Новости дня

21 апреля, суббота















20 апреля, пятница






























Хлебные зрелища. Как работает "билетная мафия" и почему она бессмертна

«Собеседник» №10-2018

«Все билеты проданы», но неизвестно кому // Фото: Global Look Press
«Все билеты проданы», но неизвестно кому // Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru выяснил, кто и как наживается на перепродаже театральных билетов в столице.

После того как в начале февраля оперная певица Анна Нетребко возмутилась ценой билетов на совместный с мужем концерт в Зале им. Чайковского, тему снова стали активно обсуждать.

Тогда Нетребко написала в соцсетях: «Уважаемые устроители концертов! Менеджеры и перекупщики – если я ЕЩЕ РАЗ услышу, что цены на мои концерты зашкаливают за 100.000 рублей, – я просто не приеду больше... всем спасибо!» Правда, через несколько дней свой пост она удалила. Видимо, потому, что Анна Юрьевна немного ошиблась, продешевила: цена на билет на тот концерт у перекупщиков доходила до 250 тысяч рублей. Конечно, на самые лучшие места. Хотя устроители мероприятия уверяли «Собеседник», что по просьбе самой певицы самый дорогой билет в кассе стоил около 10 тыс. рублей. 

Но даже официальные цены на некоторые драматические спектакли порой очень удивляют. Например, на сайте театра «Современник» или в самой кассе спектакль «Амстердам» стоит до 17 тысяч рублей за билет. А в «Мастерской Петра Фоменко» за возможность посетить «Одну абсолютно счастливую деревню» просят до 20 тысяч. Платите и будьте счастливы.

Кстати

Следующий сольный концерт у Нетребко назначен на май в Лондоне, куда билеты официально продаются от 200 евро (около 14 тысяч руб.) до 2100 евро (чуть более 145 тыс. руб.).

Кто придумывает цены? 

– По сегодняшнему российскому законодательству стоимость билетов театр определяет самостоятельно, – рассказывает «Собеседнику» директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. – Никто нам цену не диктует. Обычно в расчет берутся те расходы, которые несет театр в связи с эксплуатацией спектакля, а также учитывается его востребованность у публики. Если мы видим, что на тот или иной спектакль билеты раскупаются быстрее, чем на другой репертуар, и за этим спектаклем в кассу выстраиваются огромные очереди, то театр может себе позволить поднять цену. Понимаете, театр живет в условиях рынка, и ничего с этим не поделаешь.

Но мы конечно же учитываем социальный статус всех наших зрителей. Поэтому билет на любой спектакль в наш театр можно купить и за 100 рублей. Это будут места на откидных стульях или в бельэтаже, на балконе. Их можно приобрести и за два-три дня до спектакля. Вы заходите на сайт нашего театра и приобретаете. У нас на сайте единая система с кассой театра, поэтому цены одинаковые. Безусловно, эти билеты могут купить и перекупщики. Но поверьте мне, что ни один перекупщик не покупает билеты по 100 рублей. Как правило, они приобретают дорогие билеты в партер. Их они и перепродают. 

Гендиректор Большого театра Владимир Урин: Лично отслеживаю каждый билет

– Владимир Георгиевич, многие жалуются, что не достать билеты в Большой театр и что дорогие…

– Давайте при вас я открою сайт нашего театра. Смотрите: сноска – «Купить электронный билет». Нажимаю. На завтра, пожалуйста, один билет, но есть. Открываю следующий день: да, на «Даму с камелиями» билетов нет. А вот дальше – «Каменный гость», смотрите – 15–20 билетов еще есть, можно спокойно купить. И так далее. 

– Самый дешевый сколько стоит?

– От 2800 рублей. Дорого?! Но это же Большой театр. Тем более когда вы приходите на спектакль, а на сцене восемьдесят человек оркестра и около ста артистов, то он стоит конечно же дороже. «Борис Годунов» – сложнейшая постановка, тем более на исторической сцене. Посмотрите, какие цены в Ковент-Гарден, в Парижской опере или в Ла Скала. Конечно, когда у нас поет Анна Нетребко в «Манон Леско», за десять дней не купите билет, об этом нужно позаботиться заранее. Но чаще это только легенды о том, что к нам трудно попасть.

– Известно, что у вас введена система продаж билетов по паспорту, браслеты в очередях раздаете, продаете не больше двух билетов в одни руки… А как отследить ситуацию, когда администрация театра в сговоре с перекупщиками? 

– У меня личный жесточайший контроль за всеми билетами. Из кабинета в любой момент по специальной внутренней системе могу отследить каждый. Тут у нас сбоев не бывает. Все билеты на учете.

Виноваты только барыги?

На февральских концертах известного дирижера Теодора Курентзиса в Большом зале консерватории имени Чайковского самый дорогой билет в партер официально стоил 22 тысячи рублей, а самый дешевый входной (без места) – от 2 тысяч. При этом в фойе молодые люди, которые называли себя работниками концертного зала, продавали как раз дешевые билеты – за 6 тысяч и более. 

К сожалению, запрос «Собеседника» по поводу ценовой билетной политики сотрудники Большого зала консерватории проигнорировали. Между тем картину, когда сначала стоит человек, скупающий билеты, а метров через десять – продающий, можно наблюдать, например, перед поп-концертами в самом центре Москвы, в подземном переходе у касс Кремлевского дворца.

– В некоторых театрах администрация как бы сращивается с перекупщиками, – считает режиссер Андрей Житинкин. – Там есть своего рода тайный союз. С одной стороны, конечно, театру хорошо, потому что не надо прикладывать дополнительных усилий по реализации: билеты уже куплены – нет никакой головной боли. Другое дело, что нормальный зритель, который хочет купить перед спектаклем билет, к сожалению, вынужден доплачивать. Истинные любители театра, у которых не так много денег, очень часто не попадают туда, куда они хотят попасть. В советское время по активности перекупщиков можно было составить единственный объективный рейтинг популярности театра. Когда появлялись у касс эти «жучки» с билетами для перепродажи, директора и художественные руководители театров могли спокойно выдохнуть: зрители в театр ходят. То есть перекупщики – это и раньше для театра было престижно.

Эффективного рецепта борьбы с барыгами никто еще не выработал. В некоторых театрах, например, продают не более двух-трех билетов в руки. Но, сами понимаете, это как в свое время давали по две бутылки водки на человека, но вставали несколько раз в очередь и набирали полные сумки. Есть идеи продавать по паспорту, но если человек пришел в театр с чужим билетом, его не имеют права не пустить. Образец строжайшего контроля демонстрирует FIFA, продающая билеты на чемпионат мира по футболу в России. Спрос колоссальный, билеты  и так дорогие, цена на черном рынке могла бы доходить до заоблачных высот. Чтобы подорвать бизнес спекулянтов, все билеты именные и нужно еще оформлять паспорт болельщика. Но то – особое мероприятие. А билеты на концерты и в театры порой дарят, да и усложнять схему для мероприятий, проходящих ежедневно, смысла нет. За спекуляцию у нас опять же нет наказания. Получается, вся борьба бессмысленна. 

Интернет тоже обманет?

В наше время люди чаще покупают билеты в интернете. Тем более у всех театров и у концертных залов сейчас есть официальные сайты, где можно купить билет по такой же цене, как и в обычной кассе. Тут небольшой совет: подпишитесь на новости театра, и вам будут приходить уведомления, когда открывается продажа на тот или иной спектакль. 

Главное – найти официальный сайт театра
Главное – найти официальный сайт театра
// Фото: Андрей Шпаковский / «Собеседник»

Но вообще и в интернете можно обмануться. Дело в том, что, если вы наберете в поисковой системе, скажем, «купить билеты в Большой театр», вам выдадут список нескольких сайтов, в адресах которых будет так или иначе значиться слово «Большой» и обязательно указываться, что билеты официальные. Причем эти сайты даже внешне будут похожи на официальный. Но все они никакого отношения к главному театру страны не имеют. Пользователь нажимает на первые попавшиеся ссылки и… покупает билет в две-три-четыре цены выше номинала. Ссылку на настоящий Большой театр вы найдете на пятой-шестой позиции (на всякий случай: bolshoi.ru). Так и с другими театрами и концертными залами. Однако есть сайты крупных билетных агентств, с которыми театры сотрудничают официально. Тут уже сами выбираете, у кого цены дешевле. 

Роспотребнадзор о сайтах-двойниках

– В нашу компетенцию входит защищать права потребителя, в данном же случае это спор двух хозяйствующих субъектов, – говорит руководитель пресс-службы Анна Александровна Брычева. – Действительно, многие сайты почти копируют адреса театров или концертных залов и продают их билеты, причем дороже. Тут уже потребитель должен сам выбирать, какая цена ему подходит. Если же тот или иной театр, концертный зал против, чтобы такой сайт существовал, то должны обратиться в суд с просьбой заблокировать этот ресурс. На этом основании мы можем подключиться. Но пока нарушений прав потребителя я не вижу.

– Театр продает агентству билеты, чаще не на самые топовые спектакли, – рассказывает в анонимной беседе бывший сотрудник одного из таких театральных интернет-агентств. – Мы накручиваем десять процентов сервисного сбора и продаем через интернет. Конечно, официально с этого платим налоги. Но кто же знает, за какую цену мы эти билеты закупили? Театр втайне от всех может отдать нам их за меньшую сумму или «за откат» сотруднику, чтобы билеты все-таки продались. Смотря какой спектакль. А мы указываем в налоговых документах номинал. Криминально? Да. Но как заработать честному сайту? Его же содержать надо, а этих денег не хватает. Сейчас вообще полный бардак в продаже билетов через интернет. За этим ведь никто не следит.

Цены на некоторые популярные спектакли в Москве

«Брал задорого, отдам за номинал!»

«Собеседник» решил отправиться к МХТ имени Чехова и посмотреть за работой местных спекулянтов. В этот вечер давали спектакль Адольфа Шапиро «Мефисто». 

Для начала зашел в кассовый зал: в кассу и к администратору – очереди. У администратора спрашивают контрамарки, которые обычно оставляют работники театра знакомым, а у кассы люди ждут, когда будут продавать бронь. Если таковая останется. На официальном сайте МХТ указано, что билеты на этот спектакль стоят от 250 до 2500 рублей. 

– Если будут продавать, то по самой высокой цене – 2500? – спрашиваю рядом стоящую женщину. 

– Смотря какие места, скорее всего еще дороже выложат. Дешевые давно уже раскупили перекупщики, – вздыхает она. 

К слову, за два часа до начала спектакля на сайте МХТ было в онлайн-продаже с десяток билетов: от 700 до 1200 рублей. Правда, эти места в амфитеатре. 

Выхожу на улицу. Никого из продающих билеты не вижу.

– Брат, тебе сколько нужно? – вынырнул откуда-то небольшого роста мужичок с перегаром, пошатывается. – Есть самый лучший. – Он вынимает билет. Рассматриваю. Цена чем-то замазана. Зато: 4-й ряд партера, место 8. – Всего лишь семь «штук» стоит. Обычно прошу дороже, но отдаю за номинал. 

Я отказался.

– Давай за пять отдам? 

Поворачиваюсь. Тот же мужичок, но рядом с ним уже какая-та женщина улыбается. 

– Ну я же знаю, что стоит он максимум три тысячи, – говорю им. – Это сколько же вы накрутили?! 

– А ты попробуй сюда к шести утра приехать, простоять до открытия кассы в двенадцать, чтобы купить хорошие билеты по официальной цене, – сплевывает мужик. И тут же с досадой: – Мы же не сволочи какие, много не просим. Вот на сайтах разных барыг купишь в три раза дороже. 

– Где же эти барыги берут билеты? – интересуюсь.

– Да здесь же. Знаешь, сколько их тут приходит?! Человек десять – пятнадцать встанут в очередь и берут каждый по два-три билета. Потом все сдают своему начальнику. Студенты разные, пенсионеры. Им за это рублей по 500 платят, они и рады. Там целые фирмы-мафии. Мы-то цену замазали красочкой беленькой, а они как-то выводят цифры и впечатывают свои. За спектакль 30 тысяч заработаем – и хорошо, хотя бывает и больше. Но ведь не каждый день, в предварительной продаже билеты нам не всегда достаются. Чем раньше придешь, тем больше шансов быть в начале очереди. 

Людо€к, женщина неопределенного возраста, закивала головой. Пожаловалась, что сейчас так сложно у здания театра перепродать билеты, люди пользуются интернетом, поэтому приходится цены не сильно завышать. По ее словам, иногда на самые популярные спектакли МХТ им еле-еле удается продать билет за 10 тысяч. 

Тут к нам подошли мужчина с женщиной. Видно, что долго одевались в театр, что называется, с иголочки. Поинтересовались: 

– Нет лишних билетов?

– Есть, по десять тысяч! Шикарные места. Партер, – доставая второй билет, выпалил мужичок, быстро оценив возможности парочки. А они действительно вытащили деньги, взяли билеты и побежали в театр. А если билеты фальшивые?

– Не, мы работаем на одном месте, у нас репутация. А вообще советую тебе: торгуйся до последнего. Когда прозвенел первый звонок к началу, то обычно мы снижаем цену до номинала, чтобы хоть что-то выручить, – как-то важно произнес «продавец». Людка взяла его под руку, и они пошли в сторону продуктового магазина на Тверской.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №10-2018 под заголовком «Хлебные зрелища».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания