Новости дня

14 декабря, суббота














13 декабря, пятница






























О создании нового портала для литераторов объявили на вершине Килиманджаро

16:56, 13 октября 2019

Алексей Небыков на Килиманджаро
Алексей Небыков на Килиманджаро

Писатель Алексей Небыков решил отметить 205-летие поэта Михаила Лермонтова оригинальным способом — в честь Михаила Юрьевича он вместе с другими литераторами побывал в африканской Танзании и покорил вершину горы Килиманджаро. А это, между прочим, 5895 метров вверх!

Об этом, о своей настоящей фамилии и о новом литературном проекте Небыков рассказал в интервью Sobesednik.ru. 

— Алексей, почему именно покорение вершины?

— У Лермонтова много произведений посвящено горной тематике. В 10-летнем возрасте бабушка увезла его в горы Кавказа, потому что он постоянно болел. Кавказский климат ему помог, он окреп. Кстати, там встретил первую любовь, испытал глубокое чувство привязанности, которое потом пронес через всю жизнь. У него даже есть такая строчка: «Горы кавказские для меня священны». Сам Лермонтов происходит из древнего шотландского рода, и тут тоже горная тема всплывает. То есть горы — его стихия. 

— Тогда было бы логично, если бы вы поехали на Кавказ…

— Здесь общий образ горных вершин. Стремление к неизведанному — одна из тем в творчестве Лермонтова. Покорение вершин, думаю, созвучно его творчеству. Поэтому нет большой разницы, какие вершины мы решили посетить в честь великого поэта. И потом, Африка — это еще ассоциация с особым природным миром, с удивительными животными. В этом плане у Лермонтова тоже много ярких образов. Вспомните хотя бы сцену битвы с барсом из поэмы «Мцыри». Не скрою, что хотелось оригинально привлечь внимание читающей публики и литераторов к 205-летию со дня рождения Михаила Юрьевича. К тому же в этом году запускаем литературный интернет-проект «Pechorin.net». Идея была такая, что с вершины Килиманджаро мы объявим об этом.

— Как поднимались, какие ощущения? Все-таки почти шесть тысяч метров...

— До высочайшего пика Ухуру мы дошли маршрутом, который назывался Мачаме. Пять климатических зон сменили мы на пути: экваториальный лес, болотистая местность, вересковая пустошь, альпийская и арктическая пустыни. Ландшафты очень живописные. Каждый день тяжелейший трекинг: преодоление 10–15 километров с перепадами высот от 1000 метров и больше. А вечером акклиматизационные выходы для высотной адаптации, после основного перехода, когда уже совсем нет сил. И, конечно, постоянные разговоры о финальном дне, о штурме, о вершине.

Горной болезнью страдали все члены команды с первого дня: головокружение, головные боли, проблемы с животом, бессонница, чувство тревоги. Иногда сердце так бешено стучало по ночам, что не было никакой возможности успокоить его. Помогал лишь выход из палатки на улицу. Ночное небо, украшенное невероятной россыпью звёзд, успокаивало, и тогда можно было через какое-то время уснуть.

На штурм вершины вышли ночью, по серпантину, вдоль скальных выступов, не видя ничего вокруг. Мы медленно поднимались, лишь звезды горели в небе и огни фонарей на горе: впереди — тех, кто вышел раньше нас, а позади — кто позже. Завораживающая картина, гармония созвездий на небе и на земле. До вершины дошли за восемь часов, встретили по пути рассвет, много фотографировались. К тому моменту мы были уже 24 часа на ногах, так как днем перед штурмом заснуть не удалось. Было очень тяжело, никак не получалось надышаться, хотелось расстегнуть верхнюю одежду, скинуть головные уборы, но тогда можно было очень быстро замерзнуть и потерять последние силы. На вершине было –12 °С. Но все обошлось, пик мы покорили. Думаю, в нашей миссии нам помогал сам Михаил Лермонтов. 

— Поднимались с проводниками?

— Да, всего в нашей команде было шесть литераторов. Это мои друзья Алексей Спиренков, Алексей Шевцов, Андрей Поршаков, Анастасия Король и Анастасия Трубникова, разделившие все тяготы путешествия и вдохновившиеся идеей восхождения в память о Лермонтове. А сопровождающих было двадцать восемь. Они несли вещи, палатки, продукты, воду набирали в горных реках. Кстати, порядка 200 литров воды в день уходило на весь лагерь. С нами были и повар, и официант, и начальник лагеря, и три гида, которые следили за нашим физическим состоянием. Например, за кислородом в крови. А вообще стоянки на маршруте довольно обжитые, много туристов поднимается по склонам каждый год. 

— Такое высокогорное восхождение для вас впервые?

— Да. Честно говоря, я не думал, что настолько будет непросто. С нагрузкой физической знаешь как справиться, понимаешь, как сделать через «не могу». А тут, когда одышка, сердцебиение, постоянная тревога и головные боли, и всё это одновременно и с тобой в первый раз, как не поддаться панике... Но такой опыт для писателя бесценен, все это отзовется потом в творчестве. Ежедневно мы вели дневник восхождения, так называемый «журнал Печорина», который будет скоро опубликован.

— Почему ваш проект — портал «Pechorin.net» — вы назвали в честь героя романа Лермонтова «Герой нашего времени»?

— Роман «Герой нашего времени» — одно из самых сильных моих детских потрясений. Печорин — персонаж сложный, притягательный. Мне всю жизнь хотелось иметь некую сопричастность с этим героем. Вот эта привязанность детства и реализовалась в литературном проекте. Дело в том, что в разные периоды жизни я занимался и сочинительством, и публицистикой, и литературоведением. Пробовал себя в разных направлениях. Знаю, как сложно пробиться человеку в творчестве.

Однажды известный поэт Юрий Ряшенцев подписал мне свою книгу так: «В каждого верю». И эта фраза дала мне понимание того, что любому творцу нужна поддержка, вера в его способности. Когда автор эту поддержку получает, он раскрепощается, начинает использовать свой потенциал, создает лучшие свои произведения. Так и родился литературный портал «Pechorin.net». Его основная идея — дать возможность высказаться, оказать автору доверие, помочь развить художественные способности, чтобы человек мог показать свою творческую индивидуальность. А название задает тон, имеет смысловую нагрузку, определяет ракурс. И когда возникла идея создания проекта для литераторов, то потребовался некий образ. Я остановился на Печорине. Тем более в дни выбора названия мне параллельно поступали различные от окружающих людей и обстоятельств знаки. Если приходил в Литературный институт, то обязательно там была лекция о Печорине. Если оказывался на каком-нибудь «круглом столе», то звучал доклад о «герое нашего времени». Заходил на литературный сайт, а там — на первом месте в списке главных русских произведений — этот роман Михаила Юрьевича.

— Алексей, на ваш взгляд, кто сейчас герой нашего времени?

— Мне кажется, любой человек, который сегодня занимается литературным творчеством, уже в некотором роде герой. Потому что писателю сейчас очень трудно устроиться по жизни, обеспечить себя и своих близких. Ему приходится быть не только творцом, но и организатором, и продюсером, и рекламным специалистом. Совмещать многие вещи, которые, по сути, отвлекают от творчества. Писатель и выглядеть должен хорошо, потому что у нас сейчас век картинки, время визуального образа. Все в нем должно сочетаться. Поэтому, думаю, если сегодня человек посвящает себя литературному труду, он и есть герой нашего времени. Для таких людей я и придумал этот сайт, где надеюсь создать удобный алгоритм, платформу для реализации творческих возможностей. Причем проект не только для авторов, но и для издателей, критиков, редакторов. 

— Известный писатель Дмитрий Быков — многолетний автор и креативный редактор нашей газеты «Собеседник». Ваша фамилия звучит как будто «в пику» ему...

— Ни в коем случае. Причем это настоящая моя фамилия, не псевдоним. Созвучье наших родовых имен в чем-то даже мне помогает, привлекает внимание. Хотя с самим Дмитрием мы пока не знакомы. Очень хотел бы встретиться с ним. У него многому можно научиться!

— Какие тенденции в литературе вы сейчас наблюдаете?

— Современный литературный процесс можно подразделять на литературу массовую, понятную многим, и литературу элитарную, качественную. Массовая литература не требует каких-то глубоких знаний, она развлекает, потакает вкусам и удовлетворяет потребности части населения, успешно выполняет терапевтическую функцию. Другое дело — может ли она называться литературой? Все эти детективы, любовные и исторические романы, фэнтези... Но кроме нее есть и литература интеллектуальная, и в наше время в ее развитии я вижу положительные тенденции. Происходит отход от экспериментов с формой, словообразованием, которые были так популярны в начале 2000-х, и возвращается интерес к содержанию, глубине темы, герою. 

— Сегодня многие спорят, что все-таки лучше: печатная книга или электронная?

— Прогресс в любом случае не остановить. Электронная книга удобнее. Можно с собой взять целую библиотеку и читать. Мне кажется, тут главное не форма исполнения текста... Гаджеты дают возможность больше читать, а это главное. Не надо бегать по библиотекам или по магазинам. Хотя от печатной книги можно получить больше удовольствия: полистать, почувствовать запах краски, поставить в шкаф, да и автограф взять у автора на память. Тоже приятно. 

Рубрика: Туризм

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^