Новости













































Юлия Самойлова: Мне сказали, что я смогу петь только в День инвалида


Сорокин Денис 20:07, 22 мая 2017

Юлия Самойлова рассказала Sobesednik.ru о своих перипетиях, встрече с Аллой Пугачевой, а также о Филиппе Киркорове.

Найти свободное время в графике Юлии Самойловой непросто. После того как девушке выпала честь представлять Россию на Евровидении, она стала нарасхват. «Зажигай!» Юля призналась, что восприняла свой запрет на поездку в Киев спокойно. Как выяснилось, это далеко не первое испытание в жизни звезды.

«Все говорят: «Юлька, ты – настоящий герой!»

– Юля, многие рассчитывали, что вы все-таки выступите в Киеве!

– Я тоже так думала. Все же Евровидение – не политический конкурс. Но в середине апреля поняла, что не поеду в Киев.

– Смотрели Евровидение в этом году?

– Смотрела только финал по белорусскому каналу. Я вообще всегда смотрю только финал. А так за конкурсом не следила. У меня просто не было на это времени. Сейчас мы активно гастролируем: только-только вернулись из Сочи, до этого пели в Севастополе. Кроме того, я записываю альбом. На днях представила зрителям акустическую версию нашей авторской с мужем песни «Вдруг рядом друг». Мы сняли на нее в Сочи видео, в котором приняли участие обычные прохожие. Эта песня о том, что мир полон добрых людей!

– Звездные коллеги вас поддерживают?

– Конечно. Они мне говорят: «Юлька, ты – герой! Ты – как космонавт. Первая девочка за всю историю конкурса, которая подняла такой шум!» Сама же я думаю: «Все, что ни делается – к лучшему!» Мне мое неучастие должно пойти на пользу. Все знают, что не так давно у меня была тяжелая операция. После нее я дала себе установку: «Сейчас вернусь домой, как следует восстановлюсь, а потом можно будет поехать на Евровидение». Но в конце февраля неожиданно раздался звонок и меня спросили: «Готовы ли вы выступить?» Я испытала смешанные чувства. Конечно, мне всегда хотелось поехать на Евровидение, но у меня же только операция прошла! Видимо, на самом деле Вселенная все слышит. И мне дали время для реабилитации!

– Для операции на позвоночнике в Финляндии вам требовалась достаточно серьезная сумма денег. Как вы ее собрали?

– Всем миром. Люди активно переводили средства, спасибо им за это огромное. Я в социальных сетях выложила видеообращение с реквизитами счета... Я долго не хотела признавать, что она мне требуется. Я с самого детства не хотела принимать, что чем-то болею. Всегда говорила: «Я здорова, мне ничего не надо!» Но уже сама почувствовала, что начинались серьезные проблемы со здоровьем. Операция на ноги меня не поставила, но улучшила состояние. Забетонировала: выпрямила позвоночник насколько возможно. Врачи сказали, что реабилитация продлится год. В это время мне нужно по минимуму сидеть и петь. Но у меня все пошло по максимуму: подготовка к Евровидению, концерты. Без пения я не могу!

«Дед Мороз заплакал от песни Булановой»

– Говорят, что на вашей певческой карьере настояла мама.

– Да. Она увидела во мне талант и с самого детства развивала его. Мне, кстати, никогда не нравились детские песни. В 4–5 лет я любила Аллу Борисовну, Таню Буланову и Ирину Аллегрову. Помню, как-то на детском утреннике, сидя на коленках у Деда Мороза, повернулась и во весь голос запела: «Не плачь, еще одна осталась ночь у нас с тобой!» Его даже слеза прошибла от такого... В школе записывала на кассеты хиты из репертуара Аллы Пугачевой, Натали и Кристины Орбакайте учителям в качестве подарка. Вскоре я начала заниматься во дворце пионеров, а уже через год поехала на детский конкурс по вокалу «Серебряное копытце». Кстати, там участвовали обычные дети, не инвалиды. В детстве я себя неловко чувствовала в компании людей с ограниченными возможностями.

– Почему?

– Они очень часто смакуют свои проблемы и несут болезнь, как знамя. Мол: «Мы, инвалиды, должны держаться вместе, встречаться с себе подобными и не лезть к «двуногим», нам среди них не место!» То есть они сами разделяют людей на здоровых и не очень, тем самым выстраивая барьер между собой и обществом. А у меня никогда не было проблем с коммуникацией. Мама пыталась водить меня в дома инвалидов. Ее всячески убеждали, что без этих визитов у меня возникнут психологические проблемы. Но я там себя ощущала не в своей тарелке. Каждый раз возвращалась домой в слезах, потому что не находила взаимопонимания у этих ребят.

– Сейчас вы исполняете поп-музыку, но был период, когда решили удариться в рок!

– Когда мне исполнилось шестнадцать, мой педагог по вокалу уехала в другой город. Мы пошли во дворец культуры. Я там занималась полгода, но меня не выпускали на сцену. Как-то мама спросила, из-за чего это происходит. И нам ответили: «У нас праздники, люди приходят веселиться, а тут перед ними будет петь девушка с ограниченными возможностями. Это ни к чему. Мы вас можем пригласить только на День пенсионера и инвалида». Я очень расстроилась. Начала ездить на конкурсы без педагогов. Помню, в Екатеринбурге заняла второе место. Там в жюри сидел один очень известный деятель шоубизнеса. Он мне тогда сказал: «Ты – молодец, но на сцене у тебя нет будущего!» После этих слов у меня опустились руки. И я решила пойти в рок. Там же хоть ведро на голову надень, тебя люди воспримут. Главное, чтобы ты давал эмоции и хорошо пел. Я покрасила волосы в черный цвет, сделала пирсинг в губе, носу и брови. Собрала группу, с которой мы просуществовали два или три года. Но распались, потому что ребята не хотели развиваться. Нас стали приглашать выступать в разные города, а они не хотели ездить и оставлять свои семьи. Группа распалась, и я пошла учиться на психолога. В общем, жизнь меня кидала туда-сюда. А вскоре я встретилась со своим супругом.

«Муж мне совсем не нравился!»

– Где вы с Алексеем познакомились?

– В интернете. Он увидел мою страничку в социальной сети, и я ему понравилась. Красивая, симпатичная девчонка. Он тогда не знал, что я не хожу. Начал мне писать, но я его игнорировала. Потому что на тот момент встречалась с молодым человеком. Когда с ним рассталась, мне было не до любви. Но вскоре мы с Лёшей встретились, и так получилось, что по сей день не расстаемся.

– Это была любовь с первого взгляда?

– Нет. Любви с первого взгляда не было. Он мне очень долго не нравился. Я была уверена, что мы останемся с ним только друзьями. Для меня Лёша был слишком мягким, что ли. Я ему даже сказала, что ничего больше дружбы между нами быть не может. Но потом он на пару дней уехал по семейным делам в другой город. И в тот момент я поняла, что мне его очень не хватает.

– У вас идеальные отношения сейчас?

– Все бывает, порой ссоримся. Но не часто. Мы с ним рядом и в жизни, и на работе. Все делаем вместе. Убираюсь я, конечно, по минимуму. Могу стол протереть. Обычно я руковожу процессом: вот здесь пятно, его надо вытереть (смеется). Конечно, я понимаю, что он – мужчина и ему тяжело одному со всем справляться. Стараюсь помогать. Постоянно смотрю в интернете рецепты. Он готовит, а я смешиваю специи и говорю, куда и что нужно добавить.

– Так как вы снова вернулись на сцену?

– В какой-то момент поняла, что скучно жить! Решила выступить в своем городе Ухте на конкурсе и получила Гран-при. Получается, что больше соревноваться там мне было не с кем. Я подала заявку на проект «Голос». Но буквально через несколько дней мне позвонила мама: «Алла Борисовна ищет талантливых исполнителей. Будет новый конкурс «Фактор А»!» Я почитала комментарии и ужаснулась. Писали, что там гигантские очереди, в которых людям оттаптывают ноги, ломают грудные клетки. Плюс ко всему прочитала, что без денег никуда пройти не получится. Решила, что не поеду. Но на следующий день изменила свое мнение. Мы с Лёшей покидали вещи в чемодан и поехали в аэропорт. Но опоздали на посадку – самолет еще не улетел, но нас уже не пустили на борт. В результате мы поехали в соседний город, в Сыктывкар, и улетели на следующий день оттуда в Москву!

– Филипп Киркоров до сих пор гордится тем, что был первым из звезд, кого вы увидели в Москве!

– Я нашу встречу хорошо помню. Он оказался очень высоким, просто гигантского роста. Еще меня поразило, что он был без обуви! Я подумала: «Значит, человек действительно здесь с самого утра на ногах встречает конкурсантов, что устал ходить в туфлях!» Для таких профессионалов, как Филипп Бедросович, сцена и съемочная площадка – как дом родной. Возможно, это и настроило меня на правильный лад, сняло волнение. Помню, он встал передо мной на одно колено. Это было очень трогательно! У меня тогда сложилось ощущение, что знаю его всю жизнь. Мы, кстати, на «Фактор А» приехали в последний день кастинга. Большую часть людей уже набрали, мы сильно рисковали. Но Алла Борисовна меня заметила, и все получилось.

– Вы общаетесь с ней до сих пор?

– Конечно, мы – не близкие подруги, как считают многие. Алла Борисовна для меня – гуру, мой наставник, человек, которым я всегда восхищаюсь. Могу позвонить ей, попросить совета, как поступить в той или иной ситуации. Если у нее есть время, она всегда мне помогает. Я очень рада, что судьба мне послала ее в жизни!

Теги:



Колумнисты

Читайте также