Новости дня

23 апреля, понедельник

































22 апреля, воскресенье












Нина Маслова делила жениха с Натальей Варлей

0

О замечательной актрисе Нине Масловой уже давно ничего не слышно. Она почти не снимается в кино, живет в затворничестве. Но ее яркие роли – Марфу Васильевну из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», Вику Коровянскую из «Большой перемены», соседку из «Афони», о которой мечтал герой Куравлева, помнят все.  "Только звезды" разыскали ее. Актриса откровенно призналась, что едва не спилась, рассказала, как ей удалось победить смертельную болезнь, и поведала о романе с сыном Нонны Мордюковой.

Нина Маслова не жалует журналистов. За долгие годы она никому не рассказывала о том, как живет и почему много лет назад исчезла с экранов. Поэтому, звоня ей, я даже не надеялась на удачу. Поначалу она отнекивалась. А потом вдруг спросила меня: «А вы крещеная?» Услышав утвердительный ответ, прониклась доверием, оттаяла и принялась рассказывать, как недавно ездила в Троице-Сергиеву лавру – поклониться русским святыням.

– Домой не позову. Показывать нечего – живу я очень скромно. Обстановка у меня еще 70-х годов, – извинилась Нина Константиновна. – Вот только недавно смогла скопить на новый современный телевизор, а то, представьте, стоял у меня монстр 30-летней давности.

Нина Константиновна назначила встречу в парке, недалеко от своего дома. Как и все, я помнила Нину Маслову той самой красавицей, что так обворожительно улыбалась в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»: «Марфа Васильевна я…» В нынешнем году Масловой исполняется 65 лет. Когда Нина Константиновна подошла ко мне, я потеряла дар речи. Передо мной стояла еще молодая женщина, словно она шагнула в наше время из кинофильма семидесятых годов. Ухоженная, с молодым, почти без морщинок лицом, кокетливо одетая.

– Да вам жениха – и хоть сейчас под венец! – не удержалась я от комплимента.

– Что вы, все мужчины теперь в прошлом! – улыбнулась актриса.

И тут на нее нахлынули воспоминания.

– Интересная любовная история со мной приключилась на съемках фильма «Русское поле». Помните, это тот самый фильм, в котором Нонна Мордюкова и Володя Тихонов играли сына и мать. По сценарию сын погибал. Видимо, напророчили они себе беду этой картиной… А я играла девушку Нину, влюбленную в Володю. Признаюсь: сын Мордюковой мне очень понравился. Такой интересный, статный, а глаза… Глянешь – не оторвешься. И я подумала: «Надо бы с ним закрутить романчик».

Нине Масловой тогда едва исполнилось 25 лет. Володя Тихонов увлекся обворожительной красавицей, которая яркой внешностью ничем не уступала голливудским звездам. Он поначалу робко ухаживал за ней, не зная, как подступиться, ведь Нина была на четыре года старше его.

– А я и не замечала этой разницы. Он был взрослым не по годам, таким основательным, мужественным, – вспоминает актриса. – Нонна Мордюкова заметила, что мы сблизились. Я боялась: вдруг на мою голову обрушится ее гнев? Ведь о ее крутом нраве я была наслышана давно. Но Нонна Викторовна отнеслась ко мне очень благосклонно. И даже поощряла нашу дружбу. Не знаю, чем бы это все закончилось, но тут на съемки приехала Наталья Варлей. К своему удивлению, я увидела, что она беременна. Ведь Володя мне об этом ничего не говорил. Я, конечно, могла бы продолжать с ним отношения. Но посчитала, что это будет с моей стороны непорядочно – лишать ребенка отца. Зато на этих съемках мне посчастливилось на всю жизнь подружиться с Нонной Викторовной. И она потом не раз говорила: «Как жаль, что Ниночка не стала моей невесткой. Вот она была бы хорошей женой Володе!»

Впрочем, Мордюкова, думаю, ошибалась, – продолжает Маслова. – Скорее всего ничего хорошего у нас с Володей не получилось бы. Мы бы с ним вместе начали выпивать…

– Как, вы прежде сильно пили? – удивилась я.

Нину Константиновну нисколько не смутил мой вопрос. По ее словам, вкус алкоголя она узнала с одиннадцати лет. Еще в школе с одноклассниками баловалась портвейном.

– А уж что было в институте, я вообще молчу, упивались вусмерть! К примеру, меня выгнали из Школы-студии МХАТ, но, правда, не из-за пьянок, а потому что я отказалась стучать на сокурсников, когда меня вызвали в КГБ. Тогда многих вызывали, и некоторые соглашались писать доносы, например Михаил Козаков, Андрей Миронов… А я отказалась, вот и вылетела. Так что я сделала? Купила сумку водки и пошла по знакомым. Таким способом глушила любую душевную боль. Впрочем, меня выгнали из МХАТа, я пошла и поступила во ВГИК, на курс к Макаровой и Герасимову.

Разгульная жизнь продолжилась и после окончания ВГИКа. Фильмы «Большая перемена» и «Иван Васильевич меняет профессию» принесли актрисе популярность и хорошие заработки. Она купила квартиру, хорошо одевалась. В ее доме всегда было много гостей.

– Подруги приезжали только потому, что знали: обеспечены отличная еда и много водки, – вздыхает актриса.

– Когда все это кончилось, друзья куда-то подевались. А «звонок прозвенел» в 50 лет. Я почувствовала себя плохо, пришла к врачу, получила направление на анализы. Доктора сказали, что жить мне осталось всего-то две недели. Неизлечимая болезнь.

Эта новость вызвала шок. Одолела жуткая безысходность. Потом я решила: «Будь что будет!» Позвонила близкой подруге и сказала ей: «Если умру, передай мою волю: пусть на похоронах крутят песню из «Ивана Васильевича», где Яковлев кричит: «Танцуют все!»

А потом пошла в церковь.

– Прихожу в храм, там идет исповедь, к священнику огромная очередь, – рассказывает Маслова. – Думаю: «Ну все, значит, не судьба». А сама плачу. И тут священник обратил на меня внимание, прошел через толпу, взял за руку. С той самой исповеди и изменилась моя жизнь… Нет, конечно, сразу я не завязала. Еще где-то год пила, но уже не так, в меру. А потом вдруг вообще как отрезало. Даже тридцать граммов алкоголя приводят к ужасному состоянию, мне становится так плохо, будто мраморную плиту на меня навалили! Это Бог помог. Потому что тогда передо мной было два пути – либо завязать, либо умереть. И я была очень близка ко второму… И всем, кто сейчас пьет, я хочу сказать: не надейтесь ни на кодирование, ни на таблетки. Это все ерунда! Бросить человек может только сам. Конечно, с Божьей помощью… Только это надежно и навсегда.
Уже 12 лет Нина Константиновна ведет здоровый и праведный образ жизни.

– Вы отлично выглядите, как вам это удается?

– Я никаких пластических операций не делаю, по дорогим салонам не хожу, на это денег нет, – признается она. – Это просто мое внутреннее состояние проявилось на лице. Жить надо праведно, и будете выглядеть хорошо! Я похудела на пятнадцать килограммов, и лицо разгладилось. А все потому, что бросила пить и перестала ходить по тусовкам, ведь праздная разгульная жизнь – это от дьявола.

Вернуться к нормальной жизни Масловой помогло и то, что после долгого перерыва ее снова стали приглашать сниматься.

– Мне предложили в сериале «Салон красоты» роль актрисы, которая ради съемок в фильме сделала аборт от своего любовника, а эту роль ей все равно не дали, – рассказывает Маслова. – А потом она была забыта на многие годы… Когда я прочла сценарий, у меня началась истерика – это же прямо моя биография! Но сниматься согласилась. И знаете, за этой работой как-то забыла про свои проблемы со здоровьем. И как видите, не умерла, хотя врачи ведь тогда назвали срок – две недели. Но прошло уже двенадцать лет, а я жива и даже не знаю, что у меня там в организме. По врачам не хожу.

По словам актрисы, подростком она попробовала алкоголь из-за проблем в семье. В их доме всегда был достаток, но Нина родилась нежеланным ребенком. С детства чувствовала себя брошенной. Особенно сложно складывались у нее отношения с матерью. Она грубо обращалась с дочерью. Девочка сильно переживала и даже несколько раз резала себе вены. Понимание находила лишь в компании таких же, как она, сверстников, предоставленных самим себе. А когда стала взрослой, решила, что ее сглазили.

– Я постоянно чувствовала какую-то тяжесть на душе, все время мне было плохо, так, будто я отравилась или меня побили… – делится Нина Константиновна своими прошлыми переживаниями. – Ходила по гадалкам и колдунам, искала, как бы снять это тяжелое состояние. Но все они видели во мне лишь известную актрису, я ведь тогда уже снялась в главных своих фильмах. И, стараясь угодить мне, пророчили деньги, славу и шикарную личную жизнь. Говорили, что никакого сглаза нет… Но я продолжала искать выход. В какую бы республику меня ни забросила судьба, сразу спрашивала про местных колдунов, целителей… Теперь-то я понимаю, что это большой грех – обращаться к таким людям. Тем более что никто из них не смог мне помочь.

С матерью у нее до сих пор не наладились отношения.

– Это – мой крест, – вздыхает Маслова. – Если б я от матери не отделилась в свое время, то давно бы умерла! Тяжело мне с ней, всю жизнь она на меня давила. Даже теперь, когда я уже сама в возрасте, все равно в ее присутствии превращаюсь в испуганную девочку. Страшно боюсь свою мать, до такой степени, что, когда ночую в ее квартире, запираю дверь своей комнаты на ключ. Мне кажется, что в маме сидит дьявол! Иногда с ужасом замечаю ее искаженное ненавистью лицо или слышу вдруг, что мать заговорила чужим, мужским голосом… Что с этим делать, не знаю. Не могу же я ее бросить на произвол судьбы, ведь, кроме меня, у нее никого…

У Нины Масловой нет детей, она рассталась со всеми своими мужьями.

– Я даже не хочу рассказывать о них. Они мало друг от друга отличались: пьянки, ссоры, – нехотя говорит Маслова. – За одного из них меня сосватала Мордюкова. Он был высокопоставленным чиновником. Нонна Викторовна уговаривала меня, мол, он же такой влиятельный, будешь пинком двери хоть куда открывать. Я согласилась. Мы подали заявление, а потом не смогла я жить с ним. А вот одного болгарина я сильно полюбила. Это было еще в годы учебы во ВГИКе. Собралась к нему в Болгарию. Долго-долго оформляла документы. А чиновница на фотографии увидела, что на мне маленький крестик, едва различимый. Документы сразу же завернули. Но в Болгарию я все равно пробилась какими-то немыслимыми путями. Правда, оказалось: зря ездила. Любимый меня предал. Вообще, я поняла, что предать может любой – и отец, и мать, и сын. Даже сам себя человек может предать. Со мной это происходило не раз!

Теперь Нина Константиновна все свободное время посвящает чтению духовной литературы, посещает храмы и монастыри. Говорит, что денег ей конечно же не хватает, но не настолько, чтобы сниматься в пошлых сериалах или продавать за несколько тысяч долларов глянцевым журналам истории про свою нелегкую жизнь.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания