Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Гид с неограниченными возможностями. Как работает самый необычный экскурсовод

«Собеседник» №19-2016

Незрячий экскурсовод Алексей Орлов // Игорь Акимов

Слепой с детства житель Петербурга рассказал Sobesednik.ru, как он стал одним из самых необычных экскурсоводов в России.

«Тут нет ничего трагичного»

«Ничего страшного» – любимое выражение Алексея Орлова. Он ни в чем не видит проблемы – так, по крайней мере, кажется. Даже в абсолютной слепоте.

– Я родился зрячим, – рассказывает он. – Так мне рассказывали. На четвертый день зрение пропало. Наверное, ошибка врачей. Мне часто говорят, что это трагедия, но тут нет ничего трагичного. У нас в Петербурге созданы все условия для того, чтобы учиться, работать, развиваться.

Зрячие родители не донимали сына гиперопекой. С пяти лет Алексей самостоятельно выходил из дома и гулял во дворе. В семь стал ходить в магазин.

– Сначала мы с родителями тренировали устный пересказ, как дойти до магазина и что в нем находится, – вспоминает он. – Когда я запомнил и попробовал, началась свобода. Я сам выбирал товар, общался с продавцом, пересчитывал сдачу.

В первый класс Алексей пошел в школу-интернат для слепых и слабовидящих. На дорогу с пересадками в общественном транспорте уходило полтора часа, с мальчиком ездила мама или бабушка. В 14 лет он добирался уже без провожатых.

– Несколько раз я терялся, – рассказывает Орлов. – Останавливал прохожих, они помогали добраться домой. У нас в городе люди очень отзывчивые.

Слепой культуролог

После школы многие незрячие получают специальность, которая помогает зарабатывать деньги, что называется, руками – например учатся на массажистов. Алексей поступил в Педагогический университет имени Герцена и выбрал культурологию.

Гид уверен, что Петербург можно изучать даже вслепую / Игорь Акимов

– Это само по себе нонсенс – слепому учиться на культуролога, – рассуждает Орлов. – Практически все шедевры – вещи, их нужно видеть.

Однако самым «напряжным», по словам Алексея, было не это обстоятельство, а первый месяц учебы. Ему требовалось время, чтобы выучить путь от станции метро до здания университета и запомнить расположение аудиторий, которые никак не помечены. И хотя Орлов говорит, что Петербург – удобный город для слепых, брайлевских табличек в его университете не было.

– Приходилось прибегать к помощи зрячих – старосты и одногруппников, – рассказывает он. – Ходил вместе с ними, но не хотелось надоедать, поэтому я переживал.

Со степенью магистра по культурологии Алексей устроился в библиотеку для незрячих и слабовидящих. Там познакомился со студенткой Алёной Хромовой. У девушки нет проблем со зрением, в библиотеку она пришла по делам. Спустя год они вместе запустили проект «Осязаемый Петербург» – экскурсии с закрытыми глазами под руководством слепого гида.

Два месяца назад Алёна и Алексей, который консультирует родителей слепых детей и занимается звукорежиссурой, создали группу в социальной сети и провели первые экскурсии по Питеру. Сработало сарафанное радио, и сейчас у них по 2–4 выхода в город каждый день.

«Слышать» город

Строго говоря, экскурсии Алексея по Петербургу – это скорее квесты, чем традиционные туристические прогулки. Орлов не сыплет датами и фамилиями, от него не услышишь привычного «Посмотрите, пожалуйста, налево». У его прогулок другая задача – показать город глазами незрячего, погрузить человека в другую реальность, где нет картинки. Можно сказать, что это экскурсии не только по Петербургу, но и в мир слепого человека.

– Наш проект раскрывает город с другой стороны – звуков, запахов, вкуса, – объясняет он. – Скажем, центр Питера пахнет парфюмерией – на Невском много парфюмерных магазинов. Там есть и кафе, и рестораны, но едой не пахнет. Человек на экскурсии учится «слышать» город, находит в себе другие возможности и осознает ценность своего зрения. Возможно, после этого он не будет тратить его на игры в смартфоне.

Экскурсанты Алексея – не иностранцы, а местные жители, в основном молодежь, и туристы из других российских городов. Мотивация у всех разная. Одни ищут новых ощущений, другие боятся потерять зрение и так заглядывают в глаза своему страху, третьи пытаются примерить на себя, каково это – жить в темноте, четвертые проверяют, как у них развиты обоняние и осязание.

– Маршрутов несколько, – рассказывает Алексей. – Есть длинный, на два часа, когда мы ездим на автобусе и метро, пьем кофе и расплачиваемся в кафе, гуляем по центру. Есть короткий – гуляем по парку и переходим дорогу с машинами.

В экскурсию входят и знаменитые питерские кафе / Игорь Акимов

В начале маршрута с экскурсантами встречается Алёна, которая раздает повязки и белые трости, проводит инструктаж и ведет к Алексею – уже в полной темноте, на его голос. Целый час требуется «слепым», чтобы преодолеть расстояние, с которым с открытыми глазами они бы справились за 5–7 минут. Люди спотыкаются, наступают в лужи, задевают друг друга тростями. Любое незначительное препятствие – например мост – превращается в испытание.

Прохожие реагируют на цепочку людей в повязках позитивно – уступают дорогу и спрашивают: «Это какой-то социальный эксперимент?» или «А как вас найти? Я тоже хочу!»

Только запахи и звуки

Жительницу Петербурга Инну экскурсии Орлова зацепили тем, что это новый опыт.

– Мы с молодым человеком посмотрели фильм про слепую девушку, увидели объявление в соцсети и пришли, – рассказывает Инна.

Пришли они вместе с друзьями из Мурманска – на обычных экскурсиях в Питере гости уже были много раз, а такой прогулки по городу у них еще не было. Говорят, сначала был дискомфорт и даже легкий стресс, а потом ребята будто попали в другую реальность. Запахи и звуки стали четче – настолько, что даже раздражали. В кафе быстрого питания они не стали делать заказ, сразу ушли.

– Я чувствовала, что вокруг много людей, и хотелось от них закрыться, – говорит Инна.

Ориентирами для Инны и ее друзей на протяжении часа были только ограда парка, голос Алексея, а еще звук пушечного выстрела в Петропавловской крепости. Он раздается в полдень уже больше 150 лет.

Орлов говорит, что у него есть и другие короткие маршруты, на которых можно «услышать» другой Петербург, который туристам обычно не показывают. Он водит своих экскурсантов в парки, удаленные от магистралей, и даже на городские кладбища.

Свой осязаемый Петербург он никому не навязывает, но всегда бывает рад, когда «его» город становится ближе и понятнее другим. В конце концов, Питер – это не только Исаакиевский собор и Медный всадник, но еще и лужи под ногами, ветер с дождем и облако сладких духов на Невском.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания