Новости дня

15 декабря, пятница






































14 декабря, четверг







Мама Михаила Полицеймако: Сын достойно пережил трагедию

0

Замечательному актеру Семену Фараде в декабре исполнилось бы 79 лет. Его сын, актер Михаил Полицеймако, полюбился многим как ведущий программы «О самом главном». И вот недавно он исчез с экранов. Как живет сейчас семья Семена Фарады, нашему репортеру рассказала его вдова, актриса Мария Полицеймако.

Мария Витальевна, вдова Семена Фарады, не позволяет себе расслабляться и поддаваться хандре.

– Чувствую себя неплохо, хотя иногда все болит. Принимаю лекарства – надо. И каждое утро обливаюсь холодной водой – принимаю ледяной душ, – говорит она. – Я же ленинградка, считаю, холод – это хорошо.

После ухода из жизни Семена Львовича она по-прежнему живет в той же квартире, где жила с мужем. С ней сын Михаил и его семья – невестка Лариса, внучки Эмилия и Софья.

– Что вы, внучки совсем мне не мешают, – улыбнулась Мария Витальевна, когда я предположила, что малышки шумят. – У меня отдельная комната. Да и нравится мне, когда семья большая, все вместе. Когда мои сыновья были маленькими, с нами тут же, в этой квартире, жили и моя мамочка, и мама Сени. И в семье всегда царил лад.

– Расскажите о вашем детстве, как вы росли?

– Мне было два года, когда началась война. Ленинградская блокада.

Я помню звук сирены. Моя мамочка Евгения Михайловна Фиш была эстрадной артисткой. Когда она уезжала на гастроли, со мной оставалась бабушка. В июне 1941-го мамин театр был как раз на гастролях во Владивостоке, там они и узнали о начале войны.

Мама тут же заявила: «Я должна поехать в Ленинград спасать дочь!» «Ну что вы, Евгения Михайловна, у вас же такие роли!» – сказал ей режиссер, намекая, что ее отъезд крайне нежелателен. На что мама заявила: «Ролей много, а семья одна!» И мама уехала, в Ленинград добиралась на попутках. А папин театр – БДТ, отец мой тоже известный актер Виталий Полицеймако, в это время гастролировал в Средней Азии. Мама нашла возможность позвонить отцу, он ей сказал: «Женя, выезжайте в тыл, в Сталинград!» Это была папина родина, на тот момент – безопасное место. Мама взяла меня, бабушку, и мы поехали… Пока добирались, в Сталинграде был уже не тыл, а фронт.

Папа же вернулся с театром в Ленинград, и с ним случилось несчастье. Взорвалась бомба, и папу взрывной волной бросило в Фонтанку. Он потерял сознание, проплыл до Невы, там его выловили, приняли за мертвого и должны были отправить тело в крематорий. Несколько дней папа пролежал среди трупов. Но, когда тела стали складывать в машины, отец зашевелился. А маме уже успели отправить похоронку, что муж погиб.

Мама между тем, узнав, что папин театр отправился в Киров, решила ехать туда: товарищи Виталия помогут. Мы плыли на какой-то барже, потом на поезде, по дороге я упала с полки, меня обожгло кипятком, чудом спасли. В Кирове мама продала свою шаль, наняла телегу, посадила нас с бабушкой, и мы ехали по городу. Мама искала театральные афиши. И вдруг услышала папин голос: «Женя!» – он к тому времени добрался в Киров из Ленинграда – и, как в кино, увидел нас. Мама упала в обморок… Вот таким было мое детство! Помню печенье из опилок. Когда вернулись в Ленинград, у меня были жуткие истерики, когда мама уезжала на гастроли, – я не хотела ее отпускать.

– Семья была большая?

– Очень. Тети, дяди, двоюродные братья и сестры – папа же был двадцатый ребенок в семье! Со временем, когда стал известным актером, он всех своих родственников перевез в Ленинград, все собирались у нас на даче. Огромная компания! Сейчас с кем-то потерялись, многих уже нет в живых…

– Перед многими актрисами вставал вопрос: рожать детей или принести личное счастье в жертву карьере.

– У меня два сына. И я никогда даже не думала, рожать или нет. Семья – это главное. Теперь у меня уже внуки, правнуки. Старший сын, Юрий, я его родила в первом браке, живет далеко – в 90-е эмигрировал в ЮАР. Доволен, возвращаться не собирается. Там климат хороший. Цены в разы ниже, чем у нас. Двухкомнатная квартира с кухней в хорошем доме, например, стоит – в переводе на наши деньги – семнадцать тысяч рублей. Не долларов! Сын по профессии эколог, я недавно была у них в гостях. Правда, с трудом перенесла дорогу – слишком долго лететь на самолете, ноги отекли.

– А вот поклонники вашего сына Михаила очень расстроены из-за того, что в программу «О самом главном» на канале «Россия» взяли другую ведущую, а с ним не продлили контракт.

– Миша и сам переживал – проект был ему дорог. Самое обидное – ему даже не сказали о предстоящей замене. А Сергей Агапкин, его напарник по передаче, даже не позвонил, чтобы Мишу поддержать. Хотя Сергей называл себя Мишиным другом, приходил в дом, бывал у нас на даче. Они были, как два брата. Сергей мог бы позвонить и сказать: «Миша, не расстраивайся». Я этого не понимаю.

Впрочем, сейчас у Миши все хорошо. Он сам как режиссер поставил спектакль, причем крайне трудный материал – «Маленькие трагедии» по Пушкину. Я была на премьере и должна заметить, что он достойно справился. Волновался? Конечно. Хотя вида не показывал. Миша вообще малоразговорчивый, замкнут – в отца. Хотя, казалось бы, у него душа нараспашку, но иногда слова от него не добьешься. Я иногда и поругаюсь на него. Все равно молчит! Например, ругала, когда он стал участвовать в «Боксе со звездами». Он весь побитый приходил: глаз опух, руку поднять не может. Он же никогда раньше такими видами спорта не занимался. Но ему хотелось. Мальчишество! Даже высказывал возмущение в мой адрес: почему вы с отцом меня в детстве в секцию бокса не отдали?

– Михаил переживает, что в кино сейчас у него немного достойных ролей, да и вообще мало хороших картин?

– Он никогда не говорил об этом. Наверное, переживает. В свое время очень расстраивался, что ушел из РАМТа – очень хороший театр. Но Миша там получал мизерные деньги, к тому же не разрешали сниматься в кино. А как раз заболел отец, надо было зарабатывать на лекарства.

– Болезнь Семена Львовича стала тяжелым испытанием для вашей семьи. Кто вас поддерживал?

– Верные друзья. Марк Розовский, Юрий Петрович Любимов: театр несколько раз перечислял деньги от спектаклей на лечение. Потом стали меньше навещать, Сеня переживал. Я говорила ему: «Ты посмотри, как все заняты! Такое время…»
Трудно было видеть, как веселый, жизнерадостный человек медленно угасал…Кто помог? Бог, наверное, дал силы.

– Как сейчас живет ваш родной театр на Таганке – после скандала годичной давности и последующего ухода отца-основателя Юрия Любимова?

– Для меня это больной вопрос. Кто бы что ни говорил, но Юрия Петровича никто не выгонял. Во всем, что произошло, виноват он и его семья, в первую очередь жена. Не нужно было гнобить актеров. Юрия Петровича любили! Но он сам ушел. Потому что ему было неудобно перед всеми нами. Мне трудно говорить. Я его очень люблю и буду любить всегда – он мой учитель. Накануне 95-летия он предупредил, чтобы ни один человек с Таганки не посмел звонить и поздравлять его… Наверное, это о чем-то говорит.

Справка

Мария Полицеймако, 74 года – заслуженная артистка России. С 1965 года – актриса Московского театра драмы и комедии на Таганке. Вдова легендарного комедийного актера Семена Фарады, мама популярного актера Михаила Полицеймако.

Снималась в картинах «Михайло Ломоносов», «Успех», «Попугай, говорящий на идиш», «Московские окна», «Три полуграции», «Цыганочка с выходом»,  «И все-таки я люблю…» и др.

Читайте также

Почему Михаила Полицеймако выгнали с телеканала "Россия"?
Михаил Полицеймако остался без трусов
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания