Новости дня

24 октября, вторник












23 октября, понедельник
































"Эйнштейн на эстраде". 105 лет со дня рождения Аркадия Райкина


Писатель-сатирик Евгений Шестаков рассказал, почему юморист Аркадий Райкин стал легендой и кто может с ним сравниться.

24 октября советскому актеру и юмористу Аркадию Райкину могло бы исполниться 105 лет. К его дню рождения Sobesednik.ru поговорил с писателем-стариком Евгением Шестаковым о том, может ли кто-то сейчас сравниться с легендарным юмористом и что делало его таким особенным.

Шестаков сразу признался, что очень жалеет, что не успел познакомиться с Райкиным лично:

— Вот одна из самых больших вещей, о которых я жалею, что я не был с ним знаком. Я его, грубо говоря, не застал. Величайший артист. Я как автор в прошедшем времени исходил слюной, что, к сожалению, не смог ему написать, потому что не успел. На мой взгляд, это артист эстрадный номер один, и, видимо, в обозримое время таким и останется.

— То есть сейчас таких, как Райкин, нет?

— Никого рядом я бы не поставил. Кто-то обязательно будет на одну ступеньку ниже. Артистом он был величайшим. Ничего не могу сказать, только сплошное восхищение в его адрес.

— Почему, по-вашему, остальные будут на одну ступеньку ниже?

— Кому-то Бог дал много, кому-то — мало, кому-то — что-то. А Райкину дал все и умножил в два раза. Мера таланта ему была отпущена природой неимоверная. И он прекрасно ей воспользовался. Он работал как вол — сколько ролей, сколько спектаклей, сколько он всего сделал… Очень много.

Это просто такая вещь, как уровень таланта. Есть такие люди, как Эйнштейн в науке. Вот он Эйнштейн на эстраде. Человек, на мой взгляд, уровня Чарли Чаплина.

— А вы сами от Райкина что-то переняли?

— Любой человек — он как губка, что-то впитывает, хорошее, плохое. Как человек, который пишет, я могу несколько неожиданную вещь сказать. Как на человека, который пишет, — а пишу я в основном вещи, относящиеся к юмору, — наибольшее влияние на меня оказал не Райкин, который тем более не был автором своих миниатюр. Он сам писать не мог, ничего не писал, насколько я знаю.

А, допустим, [на меня повлиял] совершенно другой человек, которого зовут Виктор Суворов [бывший сотрудник легальной резидентуры ГРУ СССР в Женеве, который в 1978 году бежал в Великобританию — прим. ред.]. Он у нас официальный предатель и великолепный писатель. На мой стиль он повлиял очень сильно, а не Райкин.

Райкин просто задавал планку, до которой хотелось тянуться, по уровню исполнения шуток. Я много для кого писал, я писал для Геннадия Хазанова, для Ефима Шифрина, для Евдокимова Михаила, и у них иногда получалось делать, на мой вкус, мои же тексты очень хорошо. Но это все равно не сравнилось бы с Райкиным — все-таки он величайший артист.

Он настолько точно делал написанное, он из обыкновенного, несмешного, среднего текста мог сделать великолепный номер. А это большой талант.

— Вы не считаете, что у нас нет никого равного Райкину из-за разницы между нашим обществом и советским, где такие мощные фигуры были?

— А где в советском обществе или каком-либо обществе на территории нашей страны еще какие-то фигуры, равные Райкину? Был Райкин и все — и еще полтора человека, которые у него, можно сказать, под ногами шарили. Рядом с ним по величине никого не было тогда, а сейчас совсем другие времена, другие критерии. Сейчас есть абсолютно чудесные артисты, на мой взгляд. И то, что какие-то мэтры ушли, — можно подумать, что осталось чистое поле, но ничего подобного.

Я телевизор не смотрю уже несколько лет, не знаю, что там происходит, но, например, то, что делают Comedy Woman, эти девочки и два мальчика, мне очень нравится. Это очень хорошие артисты, раз. А два — им пишут довольно часто хорошие тексты. Они из КВН или еще откуда-нибудь, не знаю, но они профессионалы — раз — и таланты — два.

Земля не опустела никоим образом. Люди есть, я надеюсь, всегда будут. Просто Райкин уже историческая личность, которую по современным меркам трудно оценивать.

Сейчас вот, например, вспомнить того же Чарли Чаплина. Величайший артист, но фильмы у него черно-белые, сейчас как-то смотреть странно, они у него немые. И с Райкиным такие вещи тоже можно — натянуть на него какие-то условия, которые он не выдержит посмертно. Всему свое время, вот и все. Сейчас тоже есть много чего хорошего, — заключил Евгений Шестаков в разговоре с Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания