страшной грязнулей!» Она имела в виду, что Нонна Викторовна была резковатой, да и ее чувство юмора оставляло желать лучшего. Помню, Володя рассказывал, как Нонна кричала ему из окна, когда он уходил куролесить с друзьями: «Володька, ты там на гулянках не очень-то своим достоинством по сторонам размахивай, не балуй!» Несмотря на это, Сошальский сносил все, потому что любил ее.

– Почему же тогда они расстались? – не могла не спросить я.

– За два года до смерти Нонна Викторовна в одном интервью обронила такую фразу: «Мужчины у меня после Тихонова были, но все какие-то голодранцы попадались!» Я, прочитав это, возмутился – значит, и Сошальский был голодранцем!
А ведь это Нонна переехала к нему, в маленькую двушку в хрущевке, сразу после свадьбы. Комнаты были маленькие, а кухня совсем крохотная, там с большим трудом могли разместиться два человека. Нонна потерпела пару месяцев и решила сделать перестановку. Она позвала рабочих, и те сломали стену, которая разделяла кухню и гостиную. Конечно, стало попросторнее, но, видимо, во время ремонта Володя и Нонна поняли, что жить вместе им тяжко. И решили разойтись.
Несмотря на то, что брак двух звезд продлился всего полгода, Мордюковой и Сошальскому удалось остаться друзьями. Владимир Борисович стал первым, кому Нонна Викторовна сообщила о смерти своего единственного сына Володи.

– Это было в тот момент, когда я был у Сошальского в гостях, – вспоминает Геннадий Паринов. – Мы сидели, болтали, выпивали, вдруг раздался звонок. Володя поднял трубку, помрачнел, потом шепотом сказал мне: «Это Нонна» – и ушел в комнату. По обрывкам разговора я понял, что речь про чьи-то похороны, но в подробности вдаваться не стал. Только спустя несколько месяцев Сошальский рассказал, что Мордюкова позвонила ему рассказать о смерти сына.

По словам друзей актера, Сошальский очень хотел, чтобы Мордюкова родила ему ребенка, он мечтал о сыне. С дочкой Екатериной от предыдущего брака с Нелли Подгорной у них были превосходные отношения. Владимир Борисович часто навещал девочку в Ленинграде, где она жила вместе с мамой. Говорят, разговоры о детях Сошальский всякий раз обрывал на корню и лишь однажды проговорился…

– Я, как обычно, приехал к нему в гости, сидим, выпиваем, и в конце вечера, когда он был уже сильно подшофе, я спросил у него: «Володь, тебе 54 года, неужели у тебя, кроме Кати, больше детей нет?» – вспоминает Геннадий Паринов. Он так на меня как-то странно посмотрел и сказал: «Нет, у меня две дочери. Другая тоже живет в Ленинграде, но я с ней не вижусь». Это все, что он сказал мне в тот вечер. Больше мы к этой теме не возвращались.

Паринов говорит, что после развода с Мордюковой Сошальский долгое время был одинок. Да, случались короткие романы, но отношения с новыми подругами Владимир Борисович строить не хотел. Все изменилось, когда в его жизни появилась Светлана, которая работала в Театре Советской армии помощником режиссера.

– Света была для Володи настоящим ангелом-хранителем, – рассказывает Паринов. – Она прощала ему все, даже бесчисленные посиделки с друзьями, до которых Володька был охочий. Расскажу такой случай: приехал я к нему погостить, не успели сесть за стол, так сказать, выпить за встречу – звонок. Володя пошел открывать. Вскоре в комнату входят аж восемь человек! Это были артисты Театра Советской армии, у них как раз закончилась репетиция, и они решили скоротать вечерок у Сошальского. Володя, конечно, их впустил, но прежде чем проводить на кухню, выстроил в коридоре и как заголосит: «Так, ребята, предупреждаю, книги не пиз...ть!»

По словам Паринова, кулинар из Сошальского был превосходный. Весь театральный Ленинград приходил отведать его фирменное блюдо – мясо с салом.

– За мясом Володя специально ездил на рынок, – рассказывает Геннадий Иосифович. – Но ходить с ним по мясным рядам было невозможно: тут же выстраивалась очередь из продавщиц, которые хотели его обнять или попросить автограф. Володька тоже времени не терял – хватал понравившуюся девицу за талию. По возвращении он нашпиговывал мясо салом и – в духовку. Запах стоял сумасшедший! Володька очень любил угощать этим блюдом друзей, но как только они рассаживались за столом, он говорил: «Кушайте, гости дорогие, сыр швейцарский – четыре рубля 60 копеек, колбаса по пять рублей, мясо за семь рублей. Ешьте, ешьте, не стесняйтесь!» Вот такой он был выдумщик!

Очень часто Сошальского навещал другой артист, живший по соседству, Юрий Пузырев. И если сначала два актера говорили, как и полагается, о высоких материях, то спустя час Пузырев обычно говорил: «Володька, ну признай, что ты х...вый артист!» Сошальский начинал краснеть и негодовал: «Я?! Да на меня специально люди из Ленинграда приезжают!» Но Пузырев пропускал это мимо ушей и еще больше раззадоривал приятеля, повторяя эту фразу снова и снова.

Рассказывают, что нередко дело между товарищами доходило до драки, но уже на следующий день они мирились и шли обмыть это событие.

Между тем

Однажды презабавный случай произошел с близким другом Сошальского Юрием Пузыревым. В свое время он помог никому еще не известному студенту Евгению Евстигнееву устроиться в театр «Современник». С тех пор они стали друзьями не разлей вода.

Как-то раз в квартире Пузырева раздался звонок. Это был Евстигнеев, который тогда уже был знаменитым артистом. Евгений Александрович пожаловался другу, что ему стало плохо с сердцем на гастролях в Астрахани и его срочно отправили в Москву на лечение. Встревоженный Пузырев спрашивает: «Женя, может быть, тебе что-нибудь надо?» «Да, – тихим голосом отвечает тот. – Привези ко мне какую-нибудь девочку».

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»