00:00, 05 Апреля 2011 Версия для печати

Почему мужики мрут, а бабы не рожают?

На прошлой неделе были объявлены предварительные итоги Всероссийской переписи населения-2010. Цифры неутешительные: если в 2002 году в России женщин было на 9,5 миллионов больше, чем мужчин, то в 2010-м – уже на 10,6 миллиона. Вопрос: от кого бабам рожать? Не потому ли за восемь лет население страны сократилось еще на 2,2 миллиона человек?

Чтобы выяснить, так ли страшна статистика, как ее Росстат малюет, «Собеседник» решил отправиться в небольшой провинциальный городок. Ведь согласно переписи, 73,3 процента россиян – горожане, половина из которых живут не в мегаполисах, а именно в малых городах. Выбор наш пал на Алексин – старинный русский город в Тульской области, основанный аж в 1348 году.

Роддом

Поехал я туда с твердым намерением разобраться, насколько цифры на бумаге отличаются от российских реалий. Обвиняют же блоггеры-«правдорубы» наши власти в том, что перепись 2010 года сфальсифицирована. Настоящие данные еще ужаснее, и вранье все эти разговоры о том, что ежегодная естественная убыль населения сократилась более чем в три раза. Мол, меры, направленные на улучшение демографии, провалились.

Сразу по приезде я рванул в роддом. В Алексине он расположен на самой окраине города. Думал, увижу разваленную избу с изможденными от усталости и безденежья врачами. А оказалось, роддом занимает несколько новых корпусов, напичканных современным оборудованием.

– В 2009 году последний корпус запустили – все доктора себя настоящими докторами почувствовали, и роженицам уютнее стало, – рассказывает заместитель главного врача Алексинского роддома, доктор с тридцатилетним стажем Татьяна Желанова.

– А говорят, что наши женщины рожать стали меньше, это правда? – уточняю у нее.

– Ну, это смотря с какими данными сравнивать, – вздыхает Желанова. – Если с советским периодом, то да. В первую половину 80-х мы 1200–1400 родов принимали в год, к 2000-му у нас полный провал был – 500 родов в год. А сейчас даже рост наметился. В 2008-м – 670, а в 2010-м – 768. Так что рост есть. Сейчас появилось немало женщин, которым далеко за 30, а они желают родить второго ребенка.

Разрешаются от бремени здесь роженицы сразу из трех районов: Алексинского, Заокского и Ясногорского, так что конкретно алексинских младенцев не вычислить.

– Но в загсе данные точно есть, – успокоила меня Татьяна Петровна.

Школа

В загс я сразу не пошел. Заглянул в школу, расположенную неподалеку от роддома, решив, так сказать, за один день прожить жизнь среднестатистического алексинца: роддом – школа – загс – кладбище.
В школе стояла тишина.

– Дети – на каникулах, – строго объяснила мне невысокая пожилая женщина, встретившаяся в коридоре. Она представилась Ларисой Ивановной. На мое счастье, оказалось, что о переписи и статистике она знает почти все, потому что работала переписчицей во время всесоюзных переписей населения в 1970-м и 1979-м. Ее тогда чуть собаки не покусали. Сейчас она работает в школе социальным педагогом: составляет анкеты на учеников и их родителей.

– А это тоже статистика, – объясняет она. – Говорите, убыль населения? Ну давайте с моими данными сравним. Та-ак… В 2004 году у нас было 782 ученика, в 2007-м – 662, а в последние три года количество учеников держится на одном уровне – 568 человек.

Из них, как оказалось, больше трети воспитываются в неполных семьях, преимущественно мамами. Но вовсе не потому, что этим женщинам мужей не досталось.

– Мальчиков у нас в классах всегда больше, чем девочек, – листает бумаги Лариса Ивановна. – Во всем виноваты разводы! Мальчики вырастают, одни спиваются, другие уезжают на заработки в Москву и Тулу и там заводят новые семьи.

Вроде и есть большие предприятия в Алексине, и платят там по местным меркам приличные деньги (средняя зарплата 15–20 тысяч рублей), но манит алексинцев большими зарплатами Москва, расположенная в 150 километрах.

– Вот у меня мужик уехал в Москву, снюхался там с какой-то молдаванкой, сюда носа не кажет и алименты не платит, – подтверждение вышесказанному прозвучало из уст 43-летней продавщицы Светланы Румянцевой, которой я поведал о цели визита в Алексин, покупая сок. – У подруги та же история. Тоже одна ребенка растит. Оль, иди сюда! Расскажи корреспонденту, как ты своего пьянчужку из дома выгнала.

Из подсобки вышла ярко накрашенная блондинка, и я понял, что попал как кур во щи. Вначале обе женщины бурно обсуждали нравы сильного пола: мол, работать не хотят, только пьют. А потом, узнав, что я собираюсь идти в загс, решили меня женить:

– Давай мы тебе невесту найдем. У Вари дочке – 25, а еще не замужем.

Загс

Пришлось пыл продавщиц остудить, сообщив, что женат. Бойкие женщины отстали, и я одиноко побрел в загс. Там с порога попросил статистику смертности, браков и разводов.

– Как-то вы поздновато спохватились о демографии писать, – горько усмехнулась заведующая загсом Марина Сорокина. – У нас с 90-х смертность превышает рождаемость в 2 раза.

Если верить их данным, в прошлом году было выдано 1420 справок о смерти и только 607 – о рождении, зарегистрировали брак 516 человек, а развелись 355.

– И причин этому много. Алексин же – обычный городок, каких тысячи, – вздыхает Сорокина.

Грусть ее можно понять. В 2008 году в Алексине жили 64.554 человека; в 2009-м – 63.884, а по состоянию на 1 января 2011 года численность горожан составила 62.993 человека.

Шагаю я по Алексину, смотрю на витрины магазинов, на новые здания, на молодых мам с колясками, которых попадается навстречу так много, что даже хочется поверить, что статистика лжет.

Кладбище

Достойного алексинца я встретил на кладбище. Смотрителем здесь служит 56-летний Владимир Панкратов, который не пьет, не курит и с детства занимался спортом. Он бегал на лыжах за общество «Динамо», занимал первые места по Тульской области, а теперь копает могилы и очень гордится своей развитой мускулатурой.

– Во, пощупай бицепсы! – сгибает руку мужчина. – Это я здесь, на кладбище, накачал, на рытье могил. Я сюда устроился в 1992 году, когда кладбище только открылось. И было здесь всего три могилы, а сейчас почти десять тысяч и мест уже нет. Но мне здесь нравится. Я тут себе и турничок оборудовал – 15 раз подтягиваюсь. И гантельки у меня есть, по утрам 5 километров бегаю и, если рыть могилу не надо, качаюсь. Спорт – великое дело. У меня же здесь тоже знакомых много лежит. А все почему? Водочку любили. А потом после сорока – чи-ик, и у одного инсульт, у другого, у третьего.

Мы идем по кладбищу, он показывает могилы еще нестарых мужчин и неожиданно вздыхает:

– Слушай, а правда, что в Москве у могильщиков на кладбищах даже тренажерные залы есть? Во живут люди, а то мы – деревня!

 

в сухом остатке

Обойдя все ключевые точки Алексина, я вынужден был признать: в принципе Всероссийская перепись населения 2010 года не врет. Население в этом городе действительно сокращается. И мужики мрут как мухи от водки и наркоты.

И я не спешил бы делать трагические выводы. Женщины все-таки рожают и хотят дальше рожать! Властям надо только увеличить расходы на социалку, а мужикам – бросить пить.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:08, 11 Декабря 2016
АвтообозревательSobesednik.ru о влиянии кризиса на автомобильную среду
»
00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»