Новости дня

19 июня, вторник

























18 июня, понедельник




















Мастера и чурки-табуретки

0

Вручение премии «Звезда театрала» в Московском доме актера хоть и предполагало присутствие звездных имен, но не предвещало никаких сенсаций и скандалов. Вышло иначе. Худрук Малого театра Юрий Соломин отбивался от находившегося в странном состоянии Марата Башарова, жаждущего пополнить его труппу. А легендарный 93-летний Юрий Любимов сначала публично пристыдил девушку, исполнявшую романс на стихи Бродского, а потом и вовсе заявил о своей отставке. Учрежденная профильным журналом «Театрал» премия стала для мэтров поводом, чтобы прокричать о том, что чиновники гробят оте­чественный театр.

Слезы Соломина

«Темным-темно, как в печени афроамериканца» – так в самом начале обрисовал картину соведущий церемонии Вадим Жук, еще не предполагая, что наши уважаемые худруки именно в таком состоянии и ощущают себя и отечественный театр.

Начали с главного – с номинации «Легенда сцены». Первой награду вручили Людмиле Ивановне Касаткиной. Зал встал как по команде. «Спасибо, что у нас есть Дом актера. За это надо благодарить правительство?» – нарочито наивно вопрошала легендарная актриса. Это был аванс властям, на которые позже обрушилась почти вся театральная рать.

Второй «Легендой сцены» стал Юрий Мефодьевич Соломин. Публика поднялась с кресел, как показалось, уже менее охотно, но худрука Малого театра это все равно тронуло до слез, которые он еле сдержал. Слезы радости быстро сменились слезами куда менее трогательными. «Реформы наконец дошли и до культуры, – поведал Соломин. – Но мы сказали: стоп, не надо с нами так поступать».

Гнев Любимова

О том, что чиновники пытаются надавить на театры и заставить их работать по принципу конструкторских бюро, сказал и руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов, ошарашив собравшихся: «Я подал в отставку». 93-летний Любимов, которого после Андропова высылали из СССР и который стал легендой в среде советской интеллигенции, после Путина уходит в знак протеста? Он со сцены назвал чиновников «чурками-табуретками», и это прозвучало, как выстрел: голос у Юрия Петровича бодрый и громкий, без микрофона прекрасно обходится.

– С театрами так обращаться нельзя, я не буду писать, сколько мне нужно гвоздей и краски. – Казалось, Любимов режет кабинетных работников по живому. – Это полный и законченный идиотизм!

Гневался Юрий Петрович в тот вечер не только на чинуш. Девушку, которая выступила с явно затянутым романсом на слова Бродского «Плывет по улице невзрачной…», он отчитал прилюдно, публично и очень жестко: «Я был лично знаком с Бродским. Запомните навсегда, что он категорически не любил, когда его стихи перекладывают на музыку. Он говорил: в моих стихах все подчинено строгому ритму, и в мелодии они не нуждаются. Человек, берущийся исполнять Бродского, обязан это знать». «Извините, если что не так. Хотела украсить вечер произведением великого человека», – робко верещала певица, за которую заступился 88-летний Владимир Этуш: «Это я ее пригласил». Тут уже началась перепалка между мэтрами: Любимов, кажется, что-то выговаривал «младшему товарищу» Этушу. Зал пребывал в легком шоке.

дословно

– В тех условиях, которые созданы сейчас, мне нет смысла работать, – пояснил свою позицию Любимов в интервью «Собеседнику» после церемонии. – Речь идет о департаменте культуры, который ничего не понимает. Я должен подписывать бумажки по 300 в день, доказывать им, сколько и чего мне нужно. Мы все выступили в Думе, говорили о том, в каком положении сегодня находится театр, что это безобразие надо менять, иначе театр кончится. А ведь театр – единственное искусство, которое разговаривает со зрителями напрямую. Артист и режиссер, который создает спектакль, во все времена говорили какие-то вещи, которые нужно сказать обществу. Сегодня нашему обществу пора сказать прямо в глаза довольно грустные вещи, чтобы не встать на четвереньки.

Неадекват Башарова

Самой неожиданной стала награда в номинации «Звездный дождь». Илья Авербух и Марат Башаров, совершенно выбивающиеся из этого ряда благородных седин, получили ее за ледовое шоу «Огни большого города».

– Последний раз я стоял на этой сцене, будучи студентом, – вспомнил былое Башаров. – Стоило ли учиться в театральном институте, чтобы получить премию за коньки?

После того как Светлана Светикова исполнила песню из «Огней большого города», Марат вдруг закричал «Браво!», вскочил с места, выбежал на сцену и, рассудив, что живет он не ради коньков, обратился к Соломину: «Помните, Юрий Мефодьевич, я учился у вас в Щепкинском училище и вы меня не взяли тогда в Малый театр? («Щепка» – училище при Малом. – К.Б.) Возьмите меня сейчас!» Соломин что-то ответил с места и спешно засобирался домой. Однако Башаров оказался настырным «студентом» и догнал «препода» в фойе. «Юрий Мефодьевич, я серьезно!» – молвил он, и Соломин старательно подбирал слова, чтобы вежливо отказать «медийному лицу», на котором в тот вечер можно было наблюдать слегка туманные глаза. «Раньше надо было думать, поезд ушел», – отчитал он наконец бывшего питомца в присутствии коррес­пондентов «Собеседника».

– Сейчас я смотрю иногда в глаза актерам, которые снимаются в сериалах, и не верю им, – поделился с нами Соломин. – Вот Башаров, что он вылез? Что он говорит про себя? «Ах, не взяли». Все было наоборот! А сейчас зачем брать артиста в таком виде, уже с именем, в театр? Он может погубить часть коллектива!»

Проклятие Шендеровича

Последним «отличился» Виктор Шендерович. Сатирик вручал приз коллективу Театра имени Пушкина за спектакль «Бешеные деньги» (тот самый спектакль, где играет Иван Ургант и в прошлом сезоне играл Николай Фоменко, отказавшийся от роли после смерти Романа Козака). Шендерович хотел как лучше: сообщил, что с появлением Козака с театра наконец снято проклятие Алисы Коонен, легендарной актрисы, якобы произнесшей в свое время, после травли ее мужа – режиссера Александра Таирова, нехорошие слова в адрес этого здания. Легенда в театральной Москве в общем известная, однако в праздничный вечер проклятия посыпались уже на Шендеровича. Одна из актрис «Бешеных денег» гневно сообщила, что никакого «проклятия Коонен» на Пушкинском не было, все это чушь. Сатирику осталось только стоять и краснеть. «Не везде хорошо преподают историю театра», – отшутились ведущие.

Таким образом, главным итогом церемонии стало осознание того, что театр в России сегодня живет в очень нервной обстановке. Ради его выживания на амбразуру готовы броситься все – и Любимов с Соломиным, и Шендерович с проклятиями, и туманные «медийные лица».

кстати

Кто получил «Звезду театрала»

•  Евгений Князев – Арбенин, спектакль «Маскарад», Театр Вахтангова
• Марина Голуб – Васса Железнова, спектакль «Васса Железнова», МХТ имени Чехова
• Спектакль «Бешеные деньги» (Театр Пушкина)
• Спектакль «Братья Ч.» (Театр Станиславского)
• Музыкальный спектакль «Алые паруса» (РАМТ)
• Борис Клюев – Людовик в спектакле «Мольер», Малый театр
• Людмила Касаткина и Юрий Соломин («Легенда сцены»)
• Юрий Любимов за спектакль «Мёд»

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания