Новости дня

14 декабря, четверг











13 декабря, среда































12 декабря, вторник



Тамара Семина: Я хочу видеть, как естественно старею!

0

Тамара Семина // Наталья Логинова /Russian Look

К своим 72 годам актриса сбилась со счета, сколько ролей сыграла в кино. Сейчас она не отказывается от работы в сериалах. Но зритель помнит и любит ее по фильмам «Воскресение», «Вечный зов», «Трактир на Пятницкой», «Одиноким предоставляется общежитие»… Пять лет назад у актрисы умер муж, который был лежачим больным 16 лет. Все это время актриса ухаживала за ним и даже из-за этого ушла из кино… "Только звезды" расспросили Тамару Петровну, как она сейчас живет.

Многие актеры старой гвардии жалуются на то, что они никем не востребованы. Все их заботы – сходить в поликлинику да созвониться с друзьями. Режим Тамары Петровны просто сумасшедший – она занята на съемочной площадке каждый день с утра до глубокой ночи, так что наш разговор состоялся в несколько «заходов».

– Тамара Петровна, зачем вы так много работаете? Ведь в вашем возрасте можно было бы уже поберечь себя… Вам не хватает денег?

– Нет, это не только ради денег. Хотя, конечно, приятно, что не приходится жить на одну только пенсию и за съемки в сериалах что-то подкидывают. Но и работать приходится в соответствующих условиях. Хоть мне обычно звонят вначале и говорят вежливо: «Тамара Петровна, украсьте наш сериал!», но работаю я на таких же условиях, как и все. Сейчас «время – деньги», ни под каким предлогом актер не может не выйти на площадку. И работаем в кадре по 8–9 часов абсолютно без отдыха. Некоторые режиссеры, извините, даже в туалет не отпускают. И бедные молодые актеры стесняются попроситься пописать. Тогда я их выручаю, громогласно объявляю: «Играть больше не буду! Пошла в туалет!» Я-то ничего не боюсь… Вообще, я замечаю, что старые актеры более выносливы, чем молодые. Вот когда летом были жара и пожары, а мы снимались в пригороде, в дыму, да на нас был еще направлен свет софитов… Некоторые молодые актрисы даже плакали, в обморок падали. А я ничего. Раз надо – значит, будем работать.

– Ради чего такие жертвы?

– В первую очередь чтобы не оставаться одной. Когда сидишь дома, то есть время заниматься своими болезнями, думать о проблемах, обижаться на людей, печалиться… Поэтому старики вечно и ноют: «Ах, нас не снимают! Нас забыли!» Чтобы этого со мной не случилось, я принимаю предложения сниматься в современном кино. И вообще, не хочу оставаться одна в пустой квартире… Хотя, не скрою, часто приходится отбиваться и от плохих сценариев, у меня ими забит весь коридор квартиры. Почитаешь сюжет: сплошные убийцы, наркоманы, и тебе предлагают роль то воровки, то бандерши. На такие предложения я твердо говорю: «Нет!» Не хочется портить мнение зрителей о себе. Ведь за плечами такие фильмы, такие партнеры – Николай Крючков, Василий Шукшин, Евгений Матвеев, Алексей Баталов, Леонид Куравлев, Евгений Евстигнеев, Армен Джигарханян! С Джигарханяном и Баталовым до сих пор связывают теплые отношения.

– Тамара Петровна, как вы относитесь к своему возрасту? И например, к пластическим операциям…

– Омолодиться? Да, мне тут предлагали сотрудники одной программы участвовать в специальном проекте. Они мне, мол, делают пластическую операцию бесплатно и всем это показывают. Но зачем мне эти операции? Чтобы потом, как Вера Алентова, ходить с щучьми губами и перекошенными глазами?! На кого она теперь похожа? Нет, не нужно мне такого счастья! Я хочу смотреть, как я старею, старею естественно… Вообще, стареть – это нормально, вы не знали? Когда тебе семьдесят два года, глупо заявлять: «Мне двадцать семь!» Это всякие молодящиеся старушки, эксгумацией которых занимается Галкин, нуждаются в таких делах. Вообще, то, что творится на эстраде, не для меня. Смотришь на молодых певиц и поражаешься: не знают, куда пристроить свою попу. Я не хочу к такому иметь отношения! Но иногда «благодаря» нашему наглому телевидению приходится. Вот недавно совершенно неосознанно снялась в сюжете для НТВ. Пошутила насчет своей песцовой шубы. Сказала: «Кто купит такой песец, тому придет п…ц!» А это дали в эфир, да еще под таким соусом, все перекрутили. В общем, зачем мне такое нужно?

– Вам наверняка тяжело вспоминать об истории с мужем… (супругом актрисы был актер Владимир Прокофьев. – Прим. автора).

– Конечно, тяжело! И я не хочу, чтобы кто-то вмешивался в мои личные дела, не могу запросто делиться этой болью… Мы ведь с мужем прожили вместе почти пятьдесят лет. Мы учились вместе, и на первом курсе я его просто ненавидела. А потом, когда поехали на целину, обратила на него внимание. Увидела, как он гуляет по степи, и вдруг поняла, что он очень хорош собой… Всю жизнь мы с мужем были друзьями. Между нами были отношения доверия. Никогда не было бытовых скандалов – кому в магазин сходить, кому уборку делать…

– Наверное, если б не несчастье, вы бы до сих пор вместе жили.

– Наверное… Не люблю, когда пишут про моего мужа: «Парализован!» Но вообще, это так и было. Он лежал, и за ним требовался уход долгое время, шестнадцать лет… Я от многих ролей была вынуждена отказаться: не могла надолго отлучаться из дома. Он никого не признавал, никого не хотел видеть, даже друзей… Но все равно его смерть была огромной потерей для меня. Я потом еще пять лет никуда не выходила… Поэтому сейчас, наверное, наверстываю упущенное. Мне приятно, что звонят люди, приглашают меня сниматься. Приятно, что обо мне заботятся. Вот девочка-ассистент предлагала привезти мне домой продуктов, а я ей соврала, что продукты купит соседка. На самом деле никакой соседки нет, в холодильнике у меня два яйца. И дома почти не бываю, вечером прихожу только с одной мыслью: «Скорей бы спать!», даже умыться нет сил. Утром встаю и умываюсь, а машина, чтобы везти меня на съемки, уже у входа.

– Но ведь на людях горе переносится легче…

– Конечно! Именно поэтому я и тяну такую лямку. Очень дорожу своей дружбой с молодыми коллегами. Среди молодых я чувствую себя хорошо, ощущаю себя с ними своей! Они ко мне обращаются за советом, но не как к какой-нибудь матроне, а как к подружке. Мне такой подход нравится. Только ради этого стоит работать в современном кино.

– Тамара Петровна, а какие у вас роли в старом кино любимые?

– Конечно, роль Катюши Масловой в фильме «Воскресение», которая сделала меня известной. И роль Анфисы в фильме «Вечный зов», она еще более важна для меня, потому что сделала меня любимой зрителем. После выхода картины мне мешками приходили письма… И несмотря на нехватку времени, я старалась прочитать каждое письмо и на многие из них отвечала. Вообще, съемки «Вечного зова» вспоминаю с ностальгией. Режиссеры Валерий Усков и Владимир Краснопольский называли меня Жемчужинкой. И с тех пор это прозвище среди режиссеров так за мною и закрепилось. Еще одна мною очень любимая роль – воспитательницы в фильме «Одиноким предоставляется общежитие». Мне всегда очень хотелось сыграть комедийную роль, но, к сожалению, не предлагали. До сих пор не оставляет мечта сыграть озорную женщину-хулиганку. Недавно мне такую роль предложили в шестидесятисерийном, простите, сериале. Но я просто физически, по графику не смогла принять это предложение…

– Уверена, у вас была куча поклонников…

– Конечно, было много ко мне внимания, много подарков. Если бы я вела себя соответствующим образом, как сейчас говорят, «имела спонсора», была бы сегодня состоятельной дамой. Но такое не по мне, не могу жить за счет других. Поэтому все ухаживания заканчивались ничем, в том числе и со стороны актеров, партнеров по съемкам. Не понимаю, как можно после измены спокойно смотреть в глаза мужу, жене актера? Я бы так не смогла… И я старалась все ухаживания перевести в русло дружбы.

После Масловой предлагали играть падших женщин

На роль Катюши в фильме «Воскресение» претендовали многие известные актрисы. Но молоденькая актриса Семина покорила режиссера Михаила Швейцера своей неординарностью и раскрепощенностью. Ради съемок она, к примеру, за несколько дней научилась курить, мужественно глотая дым сигарет марки «Дукат».

– После выхода фильма мне стали предлагать исключительно роли падших женщин! – вспоминает актриса. – Я, как молодая актриса, испугалась, что на мне поставили «штамп», и поехала к режиссеру со словами: «Вы меня породили, вы уж меня и убейте! Дайте какую-нибудь другую роль!» Он тогда снимал фильм «Порожний рейс» и предложил мне в нем роль комсомолки. Однако в первый же съемочный день я схлопотала: «Ты же комсомолка леспромхоза! Как ты смотришь на мужчин?» Пришлось перестраиваться… Но роль зрителю не запомнилась. А вот сыграла я в «Вечном зове» Анфису, шалаву, и люди ее полюбили, потому что она живая.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания