Новости дня

20 ноября, понедельник





19 ноября, воскресенье
































18 ноября, суббота








Сокамерница актрисы Валентины Малявиной спасла ее от избиения


Валентин Мастюков / ТАСС

Знаменитая советская актриса Валентина Малявина, звезда фильма «Король-олень», в свое время отсидела на зоне за убийство мужа. В подмосковной колонии единственным человеком, с кем Малявина говорила по душам, была ее сокамерница Галина Умярова. Мы нашли ее в колонии, где она оказалась снова, связавшись с наркотиками.

– Валька приехала к нам весной или летом, помню, тепло было. У нас в колонии действовала швейная фабрика, где мы все трудились. Вновь прибывшим сначала давали учиться шить на тряпочках. Поднимаюсь я на агрегат, а ее не вижу. Спрашиваю: «Девки, где актриса?», мне кивают, и замечаю, что кто-то заставил выполнять ее самую сложную операцию – шить вторую рамку для пододеяльника. Подхожу, говорю: «Валька, а ну, руки покажи!» – и вижу, что у нее уже сухожилия порезаны (показывает на себе), пальцы не сгибаются и не разгибаются. Рука изначально нерабочая была.

[:same:]

Мне тогда было всего 19 лет – молодая, дерзкая, – рассказывает Галина. – Вступилась я за нее, что раньше на зоне было редкостью. Дело в том, что был порядок: на 21-й день работы надо выдать норму, а она со своей рукой, естественно, этого никогда бы не сделала, и ее начали бы избивать. Тут уж неважно – актриса ты или уборщица. Я пошла в администрацию за нее просить, мол, негоже актрисе на фабрике, лучше бы самодеятельностью занималась. Ее назначили председателем культмассовой секции.

– После этого вы стали подругами?

– Она мне была благодарна за помощь, я ее поддерживала. Больше себе позволить не могла: общалась в другом кругу и надо было поддерживать свой статус в колонии. Если что надо было, Валька всегда делала. Могла чай мне принести, белье постирать и так еще что по мелочи.

[:rsame:]

– То есть она вам подчинялась?

– Ну да, а чё, я молодая! Но с ней по-человечески всегда общалась, не то что там – подай-принеси (щелкает пальцами). Конечно, я не упрашивала, так нельзя было разговаривать. Надо – значит, надо. Два раза не повторяла. Она тоже могла меня попросить. Ну вот, например, на зоне кипятильники запрещены. Мы делали их сами: две шпульки, карандаш, два провода – и готово. Вскоре, конечно, они лопались или во время шмона приходилось выбрасывать. Валя придет ко мне (копирует ее – подбоченивается): «Галя, шпулек нет и проводов тоже». Всё, это уже была моя обязанность. Так и жили.

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания