Новости дня

21 ноября, среда





20 ноября, вторник








































"Помню лицо отца в госпитале". Мастера культуры – о войне

«Зажигай!» №17-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru спросил у известных людей, как отразилась война на судьбе их близких, как задела их собственную жизнь.

Эммануил Виторган:

Эммануил Виторган
Эммануил Виторган // Фото: Global Look Press

– Мое детство пришлось на военные годы. Помню Новый год: достать ёлку было тогда просто невозможно, да в тех условиях никто и не стал бы этим заниматься. Мы сами сколачивали ёлку из каких-то деревяшек, дощечек, реечек и вешали на них все обрывки газет, журналов, где были яркие цветные картинки, кусочки разноцветной ткани – иногда для этого даже рвали на лоскутки собственную одежду. Несмотря на войну, годы эти были очень светлыми, потому что это были годы детства. 

Лев Лещенко:

Лев Лещенко
Лев Лещенко // Фото: Александр Алешкин

– Я родился в Москве и прожил здесь всю войн­у. Мама моя умерла в 1943 году, а приемная мама воспитывала троих детей. Я помню, как мы ели жмых, как бегали жевать какой-то вар, как нам не хватало питания, несмотря на то, что папа получал паек. 

Элина Быстрицкая:

Элина Быстрицкая
Элина Быстрицкая // Фото: Борис Кремер

– Мне было 13 лет, когда я стала работать во фронтовом передвижном сортировочном эвакогоспитале. И хотя впоследствии по настоянию папы, который хотел видеть меня врачом, закончила медицинский техникум, я так настрадалась в войну от вида боли, крови и несчастий, что не могла продолжать эту профессию. Война оставила в моей душе большой след. Подросток не должен всё это видеть! Поэтому чувствительность и нервная возбудимость у меня гораздо выше, чем должны бы быть. Я очень сильно «амортизирована» из-за войны, вот нервная система и не такая, как хотелось бы.

Илья Резник:

Илья Резник
Илья Резник // Фото: из личного архива

– Война затронула мою жизнь самым непосредственным образом: я блокадный ребенок, у меня есть медаль «Житель блокадного Ленинграда». Было мне в ту пору пять лет. Помню, я вышел на балкон нашего дома на улице Восстания и вместо голубого неба увидел серое – от множества аэростатов. Помню, как бабушка принесла мне хлеб в детский садик, одна крошка упала, и я в снегу искал эту крошку. Помню лицо отца в госпитале – он был дважды ранен и умер в этом госпитале. Мама и дедушка рыли окопы. Дед получил сужение пищевода: во время работы на морозе принесли горячую картофелину, он схватил ее и проглотил, получив сильнейший ожог. Потом он всю жизнь ел стоя – из-за этого сужения не проходила пища. 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания