Новости дня

21 октября, воскресенье













20 октября, суббота














19 октября, пятница


















Меньшов: Свадьба с Алентовой была похожа на фильм ужасов

«Только звезды» №36-2015

Владимир Меньшов и Вера Алентова // Russian Look
Владимир Меньшов и Вера Алентова // Russian Look

Владимир Меньшов рассказал Sobesednik.ru историю знакомства с Верой Алентовой и объяснил, почему 15 лет не снимает кино.

17 сентября народному артисту РФ, автору легендарных кинолент «Любовь и голуби», «Москва слезам не верит» исполняется 76 лет. В преддверии этой даты он дал нашему изданию откровенное интервью. Как начиналась их любовь в нищете с Верой Алентовой? Готов ли он сесть в кресло главного героя программы Юлии Меньшовой и оказаться наедине со всеми? Почему олигархи зарубили его последнюю картину и 15 лет он не снимает новых фильмов? Также сам оскароносный режиссер раскрыл тайны съемок фильма «Москва слезам не верит», которому в этом году исполняется 35 лет.

Нам удалось пообщаться с мэтром, который, к слову сказать, крайне редко дает интервью, во время Казанского фестиваля мусульманского кино. Мы застали режиссера в его номере люкс в элитной татарской гостинице, где он, как председатель жюри фестиваля, отсматривал конкурсные фильмы.

– Что это за дата 17 сентября? – недоумевает обладатель «Оскара» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» за картину «Москва слезам не верит». – Чем незаметнее пройдет день рождения, тем лучше. Юбилеи уже отпраздновали и я, и Вера. Вот у меня на руке часы, это мне Алла Борисовна Пугачева подарила на 70-летие. Мы с ней были знакомы на уровне «здрасьте-здрасьте», а в день моего юбилея позвонила, рассказала, что у нее был кризис и она несколько дней пересматривала «Любовь и голуби», этот фильм помог ей преодолеть трудности. Я пригласил Аллу Борисовну на празднование, она сначала отказалась, а потом все-таки пришла и подарила мне эти часы, как позже выяснилось, они очень дорогие.

Владимир Меньшов с дочерью Юлией / архив редакции

Когда-то о таком широком праздновании и о столь дорогих подарках Владимир Меньшов не мог помышлять, даже будучи в полной власти самых смелых мечтаний о светлом будущем. Его творческий путь начался очень непросто. Отец будущего оскароносца был моряком, работал в НКВД, юного Володю ждала судьба военного.

В 1950 году его семья переехала в Астрахань, где Меньшов окончил школу с серебряной медалью. После этого он вопреки желанию отца отправился в Москву, мечтая стать актером. Однако с первого раза поступить на актерский факультет ВГИКа Владимиру Меньшову не удалось. Вернувшись домой, он работал токарем, а спустя год поступил во вспомогательный состав Астраханского драмтеатра. В 1961 году Владимир Меньшов снова отправился покорять Москву. На этот раз удача ему улыбнулась, и он поступил в Школу-студию МХАТ, где встретил свою будущую жену Веру Алентову.

Владимир Меньшов в фильме «Любовь и голуби» / архив редакции

– Я не знал, как к ней подойти, раньше запросто обращаться к незнакомым было не принято, нравы в то время были такие. Не придумал ничего лучше​, чем спросить у нее про другую девочку, которая тоже вместе с нами поступала, – излагает историю знакомства Владимир Валентинович. – Но я и подумать не мог, что для нее это больная тема, оказывается, эта абитуриентка сделала ей подлянку на вступительных экзаменах. Постепенно мы стали с Верой товарищами, и честно вам скажу: ни у меня, ни у нее не было и мысли, что мы будем мужем и женой. Я так и вовсе не смел об этом думать, Вера словно из другого материала: красавица писаная, безумно талантливая студентка, она почему-то решила взять надо мной шефство. Сейчас говорит, мол, еще тогда разглядела талант. На втором курсе меня, Веру и еще нескольких студентов из Школы-студии отправили на целину с концертами.

Вот там в одном из колхозов, подумав, мы сказали, что теперь будем жить вместе. По приезде в Москву мы подали заявление в загс. В 1963 году расписались. По сегодняшним меркам наша свадьба скорее походила на фильм ужасов. В загс приехали на трамвае, там сотрудники открыли для нас бутылку шампанского, хотя мы об этом не просили. У нас даже не нашлось трех рублей, чтобы расплатиться. Благо свидетели наскребли мелочь, и мы расплатились. В общежитии накрыли стол: на газете порезали колбасу, поставили бутылку водки и шампанское, пришли человек 20. В общей сложности на свадьбу мы потратили рублей 30, а средняя зарплата в то время была 100 рублей. После росписи переехали из общежития в съемную квартиру. Жили мы очень бедно, через многое пришлось пройти.

28 июля 1969 года у пары родилась дочь Юля. Девочка решила пойти по стопам звездных родителей. Поступала она в Школу-студию МХАТ под фамилией Большова, дабы никто не мог ее упрекнуть в том, что она попала в престижный актерский вуз по блату. После окончания Юлию Меньшову приняли в труппу МХАТ им. Чехова, где она выступала четыре года и сыграла немало главных ролей.

Алексей Баталов / Kino-teatr.ru

– Юля всегда хотела работать на телевидении, несмотря на то, что была успешной актрисой, ее тянуло в другую профессию, – продолжает Меньшов. – Она ушла из театра в 1994 году по сути в никуда. Через год стала ведущей и продюсером ток-шоу «Я сама», через несколько лет оно закрылось. Потом был перерыв почти 10 лет, и вот Юля вернулась на телевидение и стала еще лучшей ведущей, чем была. Я очень горжусь ее успехами, смотрю программу «Наедине со всеми» на «Первом канале». Мне нравится этот ее проект, дочка прекрасно воспитана, поэтому ни на какие эпатажные вещи, как многие коллеги, не ведется. Она держит высокую планку интервью: находит нужные вопросы, задает верный тон разговора.

– Владимир Валентинович, а вы бы сели в кресло главного героя «Наедине со всеми»? Все-таки не каждый решится обнажить душу на всю страну...

– Мы бы с Верой пришли к ней на программу. Одно время у Юли даже была такая идея, вот только не знаю, почему этот замысел не воплотился в жизнь. Меня абсолютно не смущает формат передачи, уверен, что дочка найдет интересные вопросы и это будет не банальная программа хвальбы родителей.

– Давайте честно: пробиться на федеральный канал очень непросто, тем более «первая кнопка». Помогали дочке устроиться туда?

– Я слишком много вижу вокруг себя подобных судеб, когда родители хлопочут, чтобы их чадо взяли в престижный актерский вуз, а потом в театр или в кино утвердили. К хорошему это никогда не приводит, зрителей не обманешь. Поэтому ни я, ни Вера никогда не помогали в плане работы Юле. Карьера, сделанная с помощью кого бы то ни было – это мертворожденное, надо уметь в жизни самому пробиваться.

Владимир Меньшов и Жерар Депардье / архив редакции

– В этом году юбилей самой знаменитой вашей картины «Москва слезам не верит» (фильм стал лидером проката 1980 года, его посмотрели 90 миллионов человек). Вы сразу утвердили свою жену на главную роль?

– Я играл в честную игру. Изначально предложил эту роль звездным актрисам, которые сразу бы были утверждены. Они отказались, потом были еще претендентки не из первого эшелона, но Вера Валентиновна их переиграла на пробах. То, что главные звезды отказались от роли, – большая удача жены.

– Читал, что вы сами хотели сыграть Гошу.

– Неправда. Эта роль близка мне по нутру, но не по внешним данным. Мы долго не могли подобрать актера на эту роль, пробовались Виталий Соломин, Игорь Охлупин и другие, сейчас всех не вспомню. В общем, мы искали 40-летнего мужика, выяснилось, что многие актеры хоть по возрасту и подходили, но еще не созрели, не доросли. Когда попробовал почти 50-летнего Алексея Баталова, понял: вот он Гоша. Он на съемках часто просил меня показать ту или иную сцену и повторял мой рисунок роли, только в пять раз лучше, чем я. Он добавлял туда свои интеллигентность, обаяние, и получилось блестяще, попал в десятку.

Юлия Меньшова с мужем и детьми / Геннадий Усоев

Сейчас смешно сказать, но из всей богатейшей фильмографии Баталова, где главные роли в таких фильмах, как «Летят журавли», «Дорогой мой человек», остался Гоша. Именно по этой роли его все узнают на улице. А раньше Баталов несколько стеснялся того, что у меня снимается. Картину критиковали на чем свет стоит, элитная публика вообще не восприняла ее. Я, когда снимал свои первые фильмы, был готов к тому, что мне скажут: «Какое же дерьмо ты снял». Но когда моему фильму присудили «Оскара» – правда, меня не отпустили в США, чтобы его получить, – понял, что могу делать хорошее кино.

Вообще, я безумный самоед, постоянно что-то не нравится. На съемках «Москва слезам не верит» Вере Алентовой, как самому моему близкому человеку, доставалось больше всех. Потом пересмотрел картину раз 20, она «отстоялась», так сказать, и понял: ну чего я придирался к людям, хорошо же снято. И так у меня со многими фильмами.

– Последний фильм «Зависть богов» вы сняли 15 лет назад. Почему все это время не снимаете новых картин?

– «Зависть богов», а до этого «Ширли-мырли» – это те картины, которые я успел снять в период отсутствия цензуры – 90-е и начало 2000-х. Конечно, эти фильмы никогда бы не появились в СССР, а тут я сам себе был судья, сам понимал, что можно показывать, а где уже слишком откровенно. Сейчас всё – время отсутствия цензуры кончилось.

Я хотел снять в 2006 году фильм в неожиданном для меня жанре мюзикла. Давно была задумка экранизировать пьесу венгерского драматурга Ференца Мольнара. Я написал сценарий, главные роли по сюжету – мать и дочь – по понятным соображениям должны были играть Вера и Юля. В картине планировал снять Анатолия Лобоцкого, Марию Аронову, Александра Адабашьяна. В общем, компания неплохая собралась. Мы сняли пробный эпизод, рабочее название уже было – «Солонная драма» или «Большой вальс».

Владимир Меньшов с Лией Ахеджаковой в фильме «Любовь-морковь – 3» / kinopoisk.ru

Минкульт выделил деньги на съемки, но это была лишь четвертая часть необходимых средств. Тогда я пошел по так называемым денежным мешкам, было унизительно сидеть в приемной, потом объяснять, что хочешь снять хороший фильм. Казалось бы, за спиной «Оскар», «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби», ан нет, смотрят олигархи снисходительно, а порой и презрительно. У них таких просильщиков, как я, полно, и мы им надоели до чертиков. Так и не смог найти деньги на съемки, меня это очень подкосило. Сейчас есть планы, но говорить о них не буду.

– Вы заговорили о цензуре в кино, об этом сейчас много думают в верхах. Как считаете, нужен такой фильтр в наше время?

– Если хотите сформулировать жестко, то я за цензуру, за редакторский подход, за худсоветы. Но цензура, конечно, нужна не всем, например Эльдару Рязанову или Андрею Звягинцеву не надо говорить, что можно снимать, а что нет, они и так знают. А вот молодые ребята краев не видят, их надо останавливать, они идут на эпатаж, чтобы привлечь внимание к своей работе. Многие из них в жизни бы такого не допустили, а на сцене – пожалуйста, бегают голые и трясут своим хозяйством.

– Владимир Валентинович, 17 сентября вам исполнится 76 лет. Не могу не спросить: как здоровье?

– Сняли этот вопрос! Скажешь хорошо – накаркаешь, плохо – притянешь недуги, поэтому не стоит забивать голову мыслями о болезнях, надо жить и работать.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания