14:00, 5 Марта 2012 Версия для печати

Тайна приемного сына Николая Караченцова

Когда с Николаем Караченцовым случилась беда, вдруг выяснилось, что в его семье, кроме родного, есть и приемный сын. Михаил дежурил у кровати артиста, позже сопровождал его на прогулках. Репортеры  выяснили, кто же этот парень.

Николай Петрович Караченцов всегда говорил, что семья для него на первом месте. А семья – это жена Людмила Поргина, сын Андрей, внуки Петя и Яна. И еще Михаил Большаков, которого в дружной семье Караченцовых давно считают вторым сыном.

12-летний Миша Большаков познакомился с Караченцовыми почти 20 лет назад. В то время он гостил у друзей родителей на даче. Их соседями и оказалась актерская семья.

– Стоял чудесный июньский день, – вспоминает Людмила Андреевна. – Мы с сыном Андреем поехали на дачу, а Коля в это время был на съемках. Я позвала соседей, собралась веселая компания, пели песни под гитару, шашлыки жарили. Потом я пошла в дом и вдруг обнаружила, что у меня не работает кран. Попыталась было сама отремонтировать – не получается. Тогда друзья и посоветовали позвать Мишу. Сказали, что у него просто золотые руки, он все починить может. Делать было нечего – позвала. И этот парнишка все отремонтировал за пару минут!

В благодарность Поргина пригласила юного мастера остаться в их компании. Мальчик согласился.

– А я в это время как раз вернулась из тура по Италии и увлеченно принялась рассказывать об этом друзьям за столом, – продолжает Поргина. – И если соседи к моим историям привыкли, то Мишка, помню, слушал меня открыв рот. Так мы и подружились. Тем летом он много времени гостил у нас, играл с Андреем. В общем, мы и сами потом не заметили, как постепенно он стал полноправным членом нашей семьи. Через какое-то время Мишка стал Колю называть папой, а меня – мамой.

Вскоре в жизни Миши произошло другое, не менее важное событие – он решил окреститься. Подтолкнула его к этому Людмила Андреевна.

– Я сказала: «Хочу, чтобы ты стал православным. Будем с тобой в монастыри ездить, в храмы ходить». И он согласился, ответив: «Хорошо, мама», – рассказывает жена актера. – Но еще больше он меня поразил, когда спросил, смогу ли я быть его крестной мамой. Я сразу согласилась. Для меня это большая честь и ответственность. От своих обязанностей я никогда не отлыниваю. Год назад мы ездили с Мишей в Грецию на остров, где находится церковь святого Михаила. Я знала, что крестнику просто физически необходимо там побывать. Он тогда переживал непростые времена, долго не мог найти работу, начал копаться в себе, и я поняла, что надо действовать. И едва Мишка ступил на эту землю, как сразу влюбился в ее красоты. В храме мы читали акафист, молились за здоровье Коли и всех, кого мы любим. На этом дивном острове мы пробыли буквально пару дней, и перед самым нашим отъездом произошел презабавный случай.

Утром мы с сынком, как я его в шутку называю, пошли в храм, и там он, стоя перед иконами, произнес: «Господи, как же я не хочу отсюда уезжать! Вот бы остаться еще на денек». И что вы думаете, нас так поразила красота собора, что мы, видимо, потеряли счет времени и в итоге опоздали на паром, уходящий на материк. То есть желание Миши исполнилось. Потом я нашла русскоговорящую девушку, которая помогла нам и организовала ужин для всех двенадцати человек, которые опоздали к переправе. И я помню, как я сидела у храма, чувствовала запах ладана, доносящийся оттуда, и мысленно возносила хвалу Господу, что нам удалось остаться в этом раю еще на одну ночь. А утром за нами пришел паром, и мы уехали оттуда такие счастливые!

Со своим крестным сыном Поргина общается почти каждый день. Если у Михаила нет возможности заглянуть на огонек к своей второй маме, он обязательно звонит, чтобы узнать, как дела у папы Коли, может ли он чем-нибудь помочь.

– Преданность Миши нашей семье я оценила, когда с Колей случилась беда (Николай Петрович попал в аварию, врезавшись в столб. – Авт.), – говорит Людмила Андреевна. – Я добилась того, чтобы Миша находился в реанимации. Большую часть времени рядом с Колей, конечно, была я – читала ему стихи, псалмы, пела песни, рассказывала смешные случаи из нашей жизни, о том, как дела на работе у сына, что опять учудил внук Петька, а вечером приходил Миша. Он читал Коке все письма из интернет-почты, которые приходили ему со всего мира – из Англии, Франции, Германии, Израиля, Канады.

Потом он стал приносить ему пластинки с его песнями – так нам рекомендовали делать врачи. Позже, когда Коля уже открыл глаза, приносил ему стопки кассет с фильмами, где Коля снимался. Показывали мы ему в основном комедии – настроение у мужа после операции, сами понимаете, было упадническое, ему ничего не хотелось, свет был немил, и нам надо было заставить его улыбаться.

Правда, когда мы хотели ему включить «Юнону и Авось», он мотал головой и отворачивался. Миша покупал килограммы творога, клубники и всех продуктов, которые нужны были тогда. После операции Кока очень плохо глотал, и, чтобы его накормить, уходили часы. Но от Миши я никогда не слышала ни слова упрека, он сидел у кровати Коли столько, сколько это было нужно, подносил ему ложечку и ждал, когда Николай Петрович проглотит пищу.

– А сын Андрей никогда не ревновал вас к Михаилу?

– Нет, что вы! Миша постарше нашего Андрюшки, поэтому он для него всегда был как старший брат: к примеру, учил ездить на машине. Да и вообще, они слишком разные. Андрюша – молчун, теннисист, спортсмен. А Мишка, наоборот, далек от спорта, на тренажеры его не затащишь, он говорливый, общительный. Когда мы приезжали куда-то отдыхать, наш Андрей первым делом интересовался, где бассейн, а Мишка шел на пляж загорать или в номере книжку читал. Но наш Андрюшка рано женился, а Мишка еще гуляет: говорит, не нашел свою девушку. Я, конечно, пыталась устроить своему крестнику его личную жизнь, приводила на смотрины каких-то девушек. Он весь вечер с ними флиртовал, заигрывал, глазки строил, цитировал классиков, а едва они уходили, надувал губы и говорил, что это не женщина его мечты.

Сейчас крестный сын Николая Караченцова работает в престижной фирме, окончил Московский автомобильно-дорожный институт.

– Машины – его главная и, похоже, единственная страсть, – вздыхает Людмила Поргина. – О двигателях, колесах и прочих деталях он может говорить часами. У него прямо глаза загораются, когда он смотрит свои эти автомобильные передачи. Но лично мне кажется, что из него бы получился неплохой актер. Он талантливый парень: пишет стихи и музыку, играет на гитаре. Но пока Мишка в своей жизни ничего менять не хочет. А мы счастливы, что у нас не один, а два сына.

 

Новости Партнеров
24СМИ
Loading...
comments powered by HyperComments