16:24, 12 Января 2015 Версия для печати

Женская нежность мужской игры: почему они стали президентами

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер
С каждым годом женщины становятся все более влиятельными в международной политике
Фото: Global Look Press

В Европе новый президент-женщина. Что означает эта тенденция и куда хорватка Грабар-Китарович приведет страну и Европу?

12 января появилась информация, что новым президентом Хорватии стала кандидат от правоцентристского «Хорватского демократического союза» Колинда Грабар-Китарович. Мы поговорили с экспертами и узнали, тенденция это или новое исключение, а также как это событие отразится на странах-соседях, всей Европе и мире в целом.

Женская рука в мужской игре

Избрание нового президента Хорватии проходило на фоне недовольства граждан страны экономическим положением после вступления в Евросоюз. А Колинда Грабар-Китарович активно критиковала своего предшественника. В связи с этим логично предположить, что с приходом женщины Хорватия изменит курс и отдалится от Евросоюза.

Политолог, общественный деятель, депутат Национальной ассамблеи России Гейдар Джемаль уверен, что приход на пост президента женщины как раз ограничит Хорватию в возможностях сделать что-нибудь неожиданное, поскольку Грабар-Китарович «будет гораздо в большей степени привязана к принимаемым в Евросоюзе и Штатах решениях».

Колинда Грабар-Китарович
Колинда Грабар-Китарович
Фото: Официальный аккаунт политика в Facebook

— Возьмите в пример Меркель. Она сегодня очень жёстко разошлась в позициях по той же России со своими непосредственными коллегами по управлению германским государством, со своими министрами, с бизнес-сообществом, которое крайне недовольно санкциями. Но для неё послушание и прибывание в статусе «хорошей девочки», good girl, гораздо важнее, чем консенсус внутри политического класса Германии, — считает политолог, добавляя, что в истории не было правительниц, «кроме, может быть, Екатерины Великой, которые нарушали правила игры и делали решительные ходы».

Известный журналист и политический консультант Анатолий Вассерман также считает, что в целом выбор женщины-президента вряд ли повлияет на отношения с Евросоюзом:

— Проблемы в самом Евросоюзе действительно существуют. Проблемы у Хорватии, связанные с Евросоюзом, также несомненно очень тяжелы и опасны, поэтому понятно, что народ ищет выхода. Но я не думаю, что выбор именно женщины на поиск пути выхода связан с тем, что она женщина. Скорее тут искали человека с подходящей политической платформы, а пол в данном случае не столь важен, — отметил эксперт.

Колинда Грабар-Китарович является кандидатом от правоцентристского «Хорватского демократического союза». Скоро в Хорватии пройдут выборы в парламент. Многие считают, что Хорватия может оказаться под управлением правых и консерваторов, а это поставит под угрозу отношения с соседями, в том числе с Сербией.

— Насколько я могу судить, у самой Сербии сейчас тоже достаточно напряжённые отношения с Европейскими союзом. Более того, именно ЕС сам в значительной мере добивался в своё время раскола Югославии. Полагаю, что выход из Европейского союза может, как ни странно, даже способствовать сближению Хорватии с Сербией, — отмечает Вассерман.

По мнению эксперта, религиозные противоречия между странами, которые стали причиной или, «по меньшей мере, поводом для многих исторических столкновений», есть, однако сербам, которые придерживаются разных религий, будет проще найти общий язык, «когда не будет под боком желающих погреть руки на этих столкновениях».

Победа феминизма как поражение Запада?

Грабар-Китарович стала далеко не первой женщиной-президентом. Пальма первенства здесь принадлежит Исландии, которую в 1980 году возглавила Вигдис Финнбогадоттир. С тех пор странами Северной Европы не раз управляли яркие женщины-политики, такие как премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брутланд или президент Финляндии Тарья Халонен, а в Ирландии женщины занимали президентский пост 21 год подряд — с 1990 по 2011 год. Сейчас правительством Дании руководит Хелен Торнинг-Шмитт, а литовское государство возглавляет Даля Грибаускайте.

В 90-х традицию «женского правления» в Латинской Америке заложили Джанет Джаган из Гайаны и Виолетта Барриос де Чаморро из Никарагуа. Сейчас всем известны президент Бразилии Дилма Русеф, президент Чили Мишель Бачелет, сумевшая взять реванш на выборах 2014 года, и президент Аргентины Кристина Киршнер. Карьера последней, правда, скорее является примером передачи политического веса «по наследству» от мужа — экс-президента, что вообще характерно для Аргентины.

Дилма Русеф
Президент Бразилии Дилма Русеф — пожалуй, самый влиятельный политик в Латинской Америке
Фото: Официальный аккаунт политика в Facebook

В Индокитае женщины-президенты также нередко «наследовали» мужьям — известным диссидентам, преследуемым предыдущими режимами. Первой самостоятельной политикессой, избранной в этом регионе на пост президента, в 2001 году стала Глория Арройо (Филиппины). В последние годы женщины становятся руководителями государств и в довольно консервативных странах, таких как Косово (2011 год, Атифете Яхьяга) и африканские Либерия и Малави.

Гейдар Джемаль считает, что относительная популярность женщин-президентов является чётким показателем того, что в Европе высшие посты, на которые становятся женщины, «теряют политический вес в раскладе структурной власти»:

— Современный президент — это не более чем менеджер, — говорит Гейдар Джемаль. — Причём если можно раньше было считать, что статус президента — «директор гостиницы», то сегодня он всё больше и больше становится швейцаром при дверях в ярких эполетах, в яркой одежде, который просто функционально распахивает двери. А функции того, что было раньше, скажем во времена Черчилля, Рузвельта, де Голля — такие личности, которые были самостоятельными игроками на уровне истории... Их же нельзя назвать менеджерами, — поясняет политолог, добавляя, что кто-то, назвав Сталина «хорошим менеджером», ошибается: по мнению Джемаля, Сталин является субъектом истории, как и Муссолини, Гитлер, Черчилль, де Голль, Рузвельт.

— Но сегодня официальные и формальные позиции президентов, которые сохраняются в структуре власти, ничего не весят. А функции принятия решений перешли в клубы, которые стоят за их спиной — клубная власть. Когда президентом или премьер-министром становится женщина, глава государства оказывается более зависимой и более периферийной фигурой, которая в большей степени зависит от закулисья принимаемых решений. Женщина в этом смысле является более удачным выбором, поскольку она послушна, предсказуема, от неё не будет таких, так скажем, «неприятных неожиданностей», — объясняет политолог, приводя в пример ситуацию с президентом Турции Эрдоганом, которого, по его словам, Запад считал простым и предсказуемым, а он оказался «амбициозным мачо и альфа-самцом».

Гейдар Джемаль
Гейдар Джемаль
Фото: Russian Look

— Или Путин, например. Совершенно понятно, что, если бы на месте Путина была какая-нибудь [экс-депутат Государственной думы Любовь] Слиска или [председатель Совета Федерации Валентина] Матвиенко, то никаких проблем с Россией у Запада бы не было, — считает Джемаль.

В связи с этим, по мнению политолога, в настоящее время, поскольку пост президента опасен и уязвим, его значение понижают и усиливается «закулисная сторона формирования политических решений».

Зачем женщины идут в политику

Анатолий Вассерман уверен, что победа женщины на президентских выборах в Хорватии является исключением:

— При всём уважении к женщинам, по моим наблюдениям многие требуемые на руководящих должностях личные качества плохо совмещаются с обычным женским типом характера. Конечно, женщина может преодолеть это, кроме того, спектр женских характеров, хотя и менее разнообразен, чем спектр мужских, тем не менее он тоже достаточно велик и разнообразен, чтобы можно было найти женщин, чей характер подходит для руководящей деятельности на сколь угодно высоких постах. Но в любом случае это именно исключение из общего правила, — комментирует Вассерман.

Анатолий Вассерман
Анатолий Вассерман
Фото: Russian Look

По словам Вассермана, в природе, не только в человеческой, функция женского пола заключается в сохранении уже достигнутого, а мужской пол заточен под поиск и достижение чего-то качественно нового:

— Но зачастую поиск нового важнее, чем сохранение уже существующего, — рассказывает эксперт. — Есть женщины, по складу своего характера вполне способные и даже желающие искать нечто новое, бороться и достигать, но это именно исключение из общебиологического правила, касающегося не только людей, но и всего живого. Поэтому женщины-руководители были и впредь будут именно исключениями. Хотя преодолевающих природное препятствие женщин можно только уважать. Но надо иметь в виду, что оно всё-таки для большинства женщин существует, и чем бороться с природой, гораздо проще и полезнее заниматься тем, для чего у тебя есть все необходимые предпосылки.

Колинда Грабар-Китарович набрала 50,54%. Действующий президент Хорватии оказался позади с 49,46% голосов. Грабар-Китарович после оглашения результатов заявила, что ощущала себя уверенно и, поскольку знала, что «люди будут голосовать за перемены», была настроена на победу.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:03, 06 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Елена Скворцова – об автокатастрофе в Югре, унесшей жизни 12 человек
»
22:04, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить об опасности заболевания туберкулезом в городской среде
»
21:03, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить историю появления автокресла и его нынешнее значение в безопасности на дорогах
»