Новости дня

22 мая, вторник






21 мая, понедельник
































20 мая, воскресенье







Чем наш "Доктор Рихтер" отличается от их "Доктора Хауса"?

«Собеседник» №44-2017

Алексей Серебряков // Фото: телеканал «Россия 1»
Алексей Серебряков // Фото: телеканал «Россия 1»

На канале «Россия 1» продолжается показ сериала «Доктор Рихтер» – русской адаптации американского «Доктора Хауса». 

Когда-то «Доктор Хаус» вошел в Книгу рекордов Гиннесса, поскольку собрал у телеэкранов более 80 миллионов зрителей. Пока данных о количестве нашей аудитории нет, но то, что «Рихтер» вызвал большой интерес, очевидно. Наше произведение невольно сравнивают с заокеанским, и в принципе различия есть. Один из режиссеров российской версии Андрей Прошкин не скрывает, что старались придерживаться «Хауса». Все-таки работали по лицензии.

– Рихтер – циничный, замкнутый и одинокий, с сардоническим чувством юмора, как и Хаус, – рассказывает Андрей Александрович. – Но, на мой взгляд, он не лишен сострадания. Мы старались сделать персонажей не пустой калькой, а достоверными для нашей действительности. Какие-то вещи мы оставляем, как в оригинале, но меняем детали и интонацию. 

Наш Рихтер в исполнении Алексея Серебрякова прихрамывает, как и его американский коллега. Но, если помните, Хаус меняет трости, а наш на протяжении сериала ходит с одной. Еще Рихтер хотя и любит музыку – собирает коллекцию пластинок, – но на музыкальных инструментах не играет. Хаус же мастерски лабает на фортепиано и на гитаре. А знаменитая хаусовская доска, на которой пишут диагнозы и формулы (помните этот его неизменный атрибут?), в нашей версии – стеклянная. Конечно же не всегда похоже и профессиональное медицинское оборудование. Все-таки нам далеко до американской медицины. Хотя, по словам создателей, наши использовали на съемках настоящее оборудование, которое предоставили специализированные компании. А консультировали киношников на каждой съемке профессиональные врачи. Все актеры в течение трех недель посещали действующие больницы, где наблюдали за операциями и учились делать уколы. Но самое сложное выучить и проговорить в кадре медицинские термины. 

– Постоянно приходилось думать о том, чтобы не ошибиться, – смеется, вспоминая съемки, актриса Полина Чернышова (доктор Ольга Ходасевич).

– Мне кажется, медицина и пугает, и притягивает людей, – объясняет успех подобных сериалов режиссер Прошкин. – В больнице есть место драматургии: и конфликту, и профессиональным кризисам, и личным перипетиям. 

Обидно только, что наши кинематографисты снова адаптируют заграничное популярное. Хотя на этот раз сделано это вполне профессионально и зрелищно. Но неужели мало у нас талантливых авторов, которые будут чаще придумывать оригинальные сюжеты?!

Материал вышел в издании «Собеседник» №44-2017 под заголовком «Доктора Хауса отРихтеровали».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания