Новости дня

11 декабря, понедельник




10 декабря, воскресенье























09 декабря, суббота


















Андрея Данилко замучила сыпь на лице

0

В этом году 20 лет исполняется Верке Сердючке. Трудно поверить, но именно столько времени Андрей Данилко выходит на сцену в образе разбитной проводницы, заставляя зрителей танцевать до упаду и хохотать до слез. О жизни вне экрана Андрей на днях рассказал одному украинскому телеканалу.

На месте груди были презервативы

– Раньше на месте груди у меня были надутые презервативы, – без тени смущения признался артист в эфире. – Сейчас такая стабильная поролоновая грудь. Теперь это смешно, а тогда покупать презервативы мне было очень страшно и стыдно. Однажды они у меня вообще лопнули от жары. А через полчаса второй концерт, и мы бежим с Инкой (Инной Белоконь, которая играет маму. – Авт.) в киоск. Просим: «Дайте, пожалуйста, презервативы». Продавщица: «У нас нету презервативов». Я говорю: «Ну, дайте тогда шарики надувные». Она на нас так посмотрела! Думала, наверное: боже, бедные дети, это ж надо такое желание иметь… Мы только потом поняли, в чём комедия этой ситуации.

Скандал с песней «Раша, гудбай!» по сей день не оставляет Данилко:

– Когда говорят это словосочетание, меня начинает трясти. И на втором месте по раздражаемости вопросы из России: «Вы уже вернулись?» Куда, откуда я вернулся? Я услышал это словосочетание в первый раз на отборочном туре Евровидения-2008. Был отборочный – самый честный, между прочим. И когда мы спели, я услышал, что кто-то сказал: «Раша, гудбай». Мы так мило поулыбались, все похихикали. И если б мне сказали в то время, что из-за этого словосочетания будет такой скандал, который на протяжении четырех лет уже, пятый год пошел, я бы в жизни не поверил. Вот правда! Что вот эти слова «лаша тумбай» – эта абракадабра просто, ну типа «трынды-бынды-бынды» – доведут до такого абсурда. Это словосочетание, ничего не значащее. И оно похоже на слово «баша тум май» – была у Цоя такая песня. Почему у меня родились эти слова? Я не мог написать текст. И вот у меня была эта фраза – «лаша тумбай». И когда мы записывали ночью эту песню, чтобы ее отослать в Финляндию в оргкомитет, начали думать, чем заполнить пустую строчку… Диджей Паша пишет текст …tonight. Я говорю: «Господи, ну сколько может быть это tonight? Давайте оставим «лаша тумбай». И все такие радостные: давайте оставим «лаша тумбай». Оставили на свою голову. И после этого вот такой скандал разразился. Само участие Сердючки было скандальным. Писали письма президенту, чтобы запретить мое участие, сжигали чучело, проводили акции «Нет Евросердючке!» Это ужасно на самом деле! Конечно, это было выгодно «Первому каналу», поскольку я перешел дорогу. Группу «Серебро», которую послал «Первый канал», готовили именно ко второму, к серебряному месту. Я считаю, что это очень хорошая группа и Макс талантливый человек. И Костя Эрнст талантливый человек! У меня нет злости сейчас к ним. Но обида, конечно, осталась. И я понимаю, что,  если бы я получил третье место, такого скандала б не было. Обидно, что некоторые коллеги до сих пор спрашивают: «Так ты пел это или не пел?» Та еб...!

Водку «Сердючка» не пустили на рынок

Потом Андрей рассказал, как выпускал водку и майонез «Сердючка»:

– Был такой опыт – я пытался с помощью некоторых бизнесменов коммерциализировать бренд «Сердючка». У нас выходила серия продуктов. Со мной работали очень хорошие ребята, которые делали и майонез, и масло. Качественно делали! Была водка «Сердючка». Пара бутылок еще осталась. Я даже ее пил. Правда, хорошая. Пишут, что я прямо такой алкоголик. Но это не так. Конечно, могу выпить. Но я не могу выпить 50 граммов. Я если пью, то я пью. Или я не пью вообще. То есть я не понимаю этого «для аппетита», это не моя история... В общем, в итоге нас с этой водкой не пустили на рынок. Там своя какая-то кухня… Я не влезал особо. Наши ребята попытались, им мешали, доплачивали, чтобы в супермаркетах не выставляли эту продукцию. Это ж бизнес большой. И поэтому как-то заглохло с этим делом. И я решил: надо делать то, что ты умеешь, и на этом зарабатывать деньги.

Признался Данилко и еще в одной своей особенности. Говорит, может не менять одежду годами:

– Я очень стеснительный и закомплексованный человек. К примеру, не могу сейчас шапку снять мою адидасовскую, а ей сто лет. Но люди правы, когда говорят: «Данилко ходит в одном и том же». Это правда. Я годами не меняю одежду. Даже вот эта кофта... Да, у меня есть дурацкий комплекс относительно одежды. И их масса! Я, может быть, стесняюсь новых людей. Есть такое. Стесняюсь, когда люди меня узнают. Думаю, это все-таки с усталостью связано. Когда я отдохнувший, покупался в море, загорел, хорошо выгляжу, не опухший, нет пуза – тогда мне кажется, я очень хороший.

Нес в кульке три миллиона баксов

Еще Андрей мечтает вживую увидеть миллиард баксов:

– Я когда-то в кульке нес три миллиона долларов. Думаю: «Господи, вот люди проходят мимо и не знают, что я там несу. Меня бы сейчас разорвали, наверное, тут. Это такое очень прикольное ощущение. У меня бывало такое ощущение еще в детстве, когда были купоны. Их же было очень много. И мы вот с этими купонами в пакетах в поездах ездили, да. Мне очень хочется «живьем» увидеть миллиард баксов. Но шоубизнес – это не тот бизнес, в котором можно миллиард увидеть. Впрочем, я очень спокойно к этому отношусь. Особо не гуляю, денегами не разбрасываюсь.

Выяснилось, что самая большая депрессия у Данилко случилась из-за… сыпи на лице!

– Помню, как первый раз меня узнали. Это было в Киеве. Я шел по улице поздно. В то время еще была популярная программа «Выбрыки». И меня показали в первый раз вне образа. Я специально поддел под рубашку свитер, чтобы чуть больше казаться, потому что был худой, как палка. Иду получать награду за рекламу «Приват Банка» и спрашиваю у прохожего, как пройти. И он на меня так пристально смотрит. Я понял, что меня узнают. Мне стало приятно, но я застеснялся. Но это было в первый и в последний раз, когда мне было так сильно приятно. Потом меня всегда это смущало. Я не знал, как себя вести. И на какой-то момент это была целая проблема.

Скажу, почему. У меня были большие неприятности с лицом. Я никогда об этом не говорил. У меня из-за того, что я не умел пользоваться гримом, полностью обсыпало лицо. Вот полностью! И я не мог пойти к врачу – стеснялся. Ну дурак! Плюс еще на нервной почве у меня все время были эти стрессы. Из-за людей непонятных. Я начал курить только из-за того, что мне надо было общаться со взрослыми людьми, а я не знал, как себя вести. У меня обсыпало лицо, я мазал каким-то «Макс фактором». Это был такой жуткий период!.. До слез доходило!.. Я не мог выйти из квартиры, не мог пойти в супермаркет, потому что вокруг куча людей. А мое лицо с открытыми ранами было видно издалека! Естественно, тебя это смущает, плюс это узнавание. Народ посмотрит и подумает: «Боже, какой он страшный!» Ну, к примеру. Может, так никто бы и не подумал. Но вот в тот период у меня была депрессия. Это было ужасно.

Своими рассказами довожу до слез

На вопрос о том, кем Андрей Данилко видит себя через 20 лет, артист без сомнений ответил: «Кинорежиссером»:

– Иногда в шутку я говорю: «Инка, все-таки на наших песнях какое-то поколение ж росло. И конечно, люди будут их помнить и подпевать им на концертах «Ретро-FМ», где будет скакать старая Сердючка со звездой во лбу. А ты не будешь меняться. Ты ж маму играешь. Будешь всегда как после пластики». Я думаю, что мы без хлеба не останемся. Потому что поколение растет и взрослые – бывшие дети – будут к нам с уважением, мне кажется, относиться. И нам дадут заработать, будут на какие-то корпоративы приглашать. И мы там будем что-то петь. Но мне бы хотелось все-таки попробовать себя в кино. Как режиссеру. Не знаю, почему. Я довожу людей до слез, когда рассказываю некоторые истории короткометражек, с которых хочу начать. И мне так нравится, когда они начинают расстраиваться, когда у них мокреют глаза. Я думаю: это я так хорошо рассказываю, а если так снять, как я рассказываю – вот будет здорово. Все-таки я по натуре, мне кажется, больше режиссерского склада, нежели актерского. И вот я знаю абсолютно, как показать вас. В кино, я имею в виду. Потому что у меня цель как режиссера – чтобы человеку было комфортно в тех предлагаемых условиях и чтобы он визуально сам себе понравился. Чтобы он был красивый. Мне нравится делать людям приятное, чтобы они смотрели на себя – на фотографии, на съемке – и ощущали себя красивыми.

«У меня есть дурацкий комплекс относительно одежды. Я стесняюсь новых людей. Есть такое, правда. Стесняюсь, когда люди меня узнают. Думаю, это как-то все-таки с усталостью связано. Когда я отдохнувший, покупался в море, загорел, хорошо выгляжу, не опухший, нет пуза – тогда мне кажется, я очень хороший».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания