Новости дня

22 октября, понедельник










































21 октября, воскресенье



«Раба любви» стала заложницей

0

Необыкновенная женщина неземной красоты со странным голосом – такой она представала в кино. «Лена Соловей – девочка со свечкой внутри», – говорили о ней еще в студенческую пору. В нашей памяти она такой и осталась – героиня потрясающих фильмов «Раба любви», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Вам и не снилось…» Пламя той самой свечки погасло, так и не успев разгореться.

Некогда уютный мир трещит по швам – свои стреляют в своих же, рушится привычный уклад, впереди пугающая неизвестность, хаос, кровавый кошмар. Актриса садится в трамвай без вагоновожатого. Он увозит ее в небытие. И звучит знаменитая фраза: «Вы звери, господа!» Эта пронизанная трагизмом сцена из фильма «Раба любви» – одна из самых потрясающих в советском кино.

…Август 1991-го. После выхода картины на экраны прошло 15 лет.

– Это время я до сих пор вспоминаю с холодящим ужасом в душе, – говорит Елена Соловей. – Мне стало страшно жить. Верхушка борется за власть, народ стремительно нищает. Больше всего пугало, как в этой стране, некогда большой и стабильной, а теперь стремительно распадающейся, сложится жизнь сына, дочери, внучки. Будущее пугало неопределенностью.

Как и ее героиня из «Рабы любви», она бежала прочь, подальше от хаоса, понимая, что ломает свою карьеру в кино, что обречена в чужой стране на безвестность.

– Я понимала, что как актриса там не смогу состояться, что все мои роли останутся здесь, в прошлом, но это казалось неважным. Главным для меня было благополучие семьи, – уверяет Соловей.

Она еще школьницей знала: обязательно станет актрисой. Ходила в драмкружки, играла в школьных спектаклях, занималась в музыкальной школе, училась танцам. Окончив десятилетку, не раздумывая, подала документы во ВГИК. Услышав «вы нам не подходите», даже не думала отчаиваться. Пошла работать учительницей пения в школу. На следующий год снова сдавала вступительные экзамены. И тут ей повезло: девочку неземной рафинированной красоты заметил Борис Бабочкин, тот самый Чапай. Он разглядел в ней необыкновенное дарование, свойственную лишь ей пластичность. Так начался ее стремительный взлет. После окончания учебы Соловей пригласили в Малый театр. Сразу же обратили на нее внимание и режиссеры кино.

– Лену Соловей в кино придумал режиссер Рустам Хамдамов, – с благодарностью говорит актриса. – Это он создал мне тот неповторимый образ  «женщины не от мира сего со странным голосом». А уж затем я попала в руки другого большого мастера – Никиты Михалкова, сотворившего «Рабу любви».

А заложницей любви она стала еще раньше. На съемочной площадке фильма «Драма из старинной жизни» Елена влюбилась в художника-постановщика картины Юрия Пугача.

– Прежде я всегда страдала от любви, а он первый понял меня, – рассказывает Соловей.

Перед ней встал выбор: потерять любимого и продолжить блестящую карьеру в Малом театре или уехать в неизвестность, в Ленинград, но при этом попытаться стать счастливой. Она без сомнения отправилась следом за Юрием. И ни минуты не жалела. Ей удавалось все: рожать детей и сниматься в кино. Она приезжала на съемки с грудным сынишкой. Кормила, пеленала и тут же играла изнеженных барышень. Впрочем, любовь и семью она всегда ставила выше карьеры.

Но в начале 90-х фильмы с ее участием легли на полки.

– Приходилось стоять в унизительных очередях буквально за всем – за костями для супа, за детским питанием, сахаром, хозяйственным мылом, – вспоминает Соловей. – Не проходило ощущение, что нас всех жестоким образом обманули и кинули.

Тогда созрело окончательное решение: поменять жизнь звезды кино на стабильность и определенность, но вместе с тем безвестность.

– Мне важно было ощущать уверенность за будущее детей, – словно оправдываясь, говорит актриса. – Взяв сына-школьника, дочку с внучкой, мы с Юрой уехали в США.

Семейство поселилось в небольшом городке Фаэрлон, в 40 км от Нью-Йорка. Его название переводится как Ясная поляна. Это по-деревенски тихий городок.

– В Москве тогда стреляли по Белому дому. А здесь – покой, благодать. Все друг другу улыбались, нас спрашивали, чем помочь.

Муж актрисы Юрий Пугач, талантливый художник-постановщик, пошел работать в ювелирную мастерскую художником по камню. Он преследовал одну цель – обеспечить достойную жизнь детям и жене.

– Пытаться стать своей в Голливуде мне даже не приходило в голову, – говорит Соловей. – Меня позже часто спрашивали, как же произошло это превращение из рабы любви в рабу быта. Для меня этот вопрос даже не стоял. Я занималась детьми, обустройством дома. И все это мне доставляло удовольствие.

Теперь она учит американских ребятишек сценическому искусству и русскому языку в детской творческой студии при церкви. У ее детей тоже все хорошо – дочь окончила два университета, вышла замуж за профессора. Сын стал микробиологом, защитил докторскую диссертацию. Соловей уже трижды бабушка: у нее две внучки и внук. Муж нашел хорошую работу: он пишет картины по заказу галереи, его произведения неплохо покупают.

Елена шутит, что стала истинной провинциалкой, она старается реже выезжать из своего тихого городка, ходит с хозяйственной сумкой по магазинам. Она сильно располнела, может быть, поэтому бывшие соотечественники не узнают в ней известную в прошлом актрису. Но Елену это нисколько не расстраивает.

– Я стала заложницей любви и нисколько об этом не жалею, – уверяет Соловей.

 

Наталья Петрова.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания