Новости дня

20 сентября, четверг






















19 сентября, среда























Владимир Винокур: Зауважал Мединского, когда он выдержал войну с Поклонской

«Собеседник» №49-2017

Владимир Винокур / Фото: Global Look Press
Владимир Винокур / Фото: Global Look Press

Перед Новым годом «Собеседник» поговорил с Владимиром Винокуром, человеком несгибаемым.

Благодаря юмору и здравому смыслу Винокура даже самые несогласные между собой люди способны примириться. 

– Владимир Натанович, вы ведь имели непосредственное отношение к созданию фильма «Матильда». Согласитесь, что это было чуть ли не главным культурным событием уходящего года? 

– Вы говорите о той дикости, которая происходила вокруг картины? Весь год мы варились в истории из серии «Я Пастернака не читал, но осуждаю». Но событие состоялось, вышел шикарный фильм, сказочный и добрый, в голливудском стиле. Но весь этот шум повлиял на прокат. С одной стороны, многие очень заинтересовались фильмом. С другой – какие-то кинотеатры испугались показывать «Матильду» по причинам безопасности, на Северном Кавказе отказались от проката по своим причинам.

Самым большим уроном был отказ федеральных телеканалов от рекламы фильма. Отказались они потому, что Поклонская – официальное лицо. Она, выскочив как черт из табакерки, упорно пыталась похоронить огромную работу многих людей. Если бы это был журналист, критик, был бы возможен осмысленный диалог, а Поклонская, с одной стороны, на госслужбе, а с другой – путает Суворова с Грибоедовым. Ну как тут быть? С оппонентом хотелось бы общаться на равных, а тут – никак. 

– Какое конкретно вы имели отношение к фильму? 

– Да не я, а моя жена Тамара – она в прошлом балерина. Так вот, она прочитала книгу о Кшесинской, ее дневники. И по фотографиям жена решила, что Матильда Кшесинская и наша дочка Настя похожи. Было бы здорово, сказала она мне, если бы сняли фильм о балерине. Ну и всё – я загорелся. Вот как было. Я стал сопродюсером картины, но сам не мог поддерживать ее деньгами, потому что наш фонд (Фонд в поддержку культуры и искусства. – Ред.) еле-еле справляется со своими делами. Нам помог министр Мединский. И я его еще больше зауважал, когда он выдержал войну с Поклонской. Жалею, что наш оскаровский комитет, возглавляемый Меньшовым, не решился пойти на войну с ней и не выдвинул фильм на «Оскара». «Идолопоклонских» везде хватает, а с «Матильдой» все будет хорошо, она еще обязательно выстрелит. Отлично, кстати, прошла премьера в Германии и в Нью-Йорке. 

Рейтинги на смерти

– Сегодня все говорят об атмосфере ненависти. Откуда она?

– Хромает идеология. Уж как мы сегодня ругаем комсомол – он и «уродский», и «фальшивый». А на самом деле это была организация, которая занималась только молодежью. Мы, артисты старшего поколения – без преувеличения, воспитанники комсомола. Нас находили и нас поддерживали. За нами были отдел культуры ЦК комсомола и целое государство. Не было этой дикой системы, когда за молодым артистом обязательно должны стоять деньги. Без них невозможно пробиться.

– Это серьезная тема, потому что любая умная власть стремится заручиться поддержкой культурной элиты, чтобы та формулировала смыслы и формировала нужную идеологию.

– Все правильно. Мы хоть и называем нашу сферу шоубизнесом, на самом деле это совсем не бизнес или далеко не только бизнес. Мы вот, актеры старшего поколения, остались работать на эстраде – а это ведь широкое понятие, это общение со зрителем. То же самое театр и кино – они занимаются своим делом. И я считаю, что, как бы ни надувались и ни хорохорились наши звезды, мы все – местного значения. В хорошем смысле. То есть имеем значение для своей страны. И когда многие наши звезды грешат громкими заявлениями типа тур по Америке, тур по Европе, следует помнить, что мы вообще-то работаем для русскоговорящей публики, для нашей эмиграции. Это не американцы, не англичане и не немцы идут на наши концерты.

Но есть и передовая нашей культуры, люди мира. Я много лет дружу с Володей Спиваковым, Юрой Башметом, Анечкой Нетребко. Совсем еще молодой человек Мацуев, прекрасный музыкант, тоже на этой передовой, и там же навсегда останется Дмитрий Хворостовский. Весной, после юбилея (31 марта Винокуру исполнится 70 лет. – Ред.), у нас будет тур с обновленной программой, там будет много внимания уделено тем, кто ушел. Это и Муслим Магомаев, и Валечка Толкунова, и Клавдия Шульженко, и Утесов... Программа называется «О тех, кого нет». Теперь туда придется вписывать новые имена. Так случилось, что, пока мы были на гастролях в Германии, подряд ушли Миша Задорнов, Борис Ноткин и Дмитрий Хворостовский. Я каждый концерт начинал с минуты молчания. 

– Не отменяли концерты? 

– Артист может отменить концерт только по одной причине – если его больше нет. Нас этому еще в институте учат. И наши ушедшие друзья не поняли бы, если бы мы огорчили людей. Миша (Задорнов. – Ред.) сам всегда говорил о том, что жизнь продолжается. 

– Продолжается, да. И люди после смерти Задорнова в клочки его рвут, припоминая его шутки про сбитый «Боинг». 

– Ну это же дикость! А что еще меня возмущает в таких случаях – это немыслимое количество звонков из всех изданий и со всех каналов. Какое-то дикое соревнование, кто первый дозвонится, кто первый спросит «скажите слова об ушедшем» и обязательно сбор ток-шоу типа «Пусть говорят» – просто какое-то оглашенное соревнование телеканалов. Умер Хворостовский – и телефон разрывается: «Вы не могли бы?» – «Я на гастролях». – «А нельзя прервать и к нам приехать?» – «Вы с ума сошли?!» – «Мы срочно устраиваем передачу памяти...» Но это не память, когда людей сгоняют ради цифры. И как правило, на все эти программы приходят люди, которые понятия не имеют о том, кто ушел из жизни. 

– Но зрителю нужны не только слезы. Зрителю нужен и смех. Над чем сегодня смеются?

– Мы по-прежнему смеемся над несуразицами нашего быта и отношений, а «мужчина – женщина» – это вообще вечная тема. Я не занимаюсь сатирой, не делаю пародий на руководителей страны, потому что считаю, это глупость. Люди, идя к нам на концерт, хотят отвлечься от телевизора с его криками и катастрофами. У нас и так жизнь невеселая и международная обстановка накаленная, и люди к вечеру не хотят слышать о политике, о Госдуме, о конфликтах, они пришли и хотят посмеяться. А посмеяться можно только над собственной бытовухой.

– Владимир Натанович, что, по-вашему, государству нужно поддерживать в культуре?

– В самой слабой позиции, конечно, находится литература. Потому что с приходом интернета люди закончили читать книги. Ленин говорил об  «электрификации страны», а у нас компьютеризация. Я, конечно, выгляжу старомодным ретроградом и догматиком сейчас, но это жуткий вред, я считаю. Сегодня молодой человек, читающий книгу – это как полезное ископаемое, пойди найди. 

– Но вы ведь сами компьютеризированный человек. Вы пользуетесь айфонами, айпадами. Вы активный пользователь соцсетей и YouTube.  

– Я пользуюсь гаджетами, потому что это нужно для работы. Что касается присутствия в интернете – мы делаем вылазки туда, смотрите нас на ю-тубе. Но наращивать мощности там я пока не собираюсь. Я все-таки еще так поживу, по старинке – буду ездить по стране. Да и в телевизоре, надо сказать, я не так часто появляюсь – только в «Аншлаге». Ну а в соцсетях, в инстаграме, например, я поздравляю друзей. Или маму поздравлял с Днем матери. Ей 95 лет, и, может, ей трудновато самой заводить инстаграм, а мне ведь надо как-то высылать ей фотографии. Я попросил племянника, и он бабушке скачал приложение на планшет, и она там смотрит и фото, и отрывки из концертов, которые я специально присылаю. Для мамы это психотерапия.

Собчак совершает смелый поступок

– Какие настроения сегодня в артистической среде?

– Ну какие... Пока работается, работаем дальше – вот и все настроения. Артист эстрады – это такой товарищ: востребован – работаешь, нет – уходишь в тень, даешь разовые концерты и корпоративы. Есть, конечно, такие гиганты, на которых держится настроение всей страны. Александр Анатольевич Ширвиндт, например. Такой же была Леночка Образцова – гениальная, добрейшая, жизнелюбивая. 

– Когда читаешь наши абсурдные новости, необходимость в ненормативном словце возрастает как никогда. Вот ракета упала. С чего вдруг? Вроде святой водой ее окропили, кадилом рядом помахали. Это смешно или нет?

– ...Ну я бы не касался религии. Потому что Богу Богово. Я не религиозный человек. Я и в синагоге редко бываю. Но думаю, мы все гости на этой земле и есть силы, помощь которых нам нужна всегда и сейчас бы не помешала. Я, когда в 1992 году попал в страшную катастрофу и остался живой, вообще на все стал смотреть по-другому. На жизнь, на отношения. Как отец мой говорил, делай добро и не жди ответа. Вот так и нужно жить. Но то, что есть силы, которые делают добро человеку и вообще руководят всем процессом, я в это верю, да. Все религии уважаю и друзей своих с религиозными праздниками поздравляю. А то, что ракета у нас упала, у меня вызывает опасения, что такое может произойти и еще... И не дай бог, это будет заряженная ракета. Поэтому я не стал бы шутить ни на религиозные темы, ни над ракетами, а задумался бы. 

– Ну а тема с якобы ритуальным убийством царской семьи какие чувства у вас вызывает?

– Глупость неимоверная. И производное от нашей Поклонской. Как можно сегодня, уже почти в 2018 году, серьезно об этом говорить? Меня вопрос с ритуальными убийствами пугает с другой стороны – как бы не было воспоминаний о 1933 годе в Германии. Когда во время кризиса нужно было отвлечь народ от проблем или переключить его внимание, внушив, что все беды от евреев. 

– Большевики-евреи – ритуальное убийство – антисемитизм – еврейские погромы...

– Цепочка устрашающая. Но слава Богу, что мы живем все же в нормальном светском государстве, как бы там ни было. И я верю в силу нашего президента, человека разумного и суперпрофессионального, и я думаю, только в его силах остановить мракобесие. И вообще, я верю, что разум победит. 

– Вы хорошо знаете изнутри законы шоубизнеса и пиара. Что вы думаете о выдвижении Ксении Собчак? 

– Я считаю, что в каждой избирательной кампании должны быть и антиподы, и элементы шоу – это нормально. Ксюшу я знаю много лет, она очень информированный, умный, современный, цивилизованный человек. Она знает несколько языков, знает философию. Она иногда специально троллит, конечно, но я считаю, что тут она все правильно сделала, потому что, не в обиду будет сказано серьезным каким-то кандидатам и самому президенту, ее участие – это нормально. Она хорошо говорит, держит удар и сама вмазать может, как можно убедиться, глядя на ее участие в каких-то шоу на телевидении – и с Владимиром Соловьевым, и с Андреем Малаховым. Ее нельзя уличить в какой-то недобросовестности, поверхностности или некомпетентности. И по уму она сильно отличается от некоторых депутатов Госдумы. Ксения выросла в знаковой семье, получила хорошее образование, а то, что она валяет дурака иногда, так я считаю, что сегодня, в это грустное время, это делать очень даже нужно. При всем при том это ее выдвижение на выборы президента – точно не шутки и не дуракаваляние. Это серьезно, она совершает смелый поступок. 

– Расскажите, пожалуйста, о вашем знакомстве с Дональдом Трампом. 

– Да я ничего особенного не могу тут сказать. Четыре года назад, когда в Крокусе проходил конкурс «Мисс Вселенная» и никто не знал, что он будет президентом, меня Трампу представил мой друг Араз Агаларов. Я рассказал ему пару анекдотов, Эмин Агаларов их перевел – и Трамп так смеялся! Мы с ним, конечно, сфотографировались на память. Знаете, Трамп, конечно, очень не прост. Я виделся с ним еще и тогда, когда жил в «Трамп-Плазе» в Лас-Вегасе. Ну что же, в принципе человек попал, что называется. Ему там непросто, потому что он чужак. Под импичментом ходит. Но при этом экономика американская не слабеет, ВВП американский растет. Так что, думаю, это даст результат. Американцам настолько надоели предыдущие проблемы, что все идет к тому, что они Трампа наконец поддержат. Все повернется так, что Трамп еще и на второй срок останется. Во всяком случае, мне так кажется. 

– Вы входите в состав Общественного совета при Следственном комитете. Чем вы там занимаетесь?

– Я еще молодой член Общественного совета. Пару месяцев назад, как стал. Мы с Лёвой (Лещенко. – Ред.) там выступали, и Александр Бастрыкин пригласил нас войти в состав совета. А председатель совета у нас легендарный «Павка Корчагин» – Василий Лановой. Вот схожу – я еще не был ни на одном заседании – повидаемся с ним. 

– Грустная тема с делом Кирилла Серебренникова имеет непосредственное отношение к СК...

– Все темы, касающиеся репрессий по отношению к культуре – грустные. Потому что не всегда разбираются, кто есть кто. Есть дельцы при культуре, а есть творческий человек, который может действительно не понять какого-то нюанса финансового, его заботят творческие достижения, и у него есть хорошие показатели в этом смысле. Я думаю, что это временный аспект, все встанет на свои места – и Кирилла отпустят. Я верю в это. 

– Владимир Натанович, пожелайте России к Новому году что-нибудь!

– Желаю от души самого главного – мира в нашем доме. Сегодня это важнее здоровья.

Даты:

1948 –  родился 31 марта в Курске

1962– в «Артеке» получил золотую медаль от Юрия Гагарина

1989– создал Театр пародий Владимира Винокура 

1992– чудом выжил в страшной автокатастрофе 

2013– снялся в клипе Тимати

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2017.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания