Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Сестра Софии Ротару: Муж умер на руках у Сони


София Ротару // Global Look Press

Об отношениях в семье Софии Ротару и ее истории любви с мужем Анатолием Евдокименко читайте на Sobesednik.ru.

Существует легенда, что при распаде Советского Союза руководители Молдавии, Украины и России сокрушались: как же им поделить певицу Софию Ротару. Каждый президент хотел видеть ее национальным достоянием именно своего государства. «Неплохой анекдот, — смеется София Михайловна. — Если серьезно, то раньше я всегда говорила, что чувствую себя украинской молдаванкой. Теперь же хочется сказать: "Чувствую себя просто человеком!" Во мне одновременно живут три культуры — русская, молдавская и украинская».

Более сорока пяти лет певица выступает на профессиональной сцене. Такое впечатление, что за десятилетия популярности внешне Ротару ничуть не меняется. На вопросы, как удается так хорошо выглядеть, называет традиционные спорт и правильный образ жизни. «Стараюсь регулярно заниматься на тренажерах, люблю плавание, сауну, массаж, — признается она. — Конечно, слежу за питанием, ем много фруктов и овощей, практически не использую соль и стараюсь не есть после шести вечера». София Михайловна считает себя азартным человеком только в творчестве, а вот с внешностью экспериментировать не любит: «Думаю, что сохранить свою индивидуальность гораздо сложнее, чем постоянно что-то в себе менять. Вы вот скажите: представляете себе Ротару яркой блондинкой или вообще без волос? Я, если честно, нет».

Не все знают, что после смерти супруга Анатолия Евдокименко в октябре 2002 года у Софии Ротару пропало желание петь и выходить на публику.

— Соня переживала так, что мы боялись оставить ее одну! — вспоминает младшая сестра Аурика Ротару. — Конечно, как могли, поддерживали. Соня отказалась от всех концертов и съемок, впервые за тридцать лет не участвовала в финале телепрограммы «Песня года». На полгода она вообще пропала с телеэкранов. Не пела, не выходила на сцену, замкнулась в себе. Каждый день с утра уходила на кладбище, на могилу мужа, и проводила там по несколько часов. Разговаривала с ним, как с живым! Смотреть на ее страдания было невыносимо тяжело. Однажды вечером ее сын Руслан усадил Соню и сказал: «Мама, нужно работать. Хотя бы ради памяти отца! Давай, посвяти ему новые песни. Пусть он за нас ТАМ порадуется». Убедил маму начать петь, нашел новых композиторов. Соня записала альбом, посвященный Анатолию Евдокименко, и назвала «Единственному». Она с головой ушла в работу.

На танцы убегала через окно

Особую любовь к семье и к родным Ротару унаследовала от родителей Александры Ивановны и Михаила Федоровича, которые вырастили шестерых детей. Старшая — Зинаида, затем София, Лидия, Анатолий, Евгений и самая младшая — Аурика.

/

— В детстве мне очень хотелось быть похожей на сестру, — рассказывает Аурика Ротару. — У нас одиннадцать лет разницы: я оканчивала школу, а Соня уже была известной певицей. Смотрела на нее по телевизору и всем говорила: «Стану такой же, как София». (смеется) Особенно гордился успехами Сони наш папа. В молодости он тоже мечтал о сцене, у него был потрясающий по красоте и силе голос. В армии, конечно же, папа был запевалой. Но не сложилось: сначала война помешала, потом появилась большая семья. Папа хотел, чтобы кто-то из нас стал певцом, но особенно выделял Соню. Говорил: «Вот она будет настоящей артисткой!» Когда приходили в дом гости, засиживались допоздна, папа поднимал спящую, совсем еще маленькую Сонику (так ее называли родители) и просил спеть. Ставили на табуреточку, и Соня исполняла какую-нибудь молдавскую народную песню. За это давали конфетки или даже денежку — двадцать-тридцать копеек. Этим «гонораром» Соня потом делилась с нами. Вообще в нашей семье пели все. У меня с детства картинка перед глазами: выходной день, мы с родителями сидим во дворе дома и поем. И молдавские, и украинские, и русские песни. Такое красивое многоголосие получалось. Жаль, не делали в то время аудиозаписи.

Участок у семьи был большой — в один гектар. С огородом, садом, живностью. Для каждого находилась своя работа. Соня, например, уже с шести лет доила корову, а сестры и братья ухаживали за скотиной и помогали в огороде. Все дети были при деле. День в семье начинался рано — с шести утра. Сначала — работа по двору, затем — завтрак и учеба в школе. Иногда ездили на рынок продавать свои фрукты и овощи. Выживали как могли. Младшие донашивали одежду за старшими, все как в обычной небогатой многодетной семье.

— Соня росла бойкой девочкой, — улыбается Аурика. — Любила лазить по деревьям. Пару раз отец за это ее подзатыльниками награждал. В чужие сады мы наведывались за черешней или клубникой. А перед школьными экзаменами — за цветами. Хотя и у нас все это росло, но свое — неинтересно. По вечерам, когда родители засыпали, мы потихоньку выбирались через окно и шли играть в казаки-разбойники. Однажды так заигрались, что не заметили, как наступило утро. Прибегаем к дому, залезаем в окно, а в комнате сидит отец с ремнем. Нас поджидает. Ох, и гонял же он нас тогда! (смеется) В седьмом классе Соня через наше окно начала тайком убегать на танцы в сельский клуб. Однажды ее вот так же подкараулил отец. Но наказать дочь ему не позволила наша старшая сестра Зина. Она встала между Соней и отцом: «Папа, Сонечка уже большая, ей хочется и потанцевать. Не ругай ее!»

Но времени на шалости у Сони Ротару оставалось немного. Она ходила в музыкальную школу, играла на домре, занималась легкой атлетикой, даже областные олимпиады выигрывала. Рано начала участвовать в художественной самодеятельности в сельском клубе. Выступала и в соседних селах. А поскольку концерты проходили в основном по вечерам, мама Александра Ивановна ворчала: «Нельзя такую юную девочку вечерами отпускать. Кто ж потом замуж возьмет?» Боялась, что репутация в селе будет подпорчена. Но за Соню опять вступалась Зина. Она даже плакала, уговаривая маму: «Пусти Соню. Ей это необходимо!»

Муж умер на руках у Сони

— В нашем селе Маршинцы существовала такая традиция: девушка шестнадцати-семнадцати лет уже может выходить замуж, — вспоминает Аурика Ротару. — Когда она достигала этого возраста, на центральной площади у клуба устраивали танцы-смотрины. Если при всех парни приглашают девушку танцевать, значит, она стала взрослой, пора замуж. И вот настала очередь Сони. Мама ее долго уговаривала: «Доченька, иди». А та — ни в какую. Через неделю Соня все-таки пришла на «смотрины». Конечно, такую красавицу наши местные парни не оставили без внимания. В селе Соню еще маленькой называли «фетицэфрумоасэ», что в переводе с молдавского «красивая девочка». И в тот же вечер к нашему дому пришли двое молодых людей. Так принято было: после танцев иди к девушке и постучи о порог, чтобы она вышла к тебе на свидание. Мы слышим: кто-то стучит. Мама говорит: «Соня, выходи. К тебе женихи пришли». — «Не выйду. Ты хотела, чтобы я пошла на танцы, сама и выходи!» Так и не пошла к «женихам». Тогда с парнями поговорил наш папа, объяснил, что дочь пока не готова к замужеству, хочет ехать в Черновцы, учиться в музыкальном училище.

Учась в училище, София Ротару выиграла республиканский конкурс художественной самодеятельности и получила денежный приз — сто двадцать рублей! София Михайловна позже вспоминала: «Пришла после награждения в киевскую гостиницу, разложила веером деньги и начала откладывать. По двадцать рублей маме и папе, по десять — каждому брату и сестре». После того конкурса ее фотографию напечатали на обложке журнала «Украина». Там же написали, что эта девушка — Соня Ротару, студентка дирижерско-хорового отделения Черновицкого музыкального училища. Каким-то чудесным образом журнал с Украины попал на Урал к некоему молодому человеку Толе Евдокименко, который проходил там воинскую службу. В Соню он влюбился с первого взгляда. Вернулся к себе домой в Черновцы и показал фотографию на обложке своему отцу. Тот аж присвистнул: «Вот мне бы такую невестку!» И Анатолий нашел Софию, которая тогда жила в общежитии музыкального училища.

«Честно скажу: поначалу Толя меня не впечатлил, — рассказывает сама София Ротару. — Да, красивый, воспитанный. Но таких молодых людей вокруг меня было много. Он дарил мне цветы, приглашал в рестораны, однако на свидание вместо себя посылала подруг. Но однажды Толя позвонил и заговорил со мной на чистейшем молдавском языке. Я была потрясена: он выучил этот язык специально для меня. Вскоре я случайно встретила Толю на улице и... поняла, что влюбилась раз и навсегда».

Свадьбу сыграли с особым молдавским размахом в сентябре 1968 года. Перед этим жених купил обручальные кольца и красивую белую ткань для подвенечного платья. Во дворе дома соорудили большой шатер, на улице поставили чаны, и с самого утра женщины принялись готовить. Гостей собралось пятьсот человек — почти все село Маршинцы. Анатолий пригласил своих музыкантов из студенческого эстрадного оркестра, где он играл на трубе. Гуляли три дня.

После свадьбы молодожены поселились в Черновцах, в семье супруга. Аурика Ротару смеется: «Помню, Толя шутил тогда: "У меня самая лучшая теща в мире: далеко живет и не понимает по-русски". Мама же наша говорила только на молдавском и украинском языках».

Ради любимой Анатолий ушел из науки — к тому времени он окончил физико-математический факультет университета и занимался физикой — и создал ансамбль «Червона рута», где Ротару стала солисткой. С этим же коллективом София Ротару прославилась на весь Советский Союз. Анатолий стал для супруги и продюсером, и режиссером, и директором. Поначалу для Софии подбирали народные украинские и молдавские мелодии. Кстати, и сегодня народные песни занимают значительное место в ее репертуаре: «Без них я жить не могу. Как услышу — слезы...» — говорит певица.

Но Анатолий уговаривал Софию попробовать себя в роли солистки эстрадного оркестра. И вот однажды она все-таки поддалась на уговоры, рискнула — исполнила песню «Мама» Александра Броневицкого. И песня получилась. София Ротару была направлена на IX Всемирный фестиваль молодежи и студентов в столицу Болгарии Софию. Анатолий твердо решил ехать с ней на фестиваль. Для этого выступления им срочно требовался контрабасист. И тогда этот музыкальный инструмент за два месяца освоил сам Анатолий Евдокименко. Правда, с его пальцев потом долго не сходили мозоли.

Результат поездки — ошеломительный успех и Первое место. Когда Софии вручали золотую медаль, ее буквально засыпали болгарскими розами. Один тогда оркестрант пошутил: «Цветы Софии для Софии». А председатель жюри Людмила Зыкина предсказала, указывая на Ротару: «Это — певица с великим будущим». Уже в 1973 году в болгарском городе Бургас состоялся конкурс «Золотой Орфей», где София снова получила Первую премию. Так началась настоящая слава Ротару.

«Муж первое время не разрешал мне рожать, — вспоминает София Михайловна, — считал, что сначала нужно сделать карьеру, а уж потом думать о детях. Но я его обманула: сымитировала беременность. Он поворчал, конечно, однако свыкся с этим фактом, утратил бдительность, и я забеременела по-настоящему. Потом придумывала ему много научных объяснений, почему родила Руслана не через девять месяцев, а позже».

Руслан родился в августе 1970 года. О том, как шумно Анатолий встречал жену из роддома, до сих пор рассказывают целые истории. С цветами, с музыкантами, с десятками бутылок шампанского. В Черновцах даже движение остановилось, потому что Евдокименко с Русланом на руках танцевал посередине дороги.

/

Почти тридцать пять лет прожили София Ротару и Анатолий Евдокименко в любви, согласии и слаженной работе. Певице завидовали и зрители, и коллеги: любящий муж, успешная карьера, любовь зрителей. Все, о чем только может мечтать актриса! Но счастье разрушила болезнь — в конце девяностых на очередных гастролях у Анатолия случился инсульт. Только он стал приходить в себя — через год второй. Тогда уже потерял речь. Но София Михайловна не сдалась, она долго боролась, лечила мужа у разных докторов. Ухаживала, старалась всегда быть рядом.

— Соня отлучалась только на концерты да в церковь помолиться, — говорит Аурика. — В 2002 году Толю снова положили в больницу, а там — третий инсульт, последний... Соня с Русланом, который стал помощником у мамы вместо отца, тогда ездили с концертами по Германии. Позвонили мне из больницы: «Анатолию стало хуже. Приезжайте». Я сообщила Соне и Руслану, которые прервали гастроли. Уже через несколько часов они были в киевской больнице. Толик так и не пришел в сознание — умер на руках у Сони...

Лучший отдых — рыбалка и сад

Только работа помогла Ротару пережить трагедию. Через полгода после смерти мужа София Михайловна нашла в себе силы и вновь начала выступать, сниматься на телевидении, гастролировать. Часто с собой на гастроли певица приглашает и младшую сестру.

— Всегда очень интересно наблюдать Софию Ротару за кулисами, — говорит Аурика. — Перед выступлением к ней лучше не подходить. Она волнуется, переживает. По двадцать раз все перепроверит на сцене: костюмы, звук, свет, повторит номера с танцорами... А вот после концерта может расслабиться. Если мы где-нибудь на гастролях, едем в гостиницу. Закрываемся в номере и начинаем играть в карты. Обожаем преферанс. Правда, играем только на интерес... Самые большие сожаления у Сони, — это то, что так рано ушел из жизни ее любимый муж Толик, и то, что не родила в свое время дочь. А ведь наша мама нам говорила: «Рожайте побольше детишек! Потом жалеть будете. Если трудно, отдавайте мне, я выращу!» Но мы много работали, ездили по миру. Большую семью позволить себе не могли, некогда воспитывать.

Сегодня София Ротару проживает сразу в двух городах — в Ялте, где у нее свой дом и гостиничный бизнес, и в Киеве. Когда отдыхает от концертов, любит проводить время или на рыбалке, или в своем ялтинском саду, где ухаживает за фруктовыми деревьями и огородом. Сама собирает урожай, делает варенье и заготовки на зиму. Но главное в ее жизни — это внуки. Старший — Анатолий, названный в честь дедушки, — учится в Англии, младшая, Соня — в киевской музыкальной школе.

«Гражданская позиция у меня одна — я за мир во всем мире!...» / Global Look Press

— Я очень люблю своих внуков, балую их как могу, — признается София Михайловна. — Жалею, что в свое время мало уделяла внимания Русланчику. Постоянно ездила с концертами, и он видел маму в основном по телевизору. Я очень переживала, но что делать — это издержки нашей профессии.

— Внуки называют Соню только по имени, — говорит Аурика. — Помню, как Толик рассказывал мне: «Представляешь, мои одноклассники не верят, что София Ротару моя бабушка». Ну действительно — в их понимании бабушки должны быть такими старыми. Да и сами внуки не могут в такое родство поверить. Сестра общается с Сонечкой и Толиком на равных, им она прежде всего друг. Никаких нотаций или нравоучений. Они доверяют Соне все свои тайны. Толик такой замечательный деловой парень растет. Когда приезжает на каникулы в Киев, не может спокойно сидеть без дела. Например, выступает в ночных клубах в качестве диджея. Часто обращается к Соне или к Руслану за советом, дает послушать свою музыку. Они ему подсказывают, если что не так. Семья у Софии Михайловны дружная и добрая!

В связи с последними печально известными событиями на Украине Софию Ротару пытаются втянуть в конфликт. От нее требуют определиться с гражданством, например, отказаться от украинского и стать россиянкой, или просят выступить с политическими заявлениями. Сама София Михайловна старается это не комментировать потому, что всегда была вне политики и пела только для обычного зрителя. А на вопросы о поддержке какой-либо стороны отвечает: «Гражданская позиция у меня одна — я за мир во всем мире! Я родилась и большую часть жизни прожила в СССР, где всегда была дружба разных народов. И мне больно видеть происходящие конфликты между нашими странами».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания