Новости дня

21 сентября, пятница





















20 сентября, четверг
























Сестра Иосифа Кобзона: Мой брат – инопланетянин

0

Он никогда не одевался в канареечный костюм, чтобы поразить публику. Не менял репертуар, отдавая предпочтение проверенным годами песням. Несмотря на возраст, он всегда поет вживую, в отличие от многих своих молодых коллег. Иосиф Давыдович Кобзон давно и счастливо женат на своей супруге Нелли Михайловне, у них двое детей, подрастают внуки. "Только звезды" встретились с сестрой Кобзона Геленой Кандель. Она рассказала, почему у ее брата не сложился брак с Людмилой Гурченко и какие гастроли чуть не стоили ему жизни.

Сестра Иосифа Кобзона Гелена Михайловна (у них были разные отцы) живет в элитном доме, принадлежавшем ранее Министерству обороны. Нас встречают ее супруг Александр Петрович и маленький внук Эдуард – любимец всей семьи.

– Супруга Иосифа Нелли хочет все песни, посвященные родственникам, детям и внукам, собрать на одном диске, – рассказывает Гелена Михайловна, угощая нас ароматным чаем и домашним пирогом.

– А вы когда-нибудь пели вместе с Иосифом Давыдовичем?

– На моем юбилее мы впервые спели с Иосифом песню, посвятив ее нашей маме, – мне кажется, она слышит меня с небес. А сейчас я вам кое-что покажу из наших семейных реликвий.

Гелена Михайловна достает из шкафа сумку, в которой хранятся любительские фотографии, и протягивает нам снимок – на нем Иосиф Давыдович изображен вместе со своей мамой.

– Это наша мама Ида Исаевна. Иосиф – ее копия. Мамы уже 20 лет нет с нами, я очень по ней скучаю, и когда вижу Иосифа, у меня даже сердце начинает биться быстрее – настолько он на нее похож.

– Иосиф Давыдович рассказывает, что с мамой у него была просто мистическая связь…

– Это правда. Он всегда был ее любимцем, быть может, потому, что он ей очень тяжело достался. Когда Иосифу было девять месяцев, он тяжело заболел. Семья тогда жила в Донецкой области. Там была одна больница, где лежали и старики, и младенцы. Иосифу сделали переливание крови, которую дала ему мама. Когда его принесли после переливания, брат чихнул, и старушка, лежавшая рядом, сказала маме: «Не плачь, девонька, он будет жить».

– Иосиф Давыдович тяжело переживал уход Иды Исаевны?

– Для всех нас это была огромная потеря, и особенно для Иосифа. Ему казалось, что он больше никогда не сможет петь. И по сей день в самые трудные минуты Иосиф едет на кладбище и мысленно беседует с мамой. Она – его ангел-хранитель. Например, был такой случай. Иосиф собирался выступить перед бастующими шахтерами возле Белого дома, но перед самым началом концерта начался ливень. Организаторы заволновались: «Как же вы будете петь под таким дождем, Иосиф Давыдович?» А он им ответил: «Не волнуйтесь, когда я выйду на сцену, дождь прекратится». Вы не поверите, именно так и случилось! Расскажу еще такую историю. Иосиф лежал в тяжелом состоянии с сепсисом, без сознания. Нам с Нелли предстояла тяжелая ночь, должен был произойти переломный момент. Можете себе представить, что мы пережили тогда! На рассвете мы пришли в реанимацию, чтобы узнать о самочувствии Иосифа. «Он жив», – сказали нам врачи. Позже я позвонила домой, а моя дочка Марианна рассказала мне свой сон, в котором она видела бабушку, и она сказала ей: «Не надо плакать! Мы с Иосифом еще не скоро встретимся».

В семье Гелены Михайловны до сих пор заботливо хранится ридикюль черного цвета, подаренный Иосифом Давыдовичем маме с первой стипендии, которую получил, учась в горном техникуме.

– Иосиф Давыдович не жалеет, что его сын Андрей и дочь Наташа не пошли по его стопам?

– Андрей с рождения обладал потрясающим слухом и чувством ритма. У меня есть фотография, где ему два с половиной года и он сидит за ударными инструментами. Андрей брал скакалку моей дочери Марианны, называл ее «микьяфон» и пел. Я ему только начну подпевать, а он мне говорит: «Ты только тихонько пой, не мешай». Андрей окончил музыкальную школу и Училище им. Гнесиных. Недавно он получил диплом Юридической академии и занимается бизнесом.

– Наташа тоже не стала артисткой, хотя, говорят, у нее были для этого все данные…

– Наташа – точная копия Иосифа. Она очень артистичная и музыкальная девушка. Наташа готовит сценарии ко всем нашим семейным праздникам. Она окончила МГИМО, владеет несколькими иностранными языками. Сейчас Наташа растит четверых детей.

– Гелена Михайловна, вам известная фамилия помогала или, наоборот, создавала проблемы?

– Да я же никому не рассказывала, что я – сестра Иосифа. У меня даже на работе никто об этом не знал. Я почти 20 лет проработала музыкальным педагогом в школе в Химках, преподавала хор и сольфеджио. И в течение 14 лет работала в Педагогическом училище им. Крупской.

– Вы когда-нибудь давали своему знаменитому брату советы по поводу исполнения песен?

– Ну что вы! Иосиф прошел великую школу мастеров Гнесинского института. Он – настоящий профессионал. Иногда мне кажется, что брат просто инопланетянин. У него не просто хороший голос: когда он поет, слышно каждое слово! Хотелось бы, чтобы на его песнях учились наши молодые исполнители.

– Когда Иосиф Давыдович запел впервые?

– По рассказам мамы, Иосиф сам заводил домашний патефон и ставил пластинки. Сейчас в доме хранятся специальные кейсы для пластинок. В детстве у него был хороший дискант (высокий детский голос). В 14 лет Иосифа наградили поездкой в Москву, он пел на концерте в Колонном зале Дома союзов, на котором присутствовал Иосиф Сталин. Помню, что из этой поездки брат привез мне маленького пупсика и корытце. Мама связала пупсу шапочку и кофточку.

Гелена Михайловна ведет нас в гостиную. Там в шкафу собраны все портреты Иосифа Кобзона. В центре стоит большая книга, изданная к 70-летию знаменитого певца.

– В этой книге я написала брату такие слова: «Дорогой, любимый мой брат! Ты – мой ангел-хранитель, ты – мой самый близкий друг. Благодаря тебе я живу, и судьба моя идет по пути, проложенному тобой». Почему я написала, что живу благодаря Иосифу? Мне была необходима сложная операция, которую могли сделать только в Москве. И Иосиф, которому тогда было 23 года, попросил знакомого композитора помочь добиться места в клинике. Я никогда не забуду, как, проснувшись утром после операции, увидела у себя на столе огромный букет розовых пионов. Его принес мне Иосиф.

– Иосиф Давыдович – строгий брат?

– Да. Например, Иосиф не разрешал мне подводить глаза. Он считал, что в 17 лет это выглядит нескромно. Мои родители переехали в Москву только потому, что Иосиф сказал им, что ему трудно за мной присматривать. Мама с папой продали свой дом и поехали меня караулить.

– Вашим женихам он, наверное, тоже устроил серьезный кастинг?

– Не то слово! Ухаживания молодых людей строго контролировалось, и первым моим браком Иосиф был не очень доволен. Но однажды мама сказала Иосифу: «Гела познакомилась с одним профессором – нейрохирургом Канделем». «Что ты, это же мировая величина! – изу-мился он. – Ей будет с ним интересно. Этому человеку сам Высоцкий посвятил песню». Когда мы с моим будущим мужем Эдуардом Канделем встречались уже довольно долго, Иосиф однажды спросил у меня: «У тебя вообще совесть есть? Ты уже скажи человеку «нет» или соглашайся выйти за него замуж». И я сделала так, как сказал брат.

– Получается, Иосиф Давыдович иногда вмешивался в вашу личную жизнь?

– Не то слово! Он мне даже испортил одни романтические отношения (смеется). В Днепропетровске за мной ухаживал мужчина старше меня на 11 лет. Когда Иосиф узнал об этом, устроил маме страшный скандал. «Чтобы больше этого мужчину я в доме не видел!», – кричал он.

– За вашей личной жизнью Иосиф Давыдович внимательно следил, а вот свою вторую половинку ему удалось найти не сразу…

– Когда Иосиф женился в первый раз, на Веронике Кругловой, мама спросила у него: «Иосиф, какая же это будет семья, если ты поедешь на гастроли в одну сторону, а она – в другую?» Наша мама вставала в пять утра, чтобы приготовить всем обед, несмотря на то, что у нее была домработница. Но ей мама доверяла готовить только завтрак, а обедом она занималась сама. У Кругловой было другое представление о семейных обязанностях. Вероника сказала маме: «Я такая же артистка, как Иосиф, и готовить не буду». Мама ей предложила: «Если ты не хочешь готовить, найми кого-нибудь, кто приготовит Иосифу обед, создаст для него уют. В холодильнике его должна ждать еда. Если ты рубашки не хочешь стирать, тогда отвози их в прачечную». Конечно, такое представление Вероники о семье ни к чему хорошему не привело. И они с Иосифом расстались.

– А со второй женой, Людмилой Гурченко, у вас были хорошие отношения?

– Отношения у нас с ней всегда были хорошие. Кстати говоря, первые сережки с бриллиантиками мне подарила именно Люся.

Прим. ред. Говорят, в браке с Кобзоном Гурченко совсем не занималась домашним хозяйством из-за того, что в юности отморозила себе пальцы рук. Также рассказывают, что мама Иосифа Давыдовича была в шоке от ее поведения и манер. Гурченко могла при своей свекрови, не стесняясь, ругаться матом. – А с дочерью Гурченко Машей Иосиф Давыдович быстро поладил?

– Маша рассказала в одном интервью, что самые счастливые годы детства у нее были, когда мама была замужем за Кобзоном. Если Маша получала двойку, то звонила домой и спрашивала: «Осип, ты дома?» Знала, что в его присутствии Люся ее ругать не будет. Иосиф и Люда – два сильных лидера. Кто-то из них должен был уступить... Но этого не произошло.

– Однако сейчас отношения Кобзона и Гурченко довольно напряженные…

– Я так не думаю. Иосиф даже посмеивается иногда над реакцией Люды. Однажды она в Сочи вручала приз и, проходя мимо бывшего мужа, бросила: «Ненавижу!» «Значит, любишь!» – быстро ответил ей Иосиф. После этого Люся вышла на сцену, споткнулась и упала.

– Только после брака с Гурченко Иосиф Давыдович встретил Нелли Михайловну…

– В 1971 году в гостях у друзей Иосиф познакомился с Нелли и тем же вечером рассказал маме, что встретил красивую, но очень юную девушку. «Иосиф, это проходит», – ответила мама. На следующий день он заехал с Нелли к нам домой. Мама сразу полюбила Нелли. Она старалась ограждать Нелли от домашних дел. Часто говорила ей: «Иди поспи, я сама все сделаю».

– Иосиф Давыдович известен не только как певец, но и как общественный деятель. Он много занимается благотворительностью, выступает в госпиталях, в горячих точках.

– После того как Иосиф побывал в Чернобыле, у него сел голос, – вспоминает Гелена Михайловна. – Он приехал просто осипший. Вы не представляете, как мы тогда перепугались! Захват «Норд-Оста» стал одним из самых черных дней календаря в нашей семье. Террористы захотели встретиться только с Кобзоном. И Иосиф принял решение пойти на переговоры. Но когда он вошел в здание, его никто не встретил. Поэтому он вынужден был идти и кричать: «Кобзон пришел! Люди, где вы? Кобзон пришел!» Когда он подошел к террористам, то сказал им: «Вы же не аксакалы. К вам пришел человек старше вас, а вы сидите». Они на него так злобно посмотрели: «А ты что, нас учить пришел?» Тогда Иосифу удалось вывести из здания детей и беременную женщину.

– Гелена Михайловна, есть ли у Иосифа Давыдовича увлечение, о котором мало кто знает?

– Брат любил собирать зажигалки. Он привозил их из разных стран, где выступал. У нас дома был книжный шкаф, где перед книгами стояла коллекция зажигалок. Еще Иосиф обожает бокс, футбол, хоккей. Когда он смотрит важные матчи, у него даже температура повышается. Я восхищаюсь своим братом, горжусь им и молюсь за него.

 

Марина Бойченко.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания