Новости дня

22 октября, воскресенье


































21 октября, суббота










"Русский мир – это женский мир". Как Прилепин на филфак сходил


Главная мысль русской литературы — «Ты ответишь за все»: Sobesednik.ru побывал на встрече Захара Прилепина с читателями.

Филологи ждали писателя. На информационном стенде филологического факультета — экономно отпечатанная черно-белым афиша: финалист такой-то премии, лауреат таких-то премий, в числе которых «Рязанской области имени Сергея Есенина» в номинации «Создание высокохудожественных глубоко нравственных, патриотических произведений в русле реалистических традиций…» В самом низу афиши приписка: «Готовим вопросы Захару Прилепину!!!»

Правда, преподаватели филфака — люди науки, любители точности — готовили вопросы не Захару, а Евгению Николаевичу, и один из первых был о разнице между Захаром и Евгением Прилепиными. Хотя последний и лукаво начал с того, что «никогда не задумывался» над этим, тем не менее в подробностях пересказал историю своих творческих псевдонимов (в том числе и анекдот о покойном Борисе Немцове, повелевшем уволить из прилепинской газеты двух его альтер-эго, выступивших с критическими статьями, а Захара — оставить), а закончил объяснением, что выбор псевдонима не случаен: мол, так звали его деда и прозвали отца. Но об этом Прилепина спрашивают постоянно, и ответ едва ли не слово в слово повторял ответ с аналогичных мероприятий в других городах.

Прилепин, оказывается, вообще — любитель хорошо пошутить: про должность политрука в батальоне — шутка, про «брать Одессу» — шутка. Шутил Прилепин и с филологами. Неологизмами — «я, оказывается, необычайно писуч»; отсылками — «Меня теперь хотят называть по имени-отчеству, а Захар Николаевич — это как если бы Горького называли Максим Максимыч»; самоиронией — «люди, читавшие мои книги, говорят: ты такой умный в книгах, что же ты тогда несешь такое». Зал радостно реагировал, с готовностью смеялся и даже периодически аплодировал. Так, например, по какой-то причине хохот и овации сорвал вопрос о роли женщин в современном мире. Хотя гораздо большего внимания заслуживал ответ:

— Только в одной книге — в «Обители» — я немного продвинулся в изучении образа женщины. Для меня с тем же успехом можно описывать жизнь цветка, камня, инопланетянина, дерева. Я не очень понимаю, как это все у вас происходит, в смысле у женской части коллектива.

Видимо, продолжая мысль, писатель рассказал анекдот о Татьяне Никитичне Толстой, которую якобы спросили, делится ли литература на мужскую и женскую, на что Толстая ответила: нет, не делится, просто у мужиков это получается лучше. И добавил: «Вообще мужей наставляют жены, детей воспитывают женщины, поэтому русский мир — это женский мир».

В какой-то момент балагур, скороговоркой сыпавший шутками, посерьезнел — когда пошли вопросы про батальон, Донбасс, аннексии и так далее. Но зал по инерции похохатывал.

— «Для чего вы собрали батальон для войны на Украине?» — прочитал вопрос из зала Прилепин. — Ну, я собрал батальон не для войны на Украине (зал смеется), а для защиты русского населения...

Вопросов, посвященных «новороссийской» стороне жизни писателя, было немало — едва ли не треть от всех заданных.

Вспомнив о цели мероприятия — презентации книги, Прилепин рассказал филологам о том, что русские писатели воевали везде и с большой охотой. О том, что хоть им и не были чужды идеи гуманизма, но была и «страсть к экспансии, готовность в любую минуту сесть на лошадь, взять пику и поехать воевать». Более того, писатель сформулировал три основные мысли русской литературы: «Бог есть», «Россия — святая», «Ты ответишь за все».

Писателю нужно было спешить на следующее мероприятие, поэтому оставшиеся записки с вопросами он зачитывал в ускоренном режиме и отвечал соответственно, а на некоторые не отвечал вовсе.

— «Вы выпустили семнадцать книг, немало времени провели в Новороссии. Так что же вам нравится больше: убивать врагов или писать книги?» (Зал смеётся.) Так, следующий: «Видите ли вы возможность объединения восточнославянских народов?» Отвечаю: совершенно бессмысленная вещь, ни в каком объединении восточнославянские народы не нуждаются, если не говорить о России, Украине и Белоруссии.

(Прим. ред.: русские, украинцы и беларусы являются восточнославянскими народами, а других восточных славян и нет, если не считать проживающих на западе Украины русинов.)

Ответы у писателя кончились, и к Прилепину потянулись многочисленные застенчивые девушки и несколько юношей (один в военной форме) — подписывать книги. В основном филологи были довольны: десятки имен, которые умело вставлял в свою речь Прилепин (Рыжий, Гамсун, Литтелл, Лимонов, Державин и проч.), не могли не впечатлить слушателей. Даже тех, кто остался выступлением недоволен и назвал бенефис писателя «завистью, тонко упакованной в образованность и перемешанной с манипулятивными суждениями».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания