Новости дня

22 октября, воскресенье






















21 октября, суббота






















Константин Баканов: Кино для зрителя №1


Обозреватель Sobesednik.ru Константин Баканов – о том, что значит просмотр фильма «Викинг» первым лицом страны.

Фильм «Викинг», активно поддержанный «Первым каналом», стал хитом новогодних каникул и наверняка останется в числе лидеров проката 2017 года. Снова российская история. Снова vip-просмотр для зрителя №1 – В. В. Путина.

Возможно, Владимир Владимирович смотрит гораздо больше фильмов, чем нам об этом сообщают. Но если уж сообщают, значит, российская киноиндустрия сделала фильм государственной важности, относящийся к особой категории – идеологически правильное кино. И «28 панфиловцев», и «Викинг» – качественные отечественные фильмы, но и в том, и в другом чувствуется госзаказ. Причем госзаказ своеобразный, характерный для современной России: режиссерам и продюсерам никто напрямую ничего не диктует, они сами держат нос по ветру. По-другому почти невозможно в свете заявлений о том, что государство будет финансировать только такое кино, которое посчитает работающим на его интересы.

Сегодня в тренде гордость за страну, «историческая правда», как ее видит министр исторической правды Мединский, и возвеличивание отдельных правителей. В «Викинге» это князь Владимир Святославич в исполнении Данилы Козловского. Неоперившийся птенец Владимир, рожденный от ключницы, в течение двух часов на экране набирает свой рейтинг... простите, авторитет. Типичный для блокбастеров хеппи-энд показан как торжество красивого, богатого и миролюбивого православия над убогим, грязным и воинственным язычеством. Ради этого торжества создатели «Викинга» местами даже пожертвовали опцией «гордость за страну», потому что дохристианская Русь на экране выглядит грязной, кровавой и абсолютно дикой страной. На этом фоне греческая церковь, где впервые исповедуется нагрешивший русский князь, – рай на земле. В рай превращается и Киев, когда туда возвращается Владимир (чувствуете ассоциативный ряд?) и его подданные, уже в чистых белых одеждах, а не в драных лохмотьях, с радостью принимают крещение. Прежние языческие идолы как-то сами рушатся, вместо них появляются кресты.

Культ Владимира в наши дни начался с установки огромного памятника ему возле Кремля. Продолжился фильмом. Дело не только в имени, совпадающем с именем нынешнего президента России. Дело еще и в попытке перетянуть на московский идеологический фронт историческую личность, портрет которой печатают на купюрах и монетах достоинством 1 гривна в том самом Киеве, ныне вражеском. Vip-просмотром нам как бы говорят: не верьте тому, что видели на украинских деньгах, Владимир – наш. Как Крым. Своих не бросаем.

В «Викинге», к счастью, нет попытки стерилизовать князя – крестителя Руси до уровня «Ленин и дети». Он убивает брата. Он насилует девушку – одну из будущих жен. Покуда нам дозволено министерством исторической правды обсуждать историческое кино и высказывать свое мнение о нем, создатели фильмов вынуждены ориентироваться не только на зрителя номер один, но и на реакцию общественности. То есть искать баланс, а значит, ощущать себя зажатыми с двух сторон. Кино о России сегодня действительно создавать непросто: если не раздашь всем сестрам по серьгам, тебя либо польют грязью, как Звягинцева за «очернение страны», либо поднимут на смех за прогиб под сиюминутные интересы власти.

Теперь главная интрига в том, побьет ли «Викинга» грядущий фильм Федора Бондарчука «Притяжение» по кассовым сборам и выстоит ли в нем столичное Чертаново в борьбе с инопланетным разумом. Если что, Владимиру Владимировичу показывать это уже не обязательно. Чертаново его интересует намного меньше Киева.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания