Новости дня

24 октября, вторник









23 октября, понедельник



































Дмитрий Нагиев узнал о смерти матери перед прямым эфиром "Голоса"


Sobesednik.ru разузнал о новых сюрпризах телешоу «Голос».

Телепроект «Голос» давно стал для зрителей «Первого канала» ожидаемым событием. И как только в эфир вышел новый сезон программы, участники, прошедшие слепые прослушивания, стали настоящими звездами. Корреспонденты Sobesednik.ru не только побывали за кулисами популярного шоу, но и приняли участие в съемках программы.

Олифер подкармливает участников сыром

Свет, звук, аплодисменты. Зрители, участники, группы поддержки, наставники, съемочная группа. В павильоне многолюдно и волнительно, но нет никакой суеты, слаженный механизм работает как часы. Что неудивительно, ведь это уже пятый сезон популярного телешоу.

– Мы с вами старожилы, – обратился Нагиев к Билану, – восьмой сезон вместе: пять взрослых «Голосов» и три детских. Говорят, то, что нас не убивает, делает сильнее. Если к этому прислушиваться, то где-то на третьем сезоне мы должны были стать полубогами!

– Да, – обрадовался Билан, – ты говорил про какие-то таблетки.

– Я до сих пор на них, – то ли в шутку, то ли всерьез подтвердил Нагиев. – Здесь такое количество нервов остается, что человеком нормальным отсюда выйти очень сложно.

Пока наставники весело переговаривались, в комнате групп поддержки кипели нешуточные страсти: каждая команда мечтала, что наставники выберут именно их кандидата. Ирина Олифер, участница проекта «Главная сцена», призналась, что ей конкурсы даются очень трудно, поэтому в этот раз она решила не выступать, а поддержать своего друга и коллегу Сардора Милано. Бывшая фаворитка Фадеева и Матвиенко знает, что программу снимают по несколько часов, поэтому принесла с собой перекус – сыр и орешки. Группа поддержки 34-летней москвички Оксаны Казаковой (вокалистка имеет большой опыт, она пела в группе «Ассорти», исполняла дуэты с Ларисой Долиной и Сосо Павлиашвили. – Ред.) нарядилась в лохматые парики, чтобы быть более заметными.

Гагарина и Агутин прячут слезы

За 19-летнего участника Юрия Юшкевича из Санкт-Петербурга, студента Берлинского университета культуры, болеет его 16-летняя девушка Полина, которая и уговорила любимого подать заявку на «Голос».

– Познакомились мы в Питере, – рассказывает Юра, – она подошла ко мне на улице, чтобы спросить дорогу, я показал. Она ушла. А я вдруг все понял, побежал за ней, догнал в метро.

– А потом Юра приехал ко мне в Псков, познакомился с моими родителями. Все его дружно приняли, и теперь, если у нас с ним какие-то разногласия, они встают на его сторону. Родные полностью доверяют Юре и всюду меня с ним отпускают, потому что хотят, чтобы мы были вместе. Мне кажется, что Юра достоин выйти в финал! А для меня он уже победитель.

Но о победе участники пока и не думают, ведь проект только начинается, сейчас главное – показать свои способности и оценить выступление конкурентов. За кулисами все трясутся, но и в зале атмосфера напряженная. Ведь каждый номер – это откровение.

На искренность судьи реагируют очень остро. Песня «Помолимся за родителей» всех затронула за живое. Григорий Лепс похвалил исполнителей, Полина Гагарина закрыла лицо носовым платком, чтобы никто не увидел ее слез, а Леонид Агутин вспомнил, как он впервые услышал эту песню.

– Мы сидели с друзьями, было весело, и вдруг на экране появился клип, я услышал и остолбенел. Мы слушали эту песню раз семь подряд, выпивая за родителей, и плакали все дружно, и обнимались. Эффект был потрясающий. Эта великая песня останется на века! Признание в сыновней любви... Не могу больше говорить, вы добились своего, – продолжил он, еле сдерживая слезы.

– А я вспоминаю историю прошлого года, – с непривычным волнением в голосе говорит Дмитрий Нагиев, – когда у нас были декабрьские съемки. За полчаса до прямого эфира мне позвонил брат и сказал, что умерла мама... И это жестокость нашей работы... Эфир не отменить... Надеюсь, что зритель ничего не увидел...

Комментарий Отара Кушанашвили:

– Я слишком грубо устроен для рафинированного «Голоса», я слишком многое знаю про ТВ (сам туда триумфально возвернулся, ежедень купаюсь в этом, да простит меня Пугачева, «озере без надежды»), и я непозволительно много знаю о членах жюри, чтобы делать вид, будто это не крысоловы с дудками в руках. Когда телелюди плачут или восторгаются, учили меня, то «глаза его должны гореть священным огнем высшей правоты». Делай что хочешь, но привлеки внимание, плачущие члены жюри – это хорошо «в наши дни трехмесячных успехов» (М. Жванецкий). Чего страдать, если НИКТО не становится звездой? Точнее говоря, страдать надо именно по этому поводу; без этих эфиров эти люди никому и задарма не нужны; кончаются эфиры – и «ты теперь в лучшем случае пыль». Все кривляются в проекте, и вы кривлялись бы, а за гонорар Нагиева я б продемонстрировал фиоритуры метеоризма, сожрал кусок мыла и поколотил, заранее договорившись, половину массовки.

Продолжение читайте в свежем номере газеты «Зажигай!».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания