00:00, 17 Мая 2011 Версия для печати

Бизнес-круг Медведева

Не имей сто рублей, а имей... в друзьях президента

Анонимный ДАР

На прошлой неделе врачи противотуберкулезного санатория «Плёс» в Ивановской области забили тревогу. Их заведение разгоняют якобы из-за того, что рядом строят новую резиденцию президента. По соседству действительно идет реконструкция объекта культурного наследия «Усадьба Черневых».

Прошлым летом ивановский губернатор Михаил Мень признался, что на месте памятника культуры будет объект Федеральной службы охраны. На сайте Группы компаний СВЭЛ, которая устанавливала в усадьбе систему бесперебойного электроснабжения, сказано, что над объектом работает Управделами президента. В Кремле это отрицают. По документам, в 2009 году объект купил на аукционе фонд региональных некоммерческих проектов «Дар». «Собеседник» выяснил, что в январе 2011-го фонд также получил в аренду часть прилегающей акватории Волги.

Не исключено, что этот волжский дворец, который приписывают Медведеву, заменит собой резиденцию на территории черноморского заказника Большой Утриш («Собеседник» писал о ней в №4 от 3.02.2009), возведение которой откладывается.

– Там особо охраняемая природная территория, где растут краснокнижные виды растений, – пояснил представитель Гринписа Михаил Крейндлин. – и никакая экологическая экспертиза не даст на работы добро.
Впрочем, четырехкилометровую просеку к месту будущего дворца (по документам он проходит как «физкультурно-оздоровительный комплекс») строители успели прорубить без всякой экспертизы. Сейчас в лесу держит вахту экологический пост из добровольцев.

– Сегодня там грозовое затишье, – рассказала координатор движения «Спасем Утриш» Мария Рузина. – Сначала разные люди спрашивали, сколько нам заплатить, чтобы мы ушли. В 2010-м были случаи поджога леса. А теперь появилась информация, что Утриш собираются зачистить от экологов уже силовыми методами. Местные чиновники нам сочувствуют, но говорят, что отмашка идет с самого верха.

Скандальный лесной участок получил в аренду тот самый фонд «Дар» (зарегистрирован 3.11.2006), он же – инвестор застройки. По отчету Газпромбанка, наблюдательный совет фонда возглавил зам. председателя правления Газпромбанка Илья Елисеев, однокурсник Дмитрия Медведева. Гендиректором «Дара» стал Филипп Полянский, бывший ученик Елисеева на юрфаке СПбГУ. А принадлежащая фонду «Управляющая компания» (госрегистрация от 23.07.2007) находилась по одному адресу с Фондом социально-культурных инициатив (ФСКИ), в руководство которого входит Светлана Медведева. Немудрено, что слухи о том, что резиденцию задумали под президента, распространились не только среди экологов.

Фонд «Дар» на запрос, для кого предназначен будущий комплекс, не ответил. В ФСКИ от строительства открестились.

Супруга во благо

Светлана Медведева связана и с другими благотворительными организациями. Наиболее известная из них – программа «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России», попечительский совет которой она возглавляет. Кроме нее, туда входит известный бизнесмен Валерий Володин (инвесткомпания «Еврофинансы»). Цель организации – воспитание молодежи в традициях патриотизма и православия.
Еще Светлана Медведева состоит в общественно-попечительском совете Кронштадтского Морского собора. Первая леди родилась в Кронштадте, и малая родина ей небезразлична. Среди членов совета – гендиректор Международного благотворительного фонда «Константиновский» Геннадий Явник. Фонд Явника на пожертвования Центробанка, Газпрома и т.п. реставрирует федеральные особняки и дворцы для Управделами президента (Константиновский дворец в Стрельне, дворец князя Лобанова-Ростовского в Петербурге и др.). Помогает ли в поиске денег знакомство Явника с Медведевой и какая часть собранных средств идет не по прямому назначению, а на функционирование фонда, в «Константиновском» не ответили.

Но если связь Медведевой с этими организациями еще известна, то на работу «Медицинского благотворительного фонда по оказанию социально-финансовой помощи пострадавшим при стихийных бедствиях, техногенных катастрофах и в военных действиях» будто гриф «секретно» наложен.

Этот фонд был зарегистрирован 11 ноября 2004 года по адресу: Большая Сухаревская площадь, дом №3. Уставный капитал – 0 рублей. Пять учредителей, среди которых Светлана Медведева и Константин Чуйченко. Чуйченко был однокурсником Дмитрия Медведева по юрфаку, а сейчас работает его помощником и возглавляет Контрольное управление президента. Исполнительным директором организации был назначен Папазов Владимир Ильич из Всеволожска Ленинградской области (в этом городе до переезда в Москву жил и Константин Чуйченко). Согласно бизнес-справочникам, в Петербурге и Всеволожске Папазов возглавлял также Ленобл-водосервис, Центр целевого туризма «Инмедтур» (организация лечения в клиниках Западной Европы) и некоммерческое партнерство «Центр развития технопарков Ленобласти».

Информацию о том, сколько денег собрал медицинский фонд Медведевой и кому из пострадавших в катастрофах и бедствиях он помог, по открытым источникам выяснить не удалось. Не получилось найти эту организацию и по указанному адресу, где располагается НИИ имени Склифосовского.

– Никакого фонда у нас нет и никогда не было, – пояснили в приемной директора института.

Ни о каком Папазове в НИИ тоже не слышали. При этом телефон благотворительной организации оказался контактным еще у целого гербария различных коммерческих фирм: технических, строительных, мебельных, кредитных. Самым интересным в этом букете оказалось ООО «СИГМА», сфера деятельности – «оптовая торговля золотом и другими драгоценными металлами», что на реабилитацию пострадавших в военных действиях уж совсем не тянет.

Звоню по указанному но­меру.

– Здесь нет никакого фонда, – ответил мужской голос. – И других организаций тоже. Допускаю, что в каких-то справочниках и документах телефонный номер может быть указан, но это частный номер.

Представиться мужчина отказался.

Может, загадочный фонд был сразу ликвидирован? Нет, согласно выписке из ЕГРЮЛ, минимум 5 лет он просуществовал, но все равно не оставил после себя никаких следов. Учитывая, что множество аналогичных благотворительных организаций в России создается исключительно для отмывания средств и неуплаты налогов, доверия такая таинственность не внушает.

Самый богатый в Кремле

Коллега Медведевой по благотворительности Константин Чуйченко учился с будущим президентом не просто на одном курсе – в одной группе. Считался на юрфаке его близким другом.

– Они были очень похожи как личности, – пояснила их однокурсница Марина Лаврикова.

После университета Чуйченко пошел служить в КГБ, но быстро снял погоны и ушел в бизнес. В 1992 году стал директором московского АОЗТ «Интерюраудит де Фариа энд Т». Фирма образована 10.09.1991 по домашнему адресу одного из учредителей – Светланы Тихоновой (другой – западный бизнесмен Александр де Фариа). Чуть позже младшая дочь Тихоновой, Кристина, вышла за Чуйченко замуж, так что бизнес оказался семейным. Фирма занималась вложением немецких инвестиций в России, но в 94-м Чуйченко увлекся адвокатской практикой. Несколько лет вел дела по акционерным спорам, но когда в Москву перебрался Медведев, вошел сначала в состав правления Газпрома, а затем и в Кремль.

Поначалу Чуйченко слыл самым богатым чиновником администрации президента – за 2008 год он сколотил 368,5 миллионов рублей (то есть зарабатывал по миллиону с гаком в день). Впрочем, в последней декларации цифры гораздо скромнее – «всего» 6 миллионов с копейками.

Пока Чуйченко делал карьеру в Газпроме, его жена с тещей (Кристина и Светлана Тихоновы) трудились в ЗАО «Тропикана Маркетинг». Эта фирма, учрежденная офшорной «Тропикана Маркетинг Лимитед», работала в России с 1996 по 2005 год. В прессе тех лет ее еще называли «МММ для богатых». Компания продавала новым русским таймшер (клубный отдых) на Канарах. Продавала по очень высоким ценам и в количестве, превышающем возможности фирмы.

– Было много обращений недовольных клиентов «Тропиканы», – пояснили в юридическом агентстве Persona Grata.

Вскоре учредитель компании Джон Палмер попался на выпуске фальшивых сертификатов и двойных продажах, за что схлопотал в Англии восемь лет, и «Тропикана» прикрылась.

Сегодня домашние телефоны Светланы и Кристины Тихоновых ассоциируются с рядом строительных и торговых фирм («Террамикус», «Вонреформ», «Сир-Трейд», «Бико-Лимитед»).

Старшая сестра жены Чуйченко возглавляет российское представительство компании Glencore International, крупнейшего в мире сырьевого трейдера. С ним Яна Тихонова работает еще с прошлого века. В 98-м свояченица нынешнего помощника президента стала гендиректором ООО «Мерк Компани», учрежденного кипрским офшором. В компании работали всего 2 человека. В 2001 году название фирмы засветилось в судебном процессе вокруг экспорта нефти ЮКОСом. Структуры Ходорковского продавали нефть «Мерк Компани», чтобы та продавала их Glencore, чтобы тот продавал их… и так далее. Собственно, все действовало по тем правилам, которые тогда существовали в государстве Российском.

Через Glencore на Запад идет немалая доля российской нефти, металла и зерна. Капитализация компании – около 60 млрд $, прибыль тоже исчисляется миллиардами. Прошлогодний запрет экспорта зерна из России поднял мировые цены на пшеницу, чем помог Glencore увеличить доходы его сельхозподразделения почти вдвое. С чем связаны успехи трейдера, в швейцарской штаб-квартире фирмы не пояснили.

Медведевская фора

Константин Чуйченко – не единственный успешный приятель президента. Если бизнес-окружением Путина считается кооператив «Озеро», то для Медведева такой коммерческой лагуной стал питерский юрфак.
Под занавес 1990 года 25‑летний Дмитрий Медведев зарегистрировал малое предприятие «Уран», которое производило «товары народного потребления». Соучредителями стали его однокурсники Антон Иванов и Илья Елисеев. Эта же троица в 94-м создала «Консультационную фирму «Балфорт». Иванов потом работал в «Союзконтракт-Услуги», ОАО «Газпром-Медиа», а сейчас возглавляет Высший арбитраж России.

Елисеев засветился на посту президента ассоциации «Юридический центр» и старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (бюро защищало от нападок Дерипаски «Илим Палп Энтерпрайз», акционером которого был Медведев). После появления Елисеева в руководстве Газпромбанка он стал членом совета директоров ОАО «Благовещенский арматурный завод», производящего трубы для Газпрома и нефтянки. По некоторым видам продукции БАЗ считается на рынке монополистом. Основным владельцем завода является ООО «Цертум-Инвест», которое принадлежит бывшему студенту Елисеева 30-летнему Филиппу Полянскому, связанному с тем самым фондом «Дар», что непонятно для кого собирается строить дворец в Большом Утрише. Полянскому также принадлежат питерский дворец графа Кушелева-Безбородко и бизнес-центр в московском Перово.

Вместе с Елисеевым и Ивановым Дмитрий Медведев не только вел бизнес, но и написал трехтомник «Гражданское право». Среди соавторов – Михаил Кротов, с которым будущий президент работал на юрфаке. В 1992-м Кротов вместе с бывшим преподавателем Медведева Николаем Кропачевым (ныне – ректор СПбГУ) зарегистрировал в комитете внешних связей Путина фирму RMN-FRITERM и возглавил зарегистрированную там же «РОШ-Петербург» (учредитель – люксембургская «РОШ Кредит Интернэшнл» израильтянина Марка Клабина). Кротовское подразделение «Рош» засветилось в создании московского казино «Рояль» (одного из первых в России) и питерского vip-клуба для политиков и олигархов «Талион». В марте 1995-го «Рош» приобрела еще и пакет акций АООТ «Балтийское Морское пароходство», в руководство которого вошел Кротов. Новые хозяева пытались предоставить пароходству многомиллионный кредит под залог судов. Председатель совета директоров компании Иван Лущинский возражал. В октябре Лущинский был застрелен в подъезде собственного дома. Его место в совете занял Михаил Кротов, и договор о кредитовании был подписан. Через год Арбитражный суд Санкт-Петербурга признал предприятие банкротом.

– У пароходства осталось всего 9 судов из почти двух сотен, а Лущинский противился этому преднамеренному банкротству, – рассказал «Собеседнику» близкий убитого. – Его убийц так и не нашли.

Сейчас Михаил Кротов – полпред президента в Конституционном суде. На запрос «Собеседника», поддерживает ли он отношения с Клабиным и каковы его собственные взгляды на причины смерти коллеги, юрист не ответил. Промолчали и в «Рош». Все, что касается бизнеса окружения Медведева вообще – не для посторонних ушей.

– Среди нашего курса многие бизнесом занимаются. Были, правда, и такие, кто пошел по профессии. Сергей Моргун из 4-й группы, например, стал следаком и получил пулю. А бизнес теперь безопасней. Я тоже недавно решил завести свое дело, – признался один из однокурсников президента. – Благо встречи выпускников у нас проходят теперь каждый июнь. Там можно поговорить о деле если не с самим Димой, который входит в ресторан походкой борца, то с его близкими приятелями. Тут важна психоморальная поддержка. В нужный момент такое знакомство всегда способно помочь. С информацией о том, что я – однокурсник президента, любой тендер выиграть легче. К осени надеюсь запустить собственное производство, обещание уже получено.

справка

В 90-е годы Дмитрий Медведев был акционером лесопромышленной компании «Илим Палп Энтерпрайз», но к концу века из числа ее учредителей вышел. Кому будущий президент передал свои акции, в компании пояснить отказались. По слухам, в этот бизнес Медведева вовлекла его жена Светлана. По информации «Собеседника», у Светланы Медведевой действительно неплохие отношения с Татьяной Зингаревич, супругой совладельца «Илима». Касается ли это их бизнес- или родственных связей, выяснить не удалось, однако в Петербурге Зингаревичи жили по соседству с домом будущей первой леди и самого президента, на улице Бухарестской. Официально сейчас Медведев от лесных дел дистанцируется, однако в прошлом году главным управляющим директором инновационного центра «Сколково» был назначен Михаил Мошиашвили, прежде занимавший аналогичную должность в «Илим Палп».

кстати

– Ни Медведев, ни Елисеев с Ивановым особыми бизнес-талантами на факультете не блистали, – вспоминает однокурсник президента Виктор Луговой. – Самая предпринимательская жилка была, пожалуй, у Лёши Долгушевского. Он вроде как барыжил гитарами Дольского. И была у него самого редкая и дорогая «Кремона». Другой наш однокурсник, Коля Винниченко, к нему все подкатывал: «Продай «Кремону»!» А тот – ни в какую. Потом гляжу: ходит счастливый Коля с заветной гитарой. У Долгушевского, говорит, купил. Да только вижу: забоины не на тех местах, качество похуже. Захожу к Лёшке, а тот лежит на диване, струны пощипывает. Спрашиваю: «Колись! Что Кольке впарил?» Оказалось, он шел мимо «комка» и увидел там похожую «Кремону», подретушировал под свою и загнал ее подороже Винниченко.

Теперь Николай Винниченко – полпред президента в Уральском федеральном округе, а Алексей Долгушевский работает в Питере всего-навсего адвокатом – доигрался.

мнение эксперта

– Даже вскользь упомянутая информация о близости к президенту не может быть незамеченной при деловых переговорах, бизнес-конфликтах, подрядных контрактах, государственных заказах, – считает руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. – Это хорошее подспорье в борьбе против лишних бюрократических проблем. Но справедливости ради стоит отметить – срабатывает такая информация отнюдь не всегда. Это лишь преференция, фора, но еще не стопроцентная гарантия того, что в случае неприятностей власть окажется на стороне знакомого с чиновником бизнесмена.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

11:12, 06 Декабря 2016
Sobesednik.ru спросил у двух знаменитых тренеров, насколько реален уход Леонида Слуцкого из ЦСКА
»
10:08, 06 Декабря 2016
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков – об ушедшем в мир иной Гейдаре Джемале
»
07:09, 06 Декабря 2016
Получить зимой обморожение намного легче, чем кажется, напоминает Sobesednik.ru
»