Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Бенедикт Камбербэтч: Отцовство помогло мне сыграть Гамлета


Бенедикт Камбербэтч // GLOBAL LOOK Press

Бенедикт Камбербэтч дал интервью о своей роли в «Гамлете» и о том, как на него повлияли изменения в личной жизни.

Для многих мужчин стать отцом в первый раз значит не спать по ночам, испытывать водоворот эмоций и быть постоянно усталым. На известного на весь мир актера Бенедикта Камбербэтча отцовство повлияло совсем по-другому: оно сделало из него лучшего Гамлета.

Камбербэтч дебютировал в постановке Шекспира на сцене театра «Барбикан», однако его выступление смогут увидеть не только жители и гости Лондона: с 15 октября запись постановки будут показывать в кинотеатрах 44 стран мира, в том числе в Москве.

Sobesednik.ru публикует интервью Бенедикта Камбербэтча, в котором он рассказал о прелестях отцовства, трудностях на работе и поделился планами на будущее.

— Бенедикт, скажите, как вам удалось совместить работу над пьесой «Гамлет» с ролью отца?

— Появление ребенка заставило меня задуматься о самой роли родителя. Изначально я думал, что для того, чтобы прочувствовать роль Гамлета, нужно быть бездетным человеком, но все оказалось наоборот. Рождение моего ребенка заставило меня по-новому взглянуть на Гамлета и на его отношения с отцом. Я очень много думал об этом. В конце первых спектаклей после сцены смерти Гамлета я тут же начинал анализировать все свои ошибки и то, как их восприняла публика и критики. Но это быстро прошло, потому что у меня внезапно появились острые потребности: есть и спать, а еще и увидеть ребенка. Поэтому вместо того, чтобы сидеть и критиковать себя, я бежал домой к сыну.

А до того, как вы стали отцом, у вас не было желания спать и есть после спектакля?

— Я не ощущал это так остро. Пьеса вместе с отцовством сильно выматывали меня, заставляя чувствовать себя голодным и уставшим. Вообще я ел очень много, чтобы хоть как-то поддерживать физические силы.

Бенедикт Камбербэтч и Софи Хантер / GLOBAL LOOK Press

После того, как вы официально подтвердили свое участие в «Гамлете», билеты на спектакль разошлись с рекордной за всю историю английского театра скоростью. Что вы почувствовали, когда узнали об этом?

— Это волнующе и страшно одновременно. Не только потому, что на тебя придут посмотреть так много людей, но и потому, что это совершенный новый этап, это выступление перед совершенно новой аудиторией, которую мне пришлось завоевывать сначала. Я очень долго хотел сыграть Гамлета, он был в моем списке великих ролей, в которых я бы хотел себя когда-нибудь попробовать. Мой внутренний голос говорил мне много раз, что надо наконец попытаться, ведь через пару лет я уже не смогу походить на молодого парня. Когда я рассказал моим коллегам и знакомым, что я все-таки решился сыграть в пьесе, они скептически смотрели на меня и говорили: «Ну, удачи тебе». Это очень большая роль для меня.

Поговорим о другой вашей большой роли — роли Алана Тьюринга в фильме «Игра в имитацию». Каково это было играть гения, который взломал секретный код и помог выиграть Вторую мировую войну, и в тоже время чувствительного и замкнутого человека, не имеющего возможности признаться в своей ориентации?

— Приходилось находить между двумя этими натурами баланс, и это как раз самый необычный мой опыт. У фильма был потрясающий сценарий, который помог мне прочувствовать персонажа. Вся история — это секрет. Секрет человека, который не может рассказать о своей ориентации, секреты Второй мировой войны. Тьюринг не социопат, которым многие пытаются его представить. Он намного лучше. У него есть стороны, которые делают его совершенно непохожим на других. Он очарователен.

Бенедикт Камбербэтч в роли Гамлета / Стоп-кадр YouTube

Последние пару лет вы не перестаете сниматься в фильмах. Вам нравится быть трудоголиком?

— На самом деле я очень люблю отдыхать. Я люблю просто сидеть и наблюдать за происходящим, за пейзажем, за людьми вокруг. Но я также очень люблю свою работу. И пока у меня есть возможность, я хочу пробовать себя не только как актер, но и как сценарист или режиссер. Вообще мой график расписан до середины 2016 года.

Учитывая вашу загруженность и загруженность вашего коллеги, Мартина Фримена [Джон Ватсон в сериале о Шерлоке — прим. ред.], как вы считаете, как долго вы еще сможете играть в сериале «Шерлок»?

— Сложно сказать. Я не считаю, что нам нужно делать сериал до последнего, пока его смотрит хоть один человек. Я думаю, что его нужно закончить, когда он будет на пике популярности. Пока у нас есть отличные идеи, которые мы будем воплощать в жизнь. Да и вообще я бы хотел играть Шерлока, даже когда стану очень старым.

Роль Шерлока не кажется вам чем-то вроде спасательного жилета? Тем, к чему вы всегда сможете вернуться и знать, что здесь вас ждет успех?

— Нет, если бы это было так, я бы давно заскучал. Я не могу выдать вам подробности следующей серии, но скажу, что рождественская серия была для меня чем-то удивительным. Она затрагивает так много знакомых мне вещей, на которые мне пришлось посмотреть по-новому. Возвращаться к «Шерлоку» мне нравится, но это далеко не спасательный круг для меня — каждый раз мне приходится придумывать новые пути для изображения персонажа и балансировать на грани.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания