22:30, 26 Мая 2013 Версия для печати

Ольга Сурур: Неважно – Путин или еще кто, в России все так и будет…

Сестра в Германии, брат в Польше, и сама она – одной ногой в Европе. Пожив в Азии, побывав замужем за выходцем из Египта, Ольга Сурур готовится к переезду в Испанию. Столица для коренной москвички лишь перевалочный пункт, а Россия – не та страна, в которой она хочет растить свою 7-летнюю дочь...

Физруки на деревне

Первопроходцем в этой семье эмигрантов стал двоюродный брат Ольги – переехал в Польшу еще в начале 90-х.

– Он женился на польке, они вместе учились в Институте физкультуры в Киеве, – рассказывает Ольга. – Он – фехтовальщик, она занималась конным спортом. Поселились в маленьком городке под Вроцлавом, оба до сих пор работают по специальности, тренерами в детских спортклубах. И пусть Польша не самая передовая страна, но за эти годы они купили там себе квартиру, оплатили образование двух детей, а недавно приобрели квартиру и им. Все это они вряд ли смогли бы позволить себе здесь, работая физруками в русской деревне.

Возвращаться в Россию «физруки» не намерены. Даже несмотря на то, что по российскому ТВ в Польше им регулярно рассказывают о том, что на смену «лихим 90-м» пришло «время стабильности».

Двоюродная сестра Ольги в начале нулевых уехала на ПМЖ в Германию, тоже по любви.

– Познакомились они на каком-то советском курорте, то ли в Сочи, то ли в Крыму, – вспоминает Ольга. – Первое время там он ее обеспечивал – пока она учила язык, подтверждала свою квалификацию. Сестра – врач-офтальмолог, и для работы в Германии ей нужно было сдать местный экзамен.

А теперь у нее уже своя клиника в Баден-Бадене, и она давно зарабатывает в разы больше мужа. И это притом что отдает государству свыше 60% до­ходов.

– Наша родня здесь постоянно возмущается, что там такие драконовские налоги, – говорит Ольга. – Но сестра воспринимает это нормально. Ведь несмотря на отчисления, у нее остаются средства на отдых, образование 9-летнего сына, сейчас она собирается купить недвижимость. Правда, работать приходится много – у нее бывает по 60 пациентов в день. Я бы, признаюсь, так не смогла.

Побег в Азию

Сама 37-летняя Ольга по образованию историк, окончила МГУ. Какое-то время занималась наукой, в конце 90-х пришлось зарабатывать переводами с английского и испанского, писала обзоры для частных компаний. Работала в основном вне штата, но, несмотря на удачные примеры родственников, об отъезде не помышляла. Пока 10 лет назад сама не столкнулась с заграничной экзотикой – в лице второго мужа, наполовину русского, наполовину египтянина.

– Шохди как раз сбежал в Москву из Каира, – рассказывает она. – Его отец – известный в своей стране писатель, драматург. Но у него была одна крамольная поэма, критикующая администрацию Мубарака. При жизни ее нигде не публиковали, она списками расходилась в народе. А после смерти отца Шохди вывесил ее в Интернете. Его тут же арестовали на несколько дней, завели дело и уже после его побега в Россию приговорили к двум годам тюрьмы.

Египетский диссидент недолго задержался в Москве. Сманил молодую жену поехать с ним в Индию, куда сам давно мечтал попасть.

– Для меня, книжного червя, это была такая экзотика! – рассказывает Оля. – Мы ездили туда с 2003 года – полгода проводили в Гоа, а в сезон дождей возвращались в Москву.

В 2006-м родилась дочь Альбина. Супруг оказался не готов к отцовской ответственности, продолжал хипповать, пока Ольга одна содержала всех. Семьи постепенно не стало, но поездки в Индию не прекратились.

– Это отличное место для ребенка, ей не было еще 3 лет, когда она пошла в местный детсад для детей-иностранцев, где по-русски не говорили, так что вскоре она уже свободно освоила английский. И даже сейчас дома частенько качает права на этом языке – знает, что это производит больший эффект.

При этом жить в Индии постоянно Ольга не хочет:

– Я люблю это место, но всегда буду там только любознательным гостем: все-таки это Азия, совсем другой менталитет и уклад жизни.

Страна стрессов

В итоге последние полтора года Ольга провела в Москве, размышляя, куда двигаться дальше.

– В первую очередь с учетом того, что Альбина в сентябре должна идти в школу, – уточняет она. – Будь я одна, уехала бы прямо сейчас в Барселону и жила там до пенсии. Но с ней перебирала разные варианты – даже частные школы в Таиланде. В итоге мы все-таки остановились на той же Испании, но с постепенным переездом. Для начала я записала Альбину в московскую школу с углубленным испанским. Начнем учить, а я освежу свои знания. И скоро можно будет съездить на разведку. Посмотреть обстановку, присмотреть местную школу для дочери. Вначале я планирую съездить по обычной шенгенской визе. А потом можно будет продать квартиру в Москве и купить жилье там. Владельцу недвижимости получить временный вид на жительство несложно. А после этого оформление гражданства там занимает 2–3 года.

Казалось бы, чем плохо в столице: собственное жилье, работа кормит – Ольга начала подрабатывать редактором на проектах реалити-шоу. Но этих «рассерженных москвичей» все равно что-то не устраивает.

– Да, наверно, в Москве можно заработать денег, но я не бизнесмен, не гонюсь за наживой, мне достаточно обеспечивать мою маленькую семью, – говорит Ольга. – Я не чувствую здесь психологического комфорта, мне хотелось бы растить дочь в государстве, которое чуть иначе смотрит на жизнь. Россия – страна, где все верхние слои думают только о том, как бы побольше урвать, потому что все равно неизвестно, что будет завтра. И это настроение пронизывает все. Я не паникер, но я выхожу на улицу и испытываю стресс. Почему? Недавно была в Израиле, где повсюду военные и ежедневно угроза терактов, но там я стресса не испытывала.

Единственный доступный способ хоть как-то снизить его уровень – избавиться от телевизора.

– Дочь все смотрит по Интернету, я ограждаю ее от ТВ, потому что хочу, чтобы она училась правильно мыслить и выбирать, а не поглощала эту искаженную картинку, – говорит Ольга. – Я тоже давно не смотрю телевизор, хотя до меня долетают, конечно, новости. Вот Госдума хочет ограничить прокат западных фильмов. Этот маразм, конечно, веселит, но можно приезжать сюда и веселиться иногда. А страной для жизни это считать невозможно. Неважно, кто ею правит, Путин или еще кто, – я не оппозиционер. Здесь все так и будет в ближайшие десятки лет. Можно кричать про свободу, демократию, гражданское общество, но ментальность наша такова, что тут так все и останется в обозримой перспективе. Крепостное право отменили не так уж давно, и это очень заметно.

Читайте также:

Роман Игнатенко: Россия погрязла в понтах и ментальном диссонансе

Как русские живут в Израиле?

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:06, 09 Декабря 2016
Как вычиcлить холодовую аллергию и дожить с ней до теплых дней, читайте на Sobesednik.ru
»
06:08, 09 Декабря 2016
Телеведущий Андрей Караулов утверждает, что ему пытались заказать компромат на Шойгу и Воробьева, узнал Sobesednik.ru
»
00:02, 09 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Владимир Кара-Мурза-старший – о спорном телевыступлении Татьяны Навки в концлагерной робе
»