Новости дня

18 апреля, четверг



















17 апреля, среда























16 апреля, вторник



Фото с историей. Люкс для Аллы Пугачевой

«Собеседник» №13-2019

фрагмент фотографии // фотограф Валерий Плотников
фрагмент фотографии // фотограф Валерий Плотников

15 апреля Алле Пугачевой исполняется 70 лет. Алла Пугачева отмечает юбилей. Она конечно же абсолютный феномен российской поп-культуры, ее символ, столп и вертикаль. Кажется, ни о ком не судачили и не писали так много, как о ней. И ни у кого в нашей стране не было столько фанатов. 

Сейчас уже трудно сказать, когда к ней пришла слава – кажется, знаменитой Пугачева была всегда. Скажешь просто «Алла» – и все понимают, о ком речь.

Эта фотография сделана в Ленинграде фотографом и другом Пугачевой Валерием Плотниковым в мае 1978 года. Тогда как раз вышел ее первый сольный студийный альбом. Илья Резник, Марк Фрадкин и Алла позируют в гостинице «Прибалтийская».

Илья Резник, Марк Фрадкин и Алла Пугачева в гостинице «Прибалтийская».
Ленинград, 1978 год // фото: Валерий Плотников

Новая, шикарная, огромная, гостиница была построена на берегу Финского залива. Алла Пугачева, приезжая в Ленинград, всегда останавливалась в огромном двухэтажном люксе.

– По советским временам это была запредельная красота и роскошь. Таких люксов не было даже в «Астории», – рассказывает нам автор фото Валерий Плотников, – но все знали, что это номер Аллы. Знаете, как во французских фильмах, когда нам показывают, как Ален Делон или Жан Габен приходят в бар или ресторан и небрежно так говорят: «Как обычно!» – и официант молниеносно и бесшумно им подает то, что надо – это высший пилотаж. Вот и Алла так же. Она привыкла всегда останавливаться в этих апартаментах.

Именно из-за этой привычки в августе 1987 года с Аллой и случился жуткий скандал. 

Однажды Пугачева приезжает, а в гостинице, в ее номере – ну точно как у Высоцкого в песне – поселился «мистер Джон Ланкастер Пек». Алла возмутилась: «Как так?! Вы же знаете, что я всегда останавливаюсь в этом номере, и вы знали, что я должна приехать». Но, как на грех, в тот день дежурил, мягко говоря, хамоватый администратор. Это, кажется, была женщина, может, не очень счастливая, и она решила наконец отыграться на Пугачевой, заявив ей, что у нас страна равных возможностей, и все одинаковые, и своего люкса она не получит. Потом выяснилось, что «мистер» из люкса оказался армянином, он мгновенно согласился бы переехать в другой номер, но было уже поздно. Алла наговорила резкостей, закатила скандал и угодила в неприятную историю, которую раздули до небес газеты, выписав Пугачевой приговор: «звездная болезнь в запущенной форме». 

Вся жизнь была впереди!

Поскольку это был двухэтажный номер, туда всегда можно было пригласить много друзей, устроить вечеринку, оставить их ночевать. Ей нравилось ощущение свободы – за окнами залив, чайки, белые облака и яхты. В самом отеле вполне «буржуйские» рестораны и – поскольку «Прибалтийская» входила в систему «Интуриста» – кагэбэшная обслуга, которая была с Пугачевой особо предупредительна и вежлива. К тому же гостиница далеко от центра города, и фанатам ее там доставать было трудно. 

– Когда она приезжала, у нее собирались хорошие, теплые компании. Судя по тому, что на этом фото у всех бокалы в руках, значит, за кадром идет загул, – вспоминает Плотников. – Я вывел Аллу, Резника и Марка Фрадкина в соседнюю комнату, расставил их в композицию, они постарались мне подыграть – и видит Бог, они были прекрасны. Горделивый, молодой и не седой Илья Резник, Фрадкин, важный, как лорд, и Алла, юная, совсем ненакрашенная, в ногах у Марка. Это может даже навести на всякие там игривые мысли. Все такие молодые – вся жизнь впереди! Получилось творческое древо: композитор, поэт-песенник и девушка, которая поет.

А кто не ссорился?

В том Аллином люксе, кстати, был большой зал и рояль. Алла собирала там друзей после концерта, или они отмечали какое-то событие, возможно, выход ее альбома. Она в том номере и репетировала, и готовилась к выступлениям. 

– Мы все дружили – у нас была компания. Я хорошо помню тот день, – рассказал нам Илья Резник. – Мы с Марком Григорьевичем пришли к ней в «Прибалтийскую». Кажется, Марк показывал Алле какую-то песню. Атмосфера была теплая и раскованная, мы что-то там выпивали-закусывали. Алла фигуру соблюдает, а мы-то с Марком Григорьевичем судака с икорочкой любим. Ну потом баловались – позировали для фото. Мы тогда вообще очень много баловались. Помню, что служащие гостиницы разгрузили в номере какие-то стулья из сервисной тележки на колесиках, Кристина (тогда Орбакайте было 7 лет. – Ред.) забралась туда, устроив себе из нее маленькую сцену, и я, схватив эту «сцену» руками, под музыку пританцовывал по номеру с танцующей в тележке Аллиной дочкой. У всех было очень весеннее настроение. В те времена вообще было очень много радости. Это и вечеринкой-то не назовешь – это была наша повседневная жизнь. Собирались друзья, кто-то что-то читал, кто-то играл свою музыку, потом ужинали. В нашей жизни тогда очень много было прекрасных импровизаций. Это было наше естественное состояние – праздника. И мы все всегда были друг другу благодарны за это радостное состояние духа. Бывало, мы с Аллой ссорились – ну а кто не ссорится? Столько лет прожить вместе, как одна семья, и не ссориться – ну смешно такое думать. Алла меня только что очень красиво поздравила с днем рождения и сказала, что готовит мне какое-то торжественное приглашение на свой юбилей. Мы с женой обязательно пойдем к ней на концерт. 

Кусочек Пугачевой

Все, кто знает Аллу Пугачеву лично, говорят, что она с близкими и с друзьями всегда душевна и проста в общении. С теми, кто ей дорог, она отдыхает душой. Но вот с поклонниками Пугачева может быть совсем другой, и это вполне объяснимо. 

– Алла всегда мечтала, чтобы ее окружали интеллигентные, высококультурные люди, которые бы аплодировали ей на концертах, дарили бы огромные букеты красивых цветов, но при этом не щипали бы ее за руки, не рвали бы на ней одежду и не кричали «Алла! Алла!», а, раскланявшись, уходили, – говорит Валерий Плотников. – Но это же все было не так. После «Арлекино» Алла зазвучала из всех утюгов, и на нее обрушился этот вал любви, обожания, славы, и все это было в искривленном виде. Ее доставали везде. Я помню, как после одного концерта в ленинградском зале «Октябрьский» у служебного входа собралась визжащая толпа, народ требовал внимания, но Алла, шипя на них, высокомерно прошла мимо. А я говорю: «Алла, а ты как думала? Что тебе подарят букет и медленно и спокойно уйдут восвояси? Фиг там. Простые советские люди хотят поиметь кусочек Аллы Пугачевой». Тогда, слава Богу, еще не было никаких мобильных и селфи. Но и просто орущая толпа выглядела жутковато. Но эти крики – следствие всенародной любви. Или вы принадлежите всему народу – или пойте арии для немногих ценителей.

Кстати

Зная любовь своей звездной жены к свободным пространствам, Александр Стефанович задумал построить для нее первый в Москве пентхаус над их квартирой в доме на Тверской, где сейчас живет Кристина. 

– Там, говорит, сооружу патио, там будем делать шашлыки, бассейн – вообще будет просто атас и отпад, а еще сауну сделаем. И даже из Питера привез дефицитную финскую сауну. И с финскими же камнями! Машина – «копейка», на которой везли эти камни, – чуть не развалилась, бедная, – рассказывает нам Плотников. – Я ему говорю: Пугачев (я так в шутку его называл, потому что он часто представлялся: «Это звонит муж Аллы Пугачевой», зная, что фамилия жены отворяет все ворота), давай камней под Москвой наберем, а он: нет, это настоящая финская баня, и камни должны быть настоящие финские. Заставил тащить. Но не суждено было этому пентхаусу появиться. Пугачева и Стефанович разошлись.

* * *

Материал вышел в изданиях «Собеседник+» №03-2019; «Собеседник» №13-2019.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также