Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Ксения Ильина: Вялые души и поиск фантома в "Планетариуме"


Лили-Роуз Депп // Global Look Press

Кинообозреватель Sobesednik.ru – о драматическом фильме «Планетариум» Ребекки Злотовски.

Париж, 30-е годы прошлого века. Только прибывшие в сердце Франции сестры Лора (Натали Портман) и Кэти (Лили-Роуз Депп) сразу вливаются в жизнь модной столицы. Они зарабатывают на жизнь спиритическими сеансами, хотя дар, откровенно говоря, есть только у младшей. Старшая же, Лора, хоть и хороша в качестве грамотного менеджера, но проку от нее в этом тонком деле не очень много. Красавицы-сестры быстро находят достойного почитателя своих талантов – эмигранта-богача с темным прошлым, одержимого не столько любовью к кинематографу, сколько желанием заснять фантом, который является ему во время сеансов с девушками. Ритм происходящего становится все быстрее, девушки делают карьеру в кино, но с этого момента начинают происходить странные вещи, которые никто из участников не может со всей честностью объяснить ни себе, ни другим.

Спродюсированный небезызвестными режиссерами братьями Дарден фильм Ребекки Злотовски («Гранд Централ») стилистически выдержан почти идеально. Жизнь парижской богемы, их летние путешествия на лазурное побережье, каждодневный праздник жизни и в то же время невыносимая косность нравов и отсутствие мало-мальски подвижных душ – этому веришь с первого кадра. Лили-Роуз Депп чертовски хороша в роли юной нимфетки с бокалом шампанского в руке, а Портман невероятно идут ее красные платья и уложенные локоны, обе целиком и бесповоротно в своей тарелке, играя в игры парижских буржуа.

Другое дело – содержание этой прекрасной картинки. Когда смотришь на происходящее, в голову невольно приходит параллель с «Неоновым демоном» Николаса Рефна, и понятно, почему – столь же красивые, сколь и пустые люди-манекены перемещались по пространству обоих фильмов. Но в фильме Злотовски сюжет, безусловно, более заковырист и витиеват, хотя и не доводится до логического конца вопреки ожиданиям. В нем есть довольно четко прописанная в начале фильма, но затухающая в конце линия взгляда на жизнь через объектив киноглаза, есть довольно бледно прорисованная линия борьбы за выживание в самом эпатажном городе Франции, есть идея преодоления тяжести потерь.

Но эта самая витиеватость заводит зрителя в тупик: мы видим героиню Портман, в конце фильма покинутую всеми и снимающуюся в очередной проходной ленте. Она замирает в благостной позе у окна, как будто ждет чего-то свыше, но чего – мы так и не понимаем. В конечном итоге оказывается, что большинство вопросов, которые задает фильм, оказываются без ответов в силу вялой формулировки самых вопросов. То ли про любовь к ближнему, то ли про массовую обсессию кинематографом, то ли про тщетность всего происходящего, если смотреть на него через призму декаданса, столь привычного в качестве образа мысли и жизни в целом в начале 20 века. Но в единую искусно сплетенную канву эти линии так и не укладываются, хотя с самого начала зритель дает фильму большой шанс. А жаль.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания