Источник: Собеседник №10 '14
07:00, 23 Марта 2014 Версия для печати

Телеведущий Тимофей Баженов: Я перепробовал сотни смертей...

«Человек для опытов» – так назывался один из циклов программы «Рейтинг Баженова». В другой раз Тимофей выступал с подзаголовком «Могло быть хуже». Он все время ищет приключений. Зачем? И как это порой заканчивается? Об этом ведущий экстремально-познавательного проекта, новый сезон которого скоро выйдет на канале «Россия-2», рассказал нам.

«Мир экстремалов узок»

– Есть же примеры Дроздова, Затевахина. Чего вы рискуете шкурой, а не сидите в студии, поглаживая крокодильчиков?

– Николай Николаевич и Иван – очень уважаемые люди. Я не хотел бы никаких противопоставлений... Просто мы занимаемся разным делом. Они – просветительским телевидением, а я – экшен-шоу. Это уникальный жанр, в нем мало кто может работать. Косвенно мои слова подтверждает полное отсутствие аналогов как на отечественном, так и зарубежном ТВ.

– Насчет зарубежного я бы поспорила. Все-таки у вас есть, если так можно сказать, коллеги.

– Ну сколько нас? Максимум 10 человек на всем мировом ТВ. Все мы друг друга знаем, со всеми я в хороших отношениях... с теми, кто еще жив. Наш мир очень узок, как мир цирковых акробатов. И конечно, мы друг за другом следим. Что-то я повторяю за своими зарубежными коллегами, что-то – они за мной.

– Например? Что они за вами повторяли?

– Хождение по углям, падение в замкнутой сфере с большой высоты...

– И что в этом особенного?

– Конечно! Это обычное дело! (Смеется.) Мы разработали технологию падения в бочке. Звучит юмористически? На самом деле падение в бочке (неважно, на твердую поверхность или в воду) – всегда смерть. Достаточно знать физику на уровне 5-го класса, чтобы понять: это сложный фокус... Еще мы делились опытом по длительному нахождению в холодной воде.

– Вас повторили или раньше околели?

– Повторили, но с другим уклоном. Нас больше интересовала моя эмоциональная реакция, способность разговаривать, двигаться в условиях гипотермии. Зарубежные коллеги обвешивали своего героя датчиками и смотрели, как происходит процесс умирания биологического организма.

– Извращенцы!

– Запад есть Запад, Восток есть Восток. Именно поэтому мы побеждали своих недругов в боях. Мы всегда считали, что могло быть хуже, а они – что хуже быть не могло. И воевать наши солдаты готовы до последней капли крови, а их – до последнего патрона.

«Трофические язвы лечил два месяца»

– Какие испытания для себя придумали лично вы?

– Да многие. Мне был интересен процесс подвешивания человека на крюках, и я это сделал. Мне было интересно попробовать выбраться из кратера вулкана. Это было достаточно сложно...

– А попытаться выжить в жару без воды и в мороз без одежды – не ваша инициатива?

– Продюсерская. Эти серии получились наиболее эффектными и собрали самый хороший рейтинг.

– В них вы дошли до предела человеческих возможностей?

– Да, конечно. Мороз мы начинали снимать в минус 27, а на второй-третий день было уже далеко за 30... и закончилось все не очень хорошо. Кусочки от меня поотваливались.

– А выглядели вы целехоньким!

– После того как приключения на морозе были полностью отсняты, понадобилось крупно доснять детали: ноги, руки, лицо на снегу. Я уже чувствовал себя сильно истощенным, и стоило бы немножко себя поберечь, но... Рядом с тем местом, где снимали мои ноги, поставили алюминиевый таз с кипятком. Побыл я в снегу, переминаясь с ноги на ногу, минут 10 – шагнул в таз...

– Согрелись?

– Согреться-то согрелся. Но мы не учли несколько моментов. Ни в коем случае нельзя мороженые ноги опускать в кипяток. Из-за этого я получил большие трофические язвы, которые потом еще лечил почти два месяца. И второе: оказывается, таз с кипятком, стоящий на промороженной земле, никак не экранирует ногу человека от того, чтобы она не примерзла. То есть я стою в тазу, нога у меня варится, а стопа в это время через алюминиевое дно примерзает...

– Прямо экзекуция!

– В итоге я, шагнув, оторвал кожу, которая примерзла к тазу. Было очень неприятно.

«Мама сначала боится, потом гордится»

– А обратная ситуация, когда вас оставили в жару в песке?

– В песке было очень плохо. Кажется, ерунда. Кто не проделывал это с собой на пляже?! Но выяснилось, что вертикально закопанный человек начинает умирать практически сразу.

– Зажаривается?

– Там, внизу, после метра в глубину, песок уже не горячий. Проблема в том, что сильно зажата грудная клетка и говорить, дышать человек почти не в состоянии.

– И на кой вам это? Неужели банально самоутверждаетесь?

– Именно что самоутверждаюсь! Если бы речь шла о неоправданно быстрой езде по шоссе или рисковых подрезаниях, я бы со своим самоутверждением выглядел смешно. Ничего такое самоутверждение не стоит. Но в моем случае: да, это самоутверждение!

Пройдя очередное испытание, на которое, будем объективны, мало кто решится, я получаю моральное удовлетворение. Первые 10 часов почиваю на лаврах и думаю: «Уж это повторить никто не сможет!» Потом соглашаюсь с мыслью, что кто-нибудь, наверное, все-таки повторит. Но это не уменьшает осознание героизма в моей голове... Да, мне это нравится. И мне нравится, что моя мама сначала боится (я всегда рассказываю ей, что меня ждет), а потом гордится!

– Есть еще что-то, что вы хотели сделать с собой, но пока не сделали?

– Пожалуй, нет. Все казни египетские мною перепробованы. Вообще, человека на тот свет можно отправить очень ограниченным числом воздействий...

– Ваша жизнь застрахована?

– Нет.

– Как это?!

– Просчет рекламной службы. Думаю, какая-нибудь страховая компания могла бы дорого заплатить, чтобы я размахивал в кадре ее полисом.

– На днях стартует новый сезон «Рейтинга Баженова». Вы уже и воду в презервативе кипятили, и аспирин из лосиного помета получали. Что предпримете в новых сериях?

– Цикл называется «Война миров». В нем мы расскажем про эволюцию, про особенности строения новых, клонированных существ. Про интродуцентов – это такие животные, которые исторически на занимаемых территориях не жили, но как-то сумели приспособиться...

– Как нелегальные мигранты в Москве?

– Точно. В дикой природе все то же самое.

/смотри в оба

Смертельно опасные номера

Ведущие экстремальных телепрограмм нередко становятся жертвами самоуверенности.

Так, 16 февраля, от укуса ядовитой змеи скончался Джейми Кутс, звезда телеканала National Geographic. Телеведущий-пастор прославился тем, что и в программе «Спасение змеями», и на своих проповедях утверждал: яд пресмыкающихся не может причинить вреда, если человек верит в Бога. Получается, что все-таки может...

В июне прошлого года в Оклахоме погиб другой смельчак – известный исследователь ураганов Тим Самарас, снимавший передачи для каналов National Geographic и Discovery. «Охотника за торнадо» подвело упорное желание выяснить, что происходит внутри воронки. Самарас вместе с сыном и съемочной группой подобрались слишком близко к центру смерча... Все они погибли.

В 2006 году трагически ушел из жизни прославившийся на весь мир «охотник на крокодилов» – 44-летний ведущий из Австралии Стив Ирвин. Опасные заигрывания с животными не раз заканчивались для Ирвина кровью. Крокодилы разгрызали ведущему сухожилия, били его хвостом по голове. Но смертельным оказался удар ядовитым жалом, который нанес прямо в грудь Ирвину скат под водой. Оператор, плывший за ведущим, снял его гибель на видео.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»